Психологический дебрифинг

Дебрифинг – способ работы с групповой психологической травмой (Бадхен, 2001; Ромек и др., 2004). Это форма кризисной интервенции, очень организованная и четко структурированная работа в группах с людьми, совместно пережившими трагедию либо ужасное событие.

Дебрифинг относится к мерам экстренной помощи психолога. Он проводится как возможно раньше по окончании события, время от времени через пара часов либо дней по окончании трагедии. Считается, что оптимальное время с целью проведения дебри-финга – не раньше чем через 48 часов по окончании события. Сейчас завершится период особенных реакций и участники событий будут в состоянии, в котором возвращается свойство к рефлексии и самоанализу.

Но в случае если времени пройдет через чур много, воспоминания станут расплывчатыми и туманными. В таких случаях при необходимости состояний пережитых и воссоздания чувств смогут употребляться записи либо фильмы о событии.

Процедура дебрифинга содержится в отреагировании в конфиденциальности и условиях безопасности, она позволяет поделиться впечатлениями, чувствами и реакциями, которые связаны с экстремальным событием. Встречая похожие переживания у других людей, участники приобретают облегчение,– у них понижается ненормальности и ощущение уникальности собственных реакций, значительно уменьшается внутреннее напряжение. В группе появляется возможность приобрести помощь от вторых участников. Действия ведущих направлены на то, дабы мобилизовать внутренние ресурсы участников, оказать помощь им готовиться к происхождению тех признаков либо реакций ПТСР, каковые смогут появиться потом. Участникам в обязательном порядке информируют о том, где они потом смогут взять помощь.

Цель дебрифинга – снизить тяжесть психотерапевтических последствий по окончании пережитого стресса. Неспециализированная цель группового дискуссии – минимизация психотерапевтических страданий. С целью достижения данной цели решаются следующие задачи:

• «проработка» впечатлений, чувств и реакций;

• когнитивная организация переживаемого опыта при помощи смысла и понимания структуры случившихся событий, реакций на них;

• уменьшение личного и группового напряжения;

• ненормальности ощущения и уменьшение уникальности собственных реакций. Эта задача разрешается при помощи группового дискуссии эмоций;

• мобилизация внутренних и внешних групповых ресурсов, усиление групповой помощи, солидарности и. понимания;

• подготовка к переживанию тех признаков либо реакций, каковые смогут появиться в скором времени;

• определение средств предстоящей помощи при необходимости.

Дебрифинг не предохраняет от происхождения последствий травмы, но мешает их усилению и развитию, содействует пониманию обстоятельств собственного состояния и осознанию действий, каковые нужно предпринять, дабы уменьшить эти последствия. Исходя из этого дебрифинг – одновременно и способ кризисной интервенции, и профилактика.

Проводить дебрифинг вероятно в любом месте, но необходимо стремиться к тому, дабы помещение было эргономичным, дешёвым и изолированным. Совершенной обстановкой для дебри-финга есть помещение, где несколько изолирована от внешних вмешательств, таких, к примеру, как телефонные звонки. Участники находятся около стола. Это лучше, чем классическая модель групповой терапии, в то время, когда стулья расположены по кругу с безлюдным пространством посередине, потому, что последняя форма организации пространства возможно непривычной и исходя из этого восприниматься как угроза.

Оптимальное количество участников в группе от 10 до 15 человек. При необходимости включить большее количество людей в один момент целесообразно разделять группу на маленькие подгруппы. Проводится дебрифинг под управлением двух подготовленных экспертов. Не допускается присутствие посторонних лиц, не имеющих яркого отношения к событию.

Время сессии четко обозначается сначала и образовывает 2–2,5 часа без перерыва. Ограничение вводится по той причине, что за это время происходит весьма интенсивная переработка опыта, в которой задействованы достаточно сильные чувства.

Тот, кто командует дебрифингом, обязан светло воображать себе, что он не консультант и уж, само собой разумеется, не групповой терапевт в классическом смысле. Дебрифинг нельзя назвать «лечением». Его суть – в попытках снять возможность тяжелых психотерапевтических последствий по окончании стресса. Тот, кто командует дебрифингом, должен быть знаком с групповой работой, с проблемами, которые связаны с тревогой, утратой и травмой. Ему нужно верить в себе и спокойным, не обращая внимания на интенсивные эмоциональные проявления у участников группы.

Самое серьёзное – это организация группового дискуссии.

Оно включает проговаривание, слушание, принятие ответов, обучение, следование повестке дня, «приведение» встречи к позитивному результату и удовлетворительному завершению. У ведущего имеются и другие функции, к примеру, применение законов групповой динамики, контроль над перемещением участников группы в и вне помещения, контроль над временем, личные контакты с теми, чье состояние ухудшилось, и запись происходящего. Но не смотря на то, что эти функции ответственны, они должны быть подчинены главным задачам действия.

В дебрифинге принято выделять три части и семь четко выраженных фаз:

часть I – проработка главных эмоций участников и измерение интенсивности стресса;

часть II – обеспечение чувства и детальное обсуждение симптомов защищенности и помощи;

часть III – мобилизация ресурсов, обеспечение информацией и формирование замыслов на будущее.

Ниже сформулированы и обрисованы семь фаз дебрифинга:

1) вводная фаза;

2) фаза описания фактов;

3) фаза описания мыслей;

4) фаза описания переживаний;

5) фаза описания признаков;

6) фаза завершения;

7) фаза реадаптации.

ВВОДНАЯ ФАЗА

Вводная фаза крайне важна: если она совершена* на хорошем уровне, организованно, это сокращает возможность того, что несколько будет не хорошо функционировать в будущем. Чем больше времени израсходовано на введение, тем меньше шансов, что что-нибудь отправится неверно. В обычном случае на введение уходит 15 мин..

Ведущий группы воображает себя, команду дебрифинга и поясняет цели встречи приблизительно так: «Я – N… Подобную процедуру дискуссии того, что произошло, я уже применял неоднократно в обстановках по окончании сложных ужасных событий, таких, как… Эти дискуссии большая часть людей признают нужными. Они позволяют выразить и осознать мысли и эмоции, каковые появились у нас в связи с тем, что случилось. Исходя из этого все, что будет тут обсуждаться, мы будем вычислять обычным. Это окажет помощь вам разобраться в чувствах и своём состоянии, каковые на данный момент кажутся необычными и непреодолимыми».

Ведущий воображает собравшимся главные задачи дебрифинга. Участники смогут выразить опасения, что они не сумеют передать факты либо не смогут сформулировать собственную проблему.

Ведущий разъясняет, что дебрифинг – это новое для них занятие, в котором они ни при каких обстоятельствах не принимали участие прежде. Исходя из этого то, как прекрасно они будут это делать, выяснится в ходе дискуссии. Таковой подход задает определенную совокупность ожиданий: всем присутствующим предстоит сказать о собственных чувствах и мыслях и всем им стоит постараться отыскать пользу в этом занятии.

После этого ведущий определяет правила для дебрифинга. Правила обозначаются, дабы минимизировать тревогу, которая возможно у участников.

В большинстве случаев члены группы успокаиваются, услышав о том, что никого из них не будут вынуждать ничего сказать, если он не захочет. Единственное требование содержится в том, что они должны назвать собственный имя и выразить отношение к трагедии либо к тому событию, участником либо свидетелем которого были. Но участников группы просят стараться слушать не перебивая и позволять высказаться всем желающим.

Члены группы должны быть уверены в соблюдении конфиденциальности. Начальник либо важный дает гарантию, что все сообщённое не выйдет за рамки этого круга общения. Подобно участников группы просят не передавать кому-либо за пределами этого круга личной информации о вторых участниках, «не сплетничать» о том, что тут говорится. Слово «сплетни» тут предпочтительнее, поскольку многие смутно воображают себе, что свидетельствует «конфиденциальность», и исходя из этого им легче осознать инструкцию с потреблением бытовой лексики.

Нужно снять ужас, успокоить участников относительно того, что ответы не будут записывать кроме их воли. Они не должны беспокоиться скрытых записывающих устройств. Но, иначе, им возможно сказать, что для команды дебрифинга было бы нужным вести запись мыслей и фактов без указания авторства. В случае если после этого это скоро перепечатать, то потом люди смогут еще раз обратиться к материалу, что обсуждался в группе, для снятия иллюзий, каковые появляются по поводу того, что происходило.

Необходимо, дабы члены группы знали, что дебрифинг не предполагает оценок, приговоров и критики. Это не трибунал, а только обсуждение правильно. Подобная установка даёт предупреждение споры, обоюдные обвинения, каковые смогут появиться из-за расхождения в ожиданиях, чувствах и мыслях.

Но ведущие психотерапевтического дебрифинга смогут разрешить открыто высказываться по поводу процесса дискуссии, осуждать его, в противном случае люди будут заниматься этим по окончании дебрифинга.

Участников дают предупреждение, что на протяжении самого дискуссии они смогут ощутить себя хуже, но это – обычное явление, простое следствие прикосновения к больным проблемам. Ведущий обязан обозначить, что это плата за возможность потом противостоять стрессам.

Участникам группы советуют трудиться без перерыва. Исходя из этого им возможно предложить перекусить либо посетить туалет до начала дебрифинга. Кстати, полезно иметь кофеварку либо чайник, дабы любой имел возможность обслужить себя на протяжении сессии.

Участникам информируют, что у них имеется возможность негромко выйти и возвратиться обратно. Но их просят информировать ведущему, если они уходят в подавленном состоянии, и тогда участникам команды, одному либо нескольким, необходимо сопровождать их.

Участникам группы предоставляется возможность обсуждать материал, выходящий за рамки темы, и задавать все вопросы. Необходимо помнить, что у участников возможно минимальный опыт дискуссии, опыт проявления себя в групповом контексте. На команде дебрифинга лежит ответственность за поддержку и поощрение участников группы, в особенности в начале дебрифинга.

ФАЗА ФАКТОВ

На данной фазе любой человек коротко обрисовывает, что случилось с ним на протяжении инцидента. Участники смогут обрисовать, как они заметили событие и какова была последовательность этапов. Ведущий команды дебрифинга обязан поощрять перекрестные вопросы, помогающие прояснить и откорректировать объективную картину событий и фактов, имеющихся в распоряжении участников группы. Это принципиально важно, потому, что из-за ошибок восприятия и масштаба инцидента любой человек реконструирует картину по-своему. Это смогут быть легко неверные переживания событий либо же наличие ошибочных главных представлений о них. Чувство времени кроме этого часто не редкость нарушено.

Попросите участников по кругу ответить на следующие вопросы:

• Кто вы и как связаны с событием (либо с жертвой)? .

• Где вы были, в то время, когда событие произошло?

• Что произошло?

• Что вы видели? Слышали?

Дебриферы коротко перефразируют любой ответ.

Так, любой человек коротко обрисовывает то, что случилось с ним на протяжении инцидента: как он заметил событие и какова была последовательность случившегося.

Тут вероятны перекрестные вопросы участников друг другу, помогающие прояснить и организовать объективную картину случившегося. Это позволяет вернуть чувство ориентации, что содействует упорядочиванию чувств и мыслей. Это одна из основных задач дебрифинга – дать людям возможность более объективно заметить обстановку, что блокирует спекуляции и фантазии, подогревающие тревогу.

Длительность фазы фактов может варьироваться. Но чем продолжительнее продолжался инцидент, тем дольше должна быть фаза фактов. Но направляться не забывать, что это только этап работы. Рвение создать единое представление может привести к застреванию на данной фазе. Так или иначе, человек может иметь собственное видение обстановки, которое определяется различными факторами: его расположением сейчас, длительностью участия, увиденными мелочами и др. Собственное видение определяет персональный суть произошедшего для данного конкретного человека и делается потом источником страданий.

3. ФАЗА МЫСЛЕЙ

На фазе мыслей дебрифинг фокусируется на процессах мышления и принятия решения. Вопросы, открывающие эту фазу, смогут быть для того чтобы типа:

• Какова была ваша первая идея, в то время, когда вы поняли, что случилось? (Вопрос для свидетелей события, спасателей, пострадавших.)

• Какова была ваша первая идея, в то время, когда вы выяснили, что произошло? (Вариант прошлого вопроса для тех, кто не был ярким свидетелем.)

Люди довольно часто сопротивляются тому, дабы поделиться собственными первыми мыслями, по причине того, что они, эти мысли, им кажутся неуместными, причудливыми, отражающими интенсивное чувство страха. Первая идея может отражать то, что потом образовывает сердцевину тревоги.

После этого направляться задать вопрос: «Что вы делали на протяжении инцидента? Из-за чего вы решили делать как раз то, что вы делали?» Последний вопрос довольно часто высвечивает рвение обезопасисть тех, к кому обращаются первые мысли.

На протяжении экстренных действий у исполнителей может появиться злость на распоряжения вышестоящих начальников, поскольку они кажутся бестолковыми и противоречивыми. Рациональность распоряжений может проясниться в ходе дебрифинга.

4. ФАЗА ПЕРЕЖИВАНИЙ

В большинстве случаев это самая долгая фаза дебрифинга. Прошлые фазы актуализировали переживания, каковые достаточно сильны и смогут быть разрушительны для человека. Задача этого этапа: создать такие условия, при которых участники имели возможность бы отыскать в памяти и выразить сильные эмоции в условиях помощи группы – и одновременно с этим поддержать вторых участников, каковые кроме этого испытывают сильные страдания. Чтобы достигнуть успеха в данной фазе, ведущему необходимо помогать людям говорить о собственных переживаниях, кроме того болезненных. Это может уменьшить разрушительные последствия таких эмоций.

В то время, когда люди обрисовывают обстоятельства принятия ими тех либо иных ответов, они частенько говорято страхе, слабости, одиночестве, упреках к себе и фрустрациях. В ходе рассказа о эмоциях у участников группы создаются ощущения схожести, естественности и общности реакций. Групповой принцип универсальности есть тут главным. Этому содействуют вопросы типа:

Как вы реагировали на событие?

Что для вас было самым страшным из того, что произошло?

Переживали ли вы в вашей жизни раньше что-либо подобное?

Что вызывало у вас такие же эмоции: грусть, нарушение, фрустрацию, ужас?

Как вы себя ощущали, в то время, когда случилось событие?

Возможно задать вопросы типа: «Каковы были ваши впечатления о том, что происходило около вас, в то время, когда события лишь начали развиваться? Что вы слышали, обоняли, видели?»

Другие вероятные вопросы:

• Что вы ощущали на физическом уровне, какие конкретно телесные ощущения вы переживали?

• В случае если это группа, конкретно находившихся при событии (пострадавшие и свидетели), имеете возможность задать вопрос: «Что из того, что вы заметили, услышали, почувствовали – возможно, кроме того запахи, каковые вы почувствовали, – помнится и тревожит вас больше всего?»

Эти дискуссии чувственных впечатлений разрешают в будущем избежать мыслей и образов, каковые смогут оказывать разрушительные действия по окончании события. Прогова-ривание травматичных впечатлений нейтрализует их разрушительные последствия. Ответ на вопрос о самых тяжелых эмоциях оказывает помощь проработать самые конфликтные переживания.

В случае если несколько маленькая, вы имеете возможность просить участников отвечать на вопросы по кругу, в случае если громадная – в произвольном порядке.

Поощряйте участников отвечать друг другу, помогайте дискуссии, повторяя вопросы, перефразируя высказывания, отражая эмоции участников. Участники должны ощущать, что каждые их чувства есть в праве на существование, что они серьёзны и хороши уважения.

Ведущий дебрифинга обязан разрешить каждому принимать участие в общении. Он вмешивается, в случае если правила дебрифинга нарушены либо в случае если имеет место деструктивный критицизм. Это особенно принципиально важно иметь в виду, потому, что один из основных терапевтических процессов дебрифинга – моделирование стратегий, определяющих, как справляться с эмоциональными проблемами у себя, приятель у приятеля, в семье, с приятелями. Участники должны обучиться высказывать эмоции, зная, что это безопасно, осознавать, что они есть в праве обсудить собственные неприятности с другими.

В случае если у кого-то из участников ухудшается состояние, то это – главный момент для мобилизации групповой помощи, сигнал соседу: положить руку на плечо человека, что будет в состоянии дистресса, либо легко вербали-зировать помощь, сообщив, что слезы тут совсем уместны и приемлемы. Люди, каковые трудятся совместно, в особенности в случае если это мужчины, довольно часто испытывают затруднения, в то время, когда необходимо прикоснуться к сотруднику, кроме того дабы утешить, и исходя из этого нуждаются в особом разрешении. В случае если кто-то уходит, один из ведущих обязан последовать за ним, удостовериться в его благополучии и содействовать его возвращению в группу.

Принципиально важно присматриваться к тем, кто думается особенно очень сильно пострадавшим, к тем, кто молчит либо у кого имеется особенно выраженные симптомы. Это смогут быть те, кто более всего подвергался риску. С этими участниками направляться продолжить работу по окончании окончания дебрифинга, предложив личную программу помощи. Время от времени смогут всплыть события, относящиеся к прошлым инцидентам, каковые не были проработаны, либо индивидуальные неприятности. Ведущий дебрифинга обязан предложить пути проработки и таких более ранних реакций.

5. ФАЗА Признаков

Время от времени эта фаза объединяется с предыдущей либо последующей фазой. Но время от времени имеет суть выделить ее в отдельный этап работы.

На протяжении фазы признаков кое-какие реакции направляться обсудить детальнее. Участников просят обрисовывать симптомы (эмоциональные, когнитивные и физические), каковые они пережили на месте действия, в то время, когда инцидент завершился, в то время, когда они возвратились к себе, в течение последующих дней и а настоящее время. В обязательном порядке необходимо задать вопросы о необыкновенных переживаниях, о трудностях возврата к обычному режиму работы и жизни.

К характерным чертам посгтравматического стресса относятся переживание феномена избегания, оцепенение и другие. Ужас может привести к в поведении. Фобиче-ские реакции (страхи) смогут проявляться в том, что люди не могут возвратиться в то место, где случилось событие (особенно проблематичным это делается, в случае если это место их главной работы). По окончании аналогичных инцидентов люди время от времени вынуждены поменять место жительства, переезжая в второй дом, смогут опасаться дремать без света либо уменьшать скорость езды в автомобиле, в то время, когда представляют, что может произойти.

Особенное внимание направляться выделить проблеме влияния психотравмы на домашнюю судьбу. Человек может ощущать, что его семья не в состоянии осознать его переживания. Время от времени возможно полезно включать семьи в кое-какие моменты дебрифинга, быть может, для начала передав им письменные материалы. Второй вариант – отдельные встречи с семьями тех, кто был вовлечен в инцидент. В некоторых случаях семьям возможно продемонстрирован фильм о подобном инциденте, дабы они яснее воображали себе, что пережил человек, которого они обожают.

6. ФАЗА ЗАВЕРШЕНИЯ

В данной фазе один из ведущих обязан постараться обобщить реакции участников. Это лучше предпринять тем участникам команды, кто записывает и осуществляет диагностику неспециализированных реакций участников, а после этого пробует нормализовать состояние группы.

Вероятен подход, в то время, когда обсуждаются индивидуальные события из судьбы участвующих и употребляются материалы вторых инцидентов либо кроме того данные исследований. Таковой выговор на анализе демонстрирует собравшимся, что их реакция в полной мере обычна, что это «обычная реакция на ненормальные события». Но индивидуальность каждого кроме этого должна быть отмечена. У участников не должно сложиться чувство, что они обязаны высказывать реакции, но им направляться знать, что они постоянно смогут сделать это, в случае если захотят. Полезно применять имеющиеся записи с зафиксированным материалом, каковые оказывают помощь правильнее выяснить реакции и вернуть то, что происходило. Очевидно, этого не нужно делать на протяжении дебрифинга либо в конце, дабы не разрушать процесса. Прекрасно иметь громадный плакат с списком вероятных признаков и их детальным описанием; данный плакат возможно помещен где-нибудь в помещении, дабы люди имели возможность додавать собственные симптомы к перечню.

Полезно организовать работу так, дабы участники имели возможность бы еще раз встретиться спустя семь дней по окончании дебрифинга. Знание о грядущей встрече разрешает участникам задуматься над формированием собственной стратегии преодоления взятой травмы. Принципиально важно отметить такие реакции, как насильственно внедряющиеся образы и мысли, возрастание тревоги, чувство уязвимости, неприятности со сном и с концентрацией внимания. Нужно подчернуть, что ничего ужасного в этих реакциях нет и при обычном развитии событий со временем симптомы будут уменьшаться.

7. ФАЗА РЕАДАПТАЦИИ

В данной фазе обсуждается и планируется будущее, намечаются стратегии преодоления, в особенности в терминах домашней и групповой помощи. Одной из основных целей дебрифинга, кроме всего другого, есть создание внутригруппово-го психотерапевтического контекста. Переживания, вызванные отсутствием понимания со стороны окружающих, – быть может, один из самых тяжелых качеств посттравматического стресса. Полезно обсудить кроме этого, в каких случаях участник обязан искать предстоящую помощь. Тут определяющими смогут быть следующие показания:

• в случае если симптомы не уменьшились спустя 6 недель;

• в случае если со временем симптомы усилились либо показались новые;

• в случае если человек не в состоянии адекватно функционировать на работе и дома.

Направление предстоящей помощи направляться уточнить. Несколько может решить о необходимости следующего дебрифинга либо, как минимум, поразмыслить о таковой потенциальной возможности, в случае если инцидент был особенно травматичным либо не удалось совладать с проблемами. Начальник дебрифинга предлагает участникам продумать, как они смогут общаться между собой в будущем, и, к примеру, предлагает обменяться адресами и телефонами.

Дебрифинг может иметь продолжение спустя пара недель либо кроме того месяцев. Данный процесс уже менее структурированный, чем первый, и его основная задача – проследить прогресс участников: динамику действий и симптомов, предпринятых, дабы совладать с ними. Сейчас также будут выявиться участники, нуждающиеся в более интенсивной помощи психолога.

Дебрифинг — помощь психолога при теракте либо трагедии терапии каковые калечат 2.1


Также читать:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: