Психоэнергетическая дисциплина нагуализма.

ПРОИСХОЖДЕНИЕ ЛИЧНОЙ СИЛЫ

Раздел 1.

НАГУАЛИЗМ, Энергия и СНОВИДЕНИЕ БЫТИЯ

Учитывая природу людской действительности, толкования снов имеется тавтология…

И. Бродский, «Fondamenta degli incurabili»

Что такое нагуализм?

Нагуализм – это нерелигиозное направление самопознания. Задача нагуализма пребывает в постижении механизма Изменения людской природы и осуществлении Изменения энергетического тела сомостоятельно практика.

Это направление не только антидогматично по природе, но и опирается на здоровый скептицизм. Фундамент нагуализма – эмпиризм, исходя из этого он максимально удален от всяческой метафизики. Его трансформационный импульс, направленный на достижение принципиально интенсивности качества и нового осознания психологического аппарата, не испытывает недостаток ни в теизме, ни в деизме.

Сущность нагуалистского учения – вечное Познание нескончаемого Бытия. Нагуализм не есть формой нигилизма либо релятивизма (что время от времени приписывают некоторым направлениям буддизма), но наряду с этим чужд всякому теистическому, а равняется миропониманию и деистическому культу.

В случае если сказать о параллелях с европейской философией, то в собственной теории познания нагуализм напоминает изначальное кантианство. Отделив Непостижимое Бытие, Действительность вне человека, от явленного мира феноменов (нагуаль от тоналя), данный тип философствования, являясь мировоззренческой опорой всей совокупности применяемых психотехник и методов, устранил из поля собственного рассмотрения метафизические модели как таковые.

Нагуализм, в первую очередь, прагматичен. Он не обращается к вере и равнодушен к идее Всевышнего. Сосредоточение на метафизических и трансцендентальных концепциях есть препятствием на пути к осуществлению цели, которую ставит перед собой дисциплина нагуализма. Не отрицая и не утверждая бытие божественного начала, нагуалистский способ пытается только к большой эффективности.

В прошлых работах я много раз пояснял обстоятельства нерелигиозности нагуализма. Данный путь самопознания требует от нас большой объективности и необусловленности. Лишь так мы можем изучать новые состояния сознания и оценивать новый опыт с минимальными искажениями. Вера же, как психотерапевтическое явление, постоянно формирует сильные установки, каковые обусловливают и ограничивают восприятие, соответственно, и энергообмен отечественного тела с внешним полем. Помимо этого, мысль Священного (Божественного) вынуждает практика табуировать отдельные области познаваемого мира и блокирует кое-какие методы познавательной деятельности, что для проекта нагуалистской Трансформации человека совсем неприемлемо.

В подобном отношении к религии нет никакой идеологии. Это психотехническое и познавательное условие.

Помимо этого, нагуалистское учение сосредоточено на изучении осознания и человеческого восприятия, на независимом постижении механизма и условий Изменения, а это значит, что данное постижение и исследование не требует помощи «высших» либо «потусторонних» сил.

В ряде качеств нагуалистские испытания пересекаются с биофизикой и экспериментальной психофизиологией, причем позитивистская методика, лежащая в базе этих дисциплин, по указанным выше обстоятельствам ни в коей мере не мешает пользоваться их достижениями.

Дабы понять своеобразную установку нагуализма, возможно сравнить ее, скажем, с христианской антропологией.

В чем содержится ее главный пафос?

Христианская антропология – это, первым делом, «христоцентризм» и, возможно сообщить, реставрация, возвращение Человека к состоянию до первородного греха. Другими словами, человек снова делается таким, каким его задумал Творец.

Христианский путь Изменения – путь от «первого Адама» к «Адаму новому». Логично высказать предположение, что без духовного участия Господа – Богочеловека Христа, все усилия в этом направлении будут тщетны. Так, проект будущего превращения не в собственности человеку. Это – Промысел Всевышнего. Его же Промыслом выяснен непостижимый для человека процесс Изменения. Метафизическая мысль лежит в начале пути и определяет его финиш («аз есмь альфа и омега»).

Нагуализм же – это выход за все и всяческие рамки.Это «стояние перед лицом Непостижимого» без посредников в виде Церкви, святых, Бога и ангелов (всевышних). Сущность нагуализма – это самотрансформация человека, самоизменение по самостоятельно открытым законам. Человек, привыкший опираться на религиозную веру, вероятнее, сообщит, что это рискованное и вызывающее большие сомнения предприятие. Тут нет никаких обеспечений и нет никакой страховки.

Но намерение, питающее такие учения, как нагуализм, существовало В первую очередь истории отечественного вида, потому что всегда были люди, стремящиеся отыскать Свободу без помощи «высших сил».

Само собой разумеется, религиозный нерелигиозный путь и путь спасения изменения в корне хороши друг от друга. Формально в них возможно отыскать большое количество схожего, но это – частности, отдельные рецепты, методы и приёмы, не более. Сама Цель учения – Изменение – в нерелигиозном нагуализме получает полностью иное уровень качества, другой суть.

Так, религия практически в любое время устанавливает совершенный пример. В авраамитских культах человек создан по подобию и образу Всевышнего, а Сам Всевышний, хоть и непостижим, но парадоксально наделен бесчисленным множеством линия и качеств (Всеблагой, Всемогущий, Вездесущий, Всепрощающий, Честный Судия, и т.п.). И, в случае если уж человек религиозный занимается преображением себя, то в сторону уподобления приготовленному идеалу. Помимо этого, практически во всех религиях человек преображается посредством и по Воле Всевышнего (Всевышнего-Творца, Святого Духа либо иного Высшего Начала).

А что такое нерелигиозная изменение?

Это превращение homo sapiens в более идеальный и вольный во всех отношениях вид. Наряду с этим сам Человек (в меру собственных скромных, но настоящих сил) определяет темперамент, способ и качество Изменения. Он не обращается за помощью к «запредельным сущностям», о которых он в действительности ничего не знает.

Из таковой установки к работе над Изменением себя полностью конечно направляться безразличие к разнообразной мифологии (включая мифологию религиозную) и в целом – к метафизике. Все вышеперечисленное преобразовывается в нескончаемый поток «сказок о Силе», в условный «метод сказать», предназначенный чтобы показывать невербальный и непостижимый опыт в «остраненной» форме – в виде аллегории либо намека.

Так, потоки энергии окружающей нас Бесконечности, видясь с энергией восприятия и внимания субъекта, становятся разнообразными «изображениями Силы», представленными в отечественной психике как «неорганические существа». Это более чем необычное проявление. Оно напоминает «энергетический отблеск» людской формы, сотворенной тоналем в бесформенном поле отечественной изначальной целостности. Явившись в один раз и став предметом переживаемого опыта, неорганические существа непрерывно провоцируют нас на антропоморфное восприятие. О них говорят, как о существах, имеющих определенную наружность, намерение и поведение, не смотря на то, что ничего аналогичного в Действительности не существует. Это только сотрудничество полей и сил. Они не божественны и не инфернальны. Они не являются носителями полных истин. В случае если человеку думается, что эти существа дают ему знание, то к знанию для того чтобы рода надлежит относиться с опаской. В случае если опыт подтверждает его истинность, то направляться не забывать, что «обретение знания» в сновидении возможно интерпретацией тоналя – уникальной трансляцией собственного прозрения сновидящего. Но как правило неорганические существа собственными «поучениями» только вводят нас в заблуждение. Потому их и не именуют «преподавателями». В случае если от этих существ имеется польза, их именуют легко «союзниками».

Из-за чего союзниками? Лишь вследствие того что неорганические существа возможно могут служить дополнительными источниками энергии для практика. И тут нет ничего особого, в случае если поразмыслить. Вся история человека складывается из поиска новых источников энергии. Пламя, пар, электричество, энергия термоядерного синтеза и атомного ядра – все это источники энергии, когда-то недоступные. С их помощью человек изменяет окружающий мир и сооружает цивилизацию. Энергия союзников отличается только тем, что предназначена не для трансформации окружающего мира, а для трансформации самого человека.

Практик, применяющий психоэнергетическую дисциплину нагуализма, способен освоить другие, менее «экзотические» источники энергии. К примеру, возможно обучиться изменять режим энергообмена тела с внешней средой. Именно поэтому навыку практик приобретает доступ к новым источникам энергии, каковые он может принимать самыми различными методами – как безличные потоки светимости, как сгустки соматических ощущений, как «сущности». Так как никто в действительности не знает, что прячется за формой «сущности» – имеется ли в ней сознание, либо мы имеем дело с бессознательной эманацией Силы?

Кастанеда писал, что техники Изменения были даны человеку «союзниками». Само собой разумеется, в этом необычном мире вероятно все. Но разработка нагуализма основывается на изюминках как раз людской природы – лишь человек знает, что такое внутренние размышления, и лишь человек знает, что данный диалог нужно остановить. Лишь человеку как мы знаем, что такое ужас смерти, чувство собственной важности, жалость к себе и т.д. Это – факты людской психологии, людской реагирования. Это наши способы и наши проблемы разрешения неприятностей.

Отчего же по большому счету появилась «сказка» о неорганических существах и союзниках?

Возможно, все дело в людской креативности.

Всегда, в то время, когда человек приобретает в собственный распоряжение новый источник энергии, происходит замечательный всплеск характерного творчества. В то время, когда человек обучился добывать пламя, он придумал жарить мясо, позднее – варить еду в глиняной посуде, после этого изобрел особые конструкции для очага, начал строить печи, и т.д. В случае если взглянуть на данный процесс с позиций шамана, изнутри «шаманского описания мира», в полной мере возможно сообщить так: «Пламя научил человека готовить еду и строить печи».

Многое в шаманском мифе есть отражением трансформаций в соотношении Сил, энергий, полей: «отряд Нагуаля», «дар Орла», «намерение духа». В случае если покинуть в психологии особенности древних и стороне мышления, нуждавшихся в объяснении необъяснимого, то в конечном счете обращение постоянно идёт лишь о некоем потоке энергии.

Это – «ветер нагуаля». Воистину наилучшая метафора!

Имеется громадный энергетический «ветер», что простые люди не ощущают или ощущают очень редко и слабо. В то время, когда практикующий изменяет структуру собственного энергетического тела, он как бы «поднимает паруса». Дабы двигаться стремительнее и, основное, в верном направлении, он обязан поймать в собственные паруса ветер, что он именует намерением духа.

Это совсем не тот «Дух», о котором говорят в религии, и не то намерение, которое мы имеем в виду, планируя что-то сделать. Это – ветер, либо, в противном случае говоря, невидимый ток вселенной, еще один источник энергии, в котором нет ничего человеческого. Знание, благодать и мудрость мы извлекаем из него посредством собственного осознания.

Дабы практиковать нагуализм, не нужна вера в Орла, его эманации, энергетический кокон и точку сборки. Это лишь слова из некой модели описания. Слова, от которых нужно оттолкнуться, дабы достигнуть невыразимого. Результаты практики обосновывают эффективность либо неэффективность модели.

Прагматический подход нагуализма очень близок к экспериментальному способу в естествознании. И тут и в том месте мы пользуемся гипотезами и моделями, в каковые нет необходимости верить. Их необходимо контролировать, вечно ставить опыты и пристально следить за приобретаемыми результатами.

Каждая модель, любое описание остается умственной спекуляцией. Мы не можем делать выводы об истинности либо ложности модели. Но мы можем делать выводы о ее эффективности, о том, оказывает помощь она либо мешает приблизиться к поставленной цели. Практический опыт – единственное, что имеет значение. До тех пор пока мы не располагаем достаточным числом убедительных экспериментальных подтверждений, модель остается только возможностью, вариантом.

Вот из-за чего не имеет никакого значения, верите вы либо нет в точку сборки.

Нагуалист принимает описательную модель как версию, исходя из кастанедовского принципа «верить, не веря». Он обращается к опыту, к практическому самоисследованию, чтобы выяснить, трудится ли модель, дает ли она нужные на Пути трансформационные результаты.

Так поступаю и я, по окончании чего обрисовываю в собственных книгах результаты изучения. Это – моя мои результаты и практика. Я ни в коей мере не претендую на универсальность предлагаемых способов и истинность собственных интерпретаций. Но, я считаю своим долгом по отношению к людской духу посвятить жизнь данному проекту и познать все, на что у меня хватит сил, следуя собственной практике.

Я именую данный Путь Изменения как раз нагуализмом, а не «учением дона Хуана». Дело в том, что нереально самостоятельно обучиться конкретной традиции, на которую в собственных книгах ссылается Кастанеда. Нужно искать личный путь решения проблем в работе над Изменением.

Нагуализм – понятие выделено абстрактное. Что оно включает в себя?

То, что мы можем осознать и сделать самостоятельно, без помощи дона Хуана либо любого иного представителя шаманской культуры Месоамерики. Независимых изучений в этом направлении должно быть большое количество – тогда их возможно сравнивать и уточнять картину, совершенствовать парадигму. В конечном счете мы должны собрать арсенал разработок, концепций, талантливых порождать новые техники, способы и методику. Обладая столь широким полем, практик может отыскать в нем личный Путь. Время от времени персональный Путь порождает линию, и может, в конечном счете, кроме того стать Традицией.

Потому, что нагуализм пропитан позитивистским настроением, в большинстве случаев свойственным научному изучению, неминуемо поднимается вопрос: возможно ли сказать о нагуализме как о научном знании, и в случае если возможно, то в какой мере?

«Научное знание» опирается на соглашение и язык. Кроме того вещи, казалось бы, очевидные («повторяемость результатов опыта») зависят от исполнения условий научного опыта. А условия научного опыта – это итог принятия определенной модели. Так, в науке сперва создают модель, после этого ставят опыт в соответствии с моделью, приобретают итог и интерпретируют его посредством все той же модели.

Наука требует создать непротиворечивую модель, где итог опыта будет совпадать с прогнозом модели. Мы должны отдавать себе отчет в том событии, что научное знание, строго говоря, не есть знанием о Действительности. Наука не познает Действительность, она ее моделирует.

Модели же трудятся лишь в первом внимании, где интерпретации базисных восприятий у людей всецело согласованы. В пределах базисного соглашения первого внимания и вероятно научное знание. Так, нагуализм возможно научным только в той области, где мы игнорируем несогласованные области опыта – второе и сновидение внимание.

Одним из фундаментальных положений нагуализма есть мысль, что восприятие (перцепция) – это отражение энергообменных процессов между субъектом (воспринимателем) и окружающей средой. Конечно, появляются вопросы – каждый ли энергетический процесс, состоящий во сотрудничестве внешнего поля и субъекта, психика показывает осознающему «Я» в виде восприятия? Возможно ли вычислять определенным типом восприятия подпороговые (бессознательные) или периферийные (т.е. находящиеся на границе поля внимания) энергетические процессы?

концепции усиления и Главный смысл сознания пребывает в следующем.

Восприятие – это следствие энергетических сотрудничеств. Это то, что достигает отечественного осознания. Существует масса энергетических сотрудничеств, каковые не достигают сознания по самым различным обстоятельствам. Такие сотрудничества не вызывают восприятий. Но это не означает, что их нет. Мы просто не знаем об их существовании.

До тех пор пока энергетические действия не осознаются, их нереально осуществлять контроль. Это событие совершает Изменение неосуществимой.

Существует множество энергетических процессов, пребывающих вне поля отечественного осознания (внимания, восприятия). Эти энергии реализовывают собственную автоматическую работу: они реализуют генетическую программу, заставляют нас сохранять людскую форму, испытывать шаблонные чувства, стареть и умирать.

В энергетическом сновидении (осознанном и управляемом сновидении, которому обучает нагуализм) мы обучаемся осознавать огромные поля энергий и, так, неспешно ставим их под контроль. Наяву мы создаем нужный фундамент для данной работы. Потому Кастанеда и назвал практику нагуализма усилением осознания (awareness enhancement).

Без практики сновидения добиться нужной интенсивности осознания практически нереально. Мы можем расширять диапазон осознавания наяву за счет психотехник, медитаций, сталкинга, перепросмотра, безупречности и т.д., но для Изменения всего Энергетического Тела (человека как целостности) этого не хватает.

В нас – целый океан недоступного восприятию, неосознаваемого, того, что всегда остается вне отечественного произвольного внимания. Данный неосознаваемый энергетический океан подчинен основной цели человеческого тоналя: отечественная психоэнергетика и органическая форма должны оставаться неизменными. Так Природа сохраняет вид homo sapiens в этом состоянии, в виде ограниченных существ и смертных.

Путь нагуализма пребывает в том, дабы осознавать все больше – другими словами, бросче ощущать и шире восприниматьс помощью единственного отечественного инструмента – внимания. Терпеливо и шепетильно применяя практику сновидения, мы в итоге находим метод преодолеть преграду, созданную тоналем.

В том месте нет границ. Все эти подпороговые, периферийные, скрытые в тени энергетические процессы так или иначе раскрываются осознанию – сперва в виде чуть уловимых и аморфных контуров, после этого в виде архетипических фигур, каковые обогащаются эмпирическим содержанием и, в конечном счете, становятся полноценными образами. В то время, когда точка сборки смещается в новую позицию, эти образы обретают стабильность.

Наконец, осознание выходит на как следует другой уровень, и энергия предстает в виде самых емких форм – фигур светимости, коконов, линий, точек, спиралей. Это – видение, синтез восприятий, структурированный так, дабы осознание имело возможность с ним управляться.

Конечная цель психотехнологии нагуализма – осознание всех энергетических полей, каковые дешёвы человеку. В случае если практик получает таковой интенсивности осознания, он совсем оставляет людскую форму и преобразовывается в целостное существо третьего внимания.

В то время, когда мы говорим об восприятии и осознании, направляться четко осознавать настоящее отношение этих процессов друг к другу. Термин «восприятие» возможно выяснить следующим образом.

Коробин Йога Патанджали и Йога Брахманизма


Также читать:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: