Проводник 4: последний побег

Мы сидели в баре, в котором не было дверей, подходящих для «путешествий». Я, Вария, Дорсум и Алия. Нам нужно было где-то спрятаться, пока Ремуэль искал ответ отечественной неприятности.

— Как думаешь, — задала вопрос Вария у меня, — Рем отыщет кого-то с чёрной стороны?

— Отыщет. – ответил я. – Совершенно верно отыщет.

«Но согласится ли данный кто-то нам оказать помощь?» — пронеслось у меня в голове. Мне внезапно стало страшно. И я опасался не встречи с Мортем либо Самаэлем. Нет. Больше всего я опасался, что утрачу Варию. Что не встречусь с ней. Не смогу взглянуть в ее красивые глаза, не смогу сообщить, как очень сильно обожаю ее, не смогу поцеловать.

— Негромко. – практически шепотом, сообщила Алия. – Скрываемся.

Мы быстро поднялись из-за стола и вышли в второе помещение. Никто кроме того опоздал осознать, что случилось. Никто, не считая Алии.

— Что случилось? – задал вопрос я.

— Мортем… — шепотом ответила Алия и указала на вход в бар.

Я посмотрел за угол. Мортем стояла среди бара и оглядывалась по сторонам.

Как она нас отыскала? – Задала вопрос Вария. – Тут нет ни одной подходящей двери.

В этом баре вправду не было ни одной двери, через которую возможно было «путешествовать». Это была, собственного рода, «мертвая территория». Как у камеры в магазине. Неизменно имеется место, где камера тебя не видит. Кроме этого и «Пруд судеб» не видел данный, забытый всем миром, бар.

Мы находились и негромко следили за Мортем. Она кого-то увидела, подошла и села за столик. Она искала тут не нас, а этого парня. Парня, в долгом тёмном плаще, с утомившимся блестящей лысиной и лицом. Он ни чем не отличался от вторых визитёров этого бара. Очередной человек, желающий сбежать от всей земли. Но кто он, в действительности? И из-за чего Мортем пришла ко мне, дабы отыскать его?

Они говорили около 15 мин.. По окончании, Мортем поднялась и направилась к выходу. Она постоянно выглядела уверенной, но на данный момент я смог разглядеть в ее взоре какое-то смятение. Разочарование. Запомните, как бы с уверенностью вы ни смотрелись, вас постоянно выдаст взор. Похоже, тут решалось что-то серьёзное. Серьёзное для Мортем, но не для этого парня. Он сидел, как будто бы ничего не случилось. Как будто бы, это не он на данный момент общался с самой смертью.

— Подождите тут. – сообщил я своим спутникам.

— Ты куда? – задала вопрос Вария.

— Поболтаю с ним. Может, что-нибудь определю.

Я подошел к стойке, забрал две бутылки пива и сел к нему за столик.

— Пиво – это прекрасно. – сообщил он, смотря, как будто бы через меня.

— Угощайся. – сообщил я, протянув ему бутылку.

— И что же тебе нужно?

— А с чего ты забрал, что мне что-то нужно?

— Вначале, приходит Мортем и требует оказать помощь отыскать Проводника, а по окончании приходишь ты. Додуматься нетрудно. – Он забрал бутылку и открыл ее.

— Мне необходимы ответы.

— Задавай вопросы. – сообщив это, он залпом выпил бутылку пива и продолжил, — смогу – отвечу.

— Кто ты?

— Искатель.

— Кто?

— В случае если кто-то что-то, ну либо кого-то, ищет,- он указал на меня, — то обращается ко мне за помощью.

— Значит, Мортем просила отыскать меня?

— Совершенно верно. – Он открыл вторую бутылку. – Но я отказался.

— Из-за чего?

— Не вижу смысла искать того, кто стоит за углом. Это не весьма интересно.

— А из-за чего ты не сообщил этого Мортем?

Для чего? Если бы я сообщил, ты бы не угостил меня выпивкой. – он засмеялся. – Кстати, выпивка кончилась. Забери еще.

— У тебя бутылка в руках.

— Это до тех пор пока что. – он залпом выпил и вторую бутылку. – А сейчас ее нет. Волшебство…

Я сходил к стойке, забрал еще две бутылки и возвратился.

— Слушай, раз ты Искатель, значит, сможешь мне оказать помощь.

— Чем? – задал вопрос он, открывая бутылку.

— Мне необходимо отыскать чёрного, что согласится созвать совет Арелимов.

Искатель залпом выпил очередную бутылку и схватил следующую.

— Нет.

— Из-за чего?

— Не вижу смысла искать того, кто и без того тут… Не весьма интересно.

— И кто же это?

— А ты не догадливый… Я с чёрной стороны.

— И ты поможешь?

— Почему бы и нет? Неизменно готов насолить Мортем.

— Превосходно! – весело вскрикнул я. – Значит, нужно отыскать Ремуэля и возможно отправляться к совету.

Я позвал остальных и поведал им о отечественном беседе. Алия и Дорсум отправились на поиски Ремуэля, а мы направились в Конфинуум. Лишь сейчас с нами был чёрный. Прибыв в «ночлежку на грани» мы сели за столик и забрали выпивку.

— Поведай о совете Арелимов. – Сообщила Вария.

— Что тебе поведать? – задал вопрос Искатель.

— Из-за чего все вопросы решает совет?

— Это совет старших ярких и чёрных. В случае если появляется спорная обстановка, они решают, в чью пользу она обязана сложиться.

— А кто входит в совет? – задал вопрос я.

— Всех и не упомнить…

— Их так много?

— Представь себе римский сенат. Вот, они чем-то похожи. Лишь Арелимы тише. Они по большому счету развёрнуты на тех временах, по-моему.

— На каких временах? – опять задала вопрос Вария.

— На временах Римской империи.

— А из-за чего они тише? – возвратился я к расспросу.

— Они молчат. Неизменно. Лишь кое-какие из них говорят. Они кроме того голосуют без звучно.

— Голосуют?

— В вашем случае, они или одобрят «альянс», и тогда Мортем будет бессильна, или нет.

— А что будет, если они «не одобрят»?

— Решение суда…

— Какой?

— Понятия не имею. Я же не вхожу в совет.

В Конфинуум вошел Ремуэль, за ним шли наши друзья, «путешественники».

— А вы время напрасно не теряли. – Сообщил Рем радуясь.

— Это случайно вышло. – Ответил я.

Не имеет значения. Давайте стремительнее с этим разберемся.

— Подождите. – Сообщил Искатель, в то время, когда мы с Варией уже поднялись из-за стола. Забрал бутылку и снова выпил залпом до дна. – Вот. Сейчас возможно идти.

Мы дружно поднялись на второй этаж и вошли в помещение.

— Ты не забываешь, что делать нужно? – задал вопрос Рем у Искателя.

— не забываю. Давай лишь стремительнее, в противном случае уже выпить хочется.

Они поднялись среди помещения и начали в один голос что-то бормотать. Я никак не имел возможности разобрать, что они говорят. По лицам всех остальных я осознал, что никто не осознаёт этих слов. Между Ремуэлем и Искателем стал появляться броский клубок света. Из «ниоткуда». Он оказался, как будто бы из воздуха, пока не заполнил помещение, ослепив всех находившихся.

Свет начал угасать. Глаза опять «трудились». Мы находились среди Колизея. Среди Римского Колизея. Может это был и не Римский Колизей, но сходство превосходило каждые ожидания. Вот что имел ввиду Искатель, в то время, когда сказал о «повернутости» старейшин на временах Римской Империи. Вместо зрителей везде сидели люди в тёмных и белых тогах. На месте, где в римское время сидел Цезарь, размешались трое, по всей видимости основных, старейшины. Справа – в белой тоге, слева – в тёмной. А между ними, по центру, сидел собственного рода Цезарь в серой тоге, с лавровым венком на голове. В центре Колизея стояла сцена, на которой нам предстояла «отчитываться». «Цезарь» поднялся и громким голосом, что разлетелся по всему Колизею, сообщил: «Цель вызова совета?».

— Михаил, — сообщил Рем, поднимаясь на сцену, — мы желаем одобрения альянса Итера и Варии.

— Подробней!

— Он – Проводник! – раздался крик из другого финиша Колизея. – Проводник, что спас душу, которой предстояло уйти! А она – та самая душа!

Это была Мортем. Она с уверенностью шла по Колизею. За ней шел Сэмуэль. Мортем поднялась на сцену и поднялась рядом с Ремуэлем.

— Я требую наказания! Для обоих!

— Каковы оправдания нарушения закона, Проводник? – задал вопрос Михаил, поворачиваясь ко мне.

— Любовь! – сообщил Рем, не разрешив мне открыть рот.

— Любовь, предполагает жертвенность! – грозно сообщил Михаил. – Совет решил!

— Я же сказал, что они немногословные…- шепотом сообщил Искатель.

Все «участники процесса» замерли в ожидании ответа. Рем и Мортем на сцене, а все остальные – среди «цирковой арены». Казалось, что на данный момент старейшины вынудят нас драться, как гладиаторов. Меня начал поглощать ужас. Ужас от того, что, быть может, я больше не смогу посмотреть в глаза Варии, не смогу обнять ее, не смогу поцеловать. Я постарался отогнать ужас, но у меня ничего не вышло. Это самое мерзкое чувство – ужас. Он съедает тебя изнутри. Ты становишься беззащитным. Вместо того дабы бороться, ты опускаешь руки. Вместо того дабы противостоять собственному страху, ты поддаешься ему. Он поглощает тебя полностью. И больше нет тебя. Имеется лишь твой ужас.

Я почувствовал, как Вария забрала меня за руку и тихо сказала «Я обожаю тебя».

— Душа будет свободна при одном условии…- сообщил Михаил, делая через чур театральную паузу.

Какое условие? – выкрикнул я.

Но Михаил этого не увидел. Либо сделал вид, что не увидел.

— Проводник будет приговорен!

Если судить по лицам Рема и Мортем, я осознал, что данный вариант не устраивал никого. Мортем желала взять себе душу Варии, а Рем желал, спасти нас обоих.

— Я согласен! – Опять прокричал я, не ждя реакции. – Каков решение суда?

«Цезарь» посмотрел назад. Окинул взором целый «сенат», и сказал:

— Вечное падение!

Передо мной, как будто бы по волшебству, показалась огромная яма. Дня у нее не было, если судить по всему. Я посмотрел назад. Алия уткнулась в плече Дорсуму и плакала, Искатель, чуть ли не засыпал стоя, Ремуэль опустил голову а также не поднял на меня взор. И лишь Вария наблюдала на меня. В ее взоре читался немой вопрос «А как же я? А как же любовь? А как же вечное счастье?». А его нет. Ничего больше нет. «Я тебя обожаю» — сказал я, не издав тишина, но увидев, что она осознала по перемещению моих губ. Я закрыл глаза и сделал ход в пропасть…

В то время, когда я открыл глаза, около меня была помещение. Я не имел возможности высвободить руки. Вся помещение была целой кроватью. Представь, что вся помещение – одна громадная кровать. Кроме того стенки. Кроме того пол. Всё около – кровать. И ты среди. Всё около…кровать.

MSIE Chan! Season One


Также читать:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: