Психология психологического эксперимента

Вопросы

1. Что такое научный способ?

2. Чем критическое изучение отличается от поискового и воспроизводящего?

3. Какие конкретно существуют виды научных догадок?

4. В чем особенности идиографического и номотетического подходов?

5. Каковы особенности главных эмпирических способов (наблюдения, эксперимента, измерения, коммуникативного способа)?

Классификация способов психотерапевтического изучения

С позиций Б. Г. Ананьева, способы психотерапевтического изучения являются совокупностями операций с психотерапевтическими объектами и вместе с тем гносеологическими объектами психотерапевтической науки.

Разглядывая проблему применения эмпирических способов в психологии (в случае если направляться требованиям системного подхода), необходимо начать с определения их места в совокупности психотерапевтических способов. Возможно выделить, по крайней мере, пять уровней:

1. Уровень методики.

2. Уровень методического приема.

3. Уровень способа (опыт, наблюдение и пр.).

4. Уровень организации изучения.

5. Уровень методологического подхода.

Действительно, термин «способ» может использоваться к любому из уровней. К примеру, в психофизике имеется способ средней неточности, способ границ; в психодиагностике — проективный способ (уровень 2); в психосемантике говорят о способе семантического дифференциала и о способе репертуарных решеток (уровень 1); в психологии развития обсуждают психогенетический его разновидности и метод — близнецовый способ (уровень 4).

Приведенное уровневое деление способов, используемых в психотерапевтическом изучении, близко к тому, которое внес предложение Г. Д. Пирьов, поделив «способы» на 1) фактически способы (наблюдение, опыт, моделирование и пр.), 2) методические подходы и 3) методические приёмы (генетический, психофизиологический и пр.).

С. Л. Рубинштейн в «Базах неспециализированной психологии» [Рубинштейн С. Л., 1946] в качестве основных психотерапевтических способов выделил эксперимент и наблюдение. Наблюдение подразделялось на «внешнее» и «внутреннее» (самонаблюдение), опыт — на лабораторный, естественный и психолого-педагогический плюс вспомогательный способ — физиологический опыт в его главной модификации (способ условных рефлексов). Помимо этого, он выделил приемы изучения продуктов деятельности, беседу (в частности, клиническую беседу в генетической психологии Пиаже) и анкету. Конечно, время обусловило изюминке данной классификации. Так, «родственно-идеологические» связи психологии с философией отнять у нее теоретических способов, подобная близость с физиологией и педагогикой вознаградилась включением способов этих наук в психотерапевтический список.

Вторая развернутая классификация способов психотерапевтического изучения, взявшая распространение в отечественной психологии благодаря Б.Г. Ананьеву, — классификация болгарского психолога Г.Д. Пирьова [Пирьов Г.Д., 1985]. Он выделил как независимые способы: наблюдение (объективное — яркое и опосредованное, субъективное — яркое и опосредованное), опыт (лабораторный, естественный и психолого-педагогический), моделирование, психотерапевтическую чёрта, вспомогательные способы (математические, графические, биохимические и др.), своеобразные методические подходы (генетические, сравнительный и др.). Любой из этих способов подразделяется на ряд других. Так, к примеру, наблюдение (опосредованное) делится на анкеты, вопросники, изучение продуктов деятельности и др.

Б.Г. Ананьев [Ананьев Б.Г., 1977] критиковал классификацию Пирьова, предложив другую. Все способы он поделил на: 1) организационные (4-й и 5-й уровни, выделенные нами выше); 2) эмпирические; 3) методы обработки данных и 4) интерпретационные.

К организационным способам Ананьев отнес сравнительный, лонгитюдный и комплексный. Во второй группе были обсервационные способы (самонаблюдение и наблюдение), опыт (лабораторный, полевой, естественный и др.), психодиагностический способ, анализ процессов и продуктов деятельности (праксиометрические способы), биографический метод и моделирование.

В третью группу вошли способы математико-статистического анализа данных и качественного описания. Наконец, четвертую группу составили генетический (фило- и онтогенетический) и структурные способы (классификация, типологизация и др.). Ананьев детально обрисовал любой из способов, но при всей тщательности его аргументации остается большое количество нерешенных неприятностей: из-за чего моделирование выяснилось эмпирическим способом? Чем практические способы отличаются от полевого опыта либо инструментального наблюдения? Из-за чего несколько интерпретационных способов отделена от организационных? Разве генетическая интерпретация не предполагает особенный метод организации изучения («близнецовый способ» и др.)?

Принципиально важно подчернуть, что тут не обозначены теоретические способы психологического изучения, но вместе с тем выделен класс способов, «промежуточный» по статусу между эмпирическими и теоретическими, в частности — способы представления, обработки и (добавим) интерпретации данных эмпирического изучения.

В работах М.С. Роговина и Г.В. Залевского [Роговин М.С., Залевский Г.В., 1988] рассматриваются приведенные выше классификации и предлагается собственная. В соответствии с мнению этих авторов, способ — это выражение некоторых соотношений между субъектом и объектом в ходе познания. Они сводят число главных психотерапевтических способов к шести: 1) герменевтический — соответствующий нерасчлененному состоянию науки (объект и субъект не противопоставлены, метод науки и мысленная операция тождественны); 2) биографический — выделение целостного объекта познания в науке о психике; 3) наблюдение — разделение субъекта и объекта познания; 4) самонаблюдение — превращение субъекта в объект на базе предшествующей разделении; 5) клинический — на первый замысел выходит задача перехода от внешненаблюдаемого к внутренним механизмам; 6) опыт как активное противостояние субъекта познания объекту, при котором учитывается роль субъекта в ходе познания.

Приведенная классификация имеет преимущество — гносеологическое основание (субъектно-объектное сотрудничество), не смотря на то, что и спорна: неясно, чем приведено к выделению биографического способа (критерий — целостность, тогда возможно вычленить что-то и по критерию аналитичности?) и клинического способа (в этом ли его специфика?).

Но авторы умышленно либо без злого умысла остановились только на классификации эмпирических психотерапевтических способов, для чего были вынуждены включить моделирование в число герменевтических способов. Но разве при применении этого способа «объект и субъект познания не противопоставлены»? Так как модель — это рациональное противопоставление субъектом одного объекта второму (первообраза и образа), что нереально без рефлексивного отношения субъекта к объекту и к себе.

Существуют и другие подходы к классификации и описанию способов психотерапевтического изучения, но фактически постоянно ставится символ тождества между эмпирическими способами психотерапевтического изучения и психотерапевтическими способами по большому счету, что затрудняет определение специфики тех и других.

Целесообразно по аналогии с другими науками выделить в психологии три класса способов: 1. Эмпирические, при которых осуществляется внешнее настоящее сотрудничество объекта и субъекта изучения.

2. Теоретические, в то время, когда субъект взаимодействует с мысленной моделью объекта (правильнее — предметом изучения).

3. Итерпретация и описание, при которых субъект «снаружи» взаимодействует со знаково-символическим понятием объекта (графиками, таблицами, схемами).

Результатом применения первой группы способов являются эти, фиксирующие состояния объекта показаниями устройств, состояниями субъекта, памятью компьютера, продуктами деятельности и др.

Итог применения теоретических способов представлен знанием о предмете в форме естественноязыковой, знаково-символической либо пространственно-схематической.

Наконец, интерпретационно-описательные способы — это «место встречи» результатов применения теоретических и экспериментальных способов и место их сотрудничества. Эти эмпирического изучения, с одной стороны, подвергаются первичной обработке и представлению в соответствии с требованиями, предъявляемыми к итогам со стороны организующих изучение теории, модели, индуктивной догадки.

Иначе, происходит интерпретация этих данных в терминах соперничающих концепций на предмет соответствия догадок итогам. Продуктом интерпретации являются факт, эмпирическая зависимость и в конечном итоге оправдание либо опровержение догадки.

Будем вычислять теоретическими способами психотерапевтического изучения: 1) дедуктивный (аксиоматический и гипотетико-дедуктивный), в противном случае — восхождение от общего к частному, от абстрактного к конкретному. Итог — теория, закон и др.; 2) индуктивный — обобщение фактов, восхождение от частного к неспециализированному. Итог — индуктивная догадка, закономерность, классификация, систематизация; 3) моделирование — конкретизация способа аналогий, «трансдукция», умозаключения от частного к частному, в то время, когда в качестве аналога более сложного объекта берется более простой и/либо доступный для изучения. Итог — модель объекта, процесса, состояния.

От теоретических способов психологии направляться отличать способы умозрительной психологии, берущие начало в так называемой философской психологии. Умозрение опирается не на эмпирические закономерности и научные факты, а имеет обоснование лишь в личностном знании (субъективной действительности, интуиции) автора концепции.

Умозрительный психолог, как и философ, порождает приемлемые, с его точки зрения, модели психологической действительности или модели ее отдельных составляющих (теории личности, общения, мышления, творчества, восприятия и т. д.). Продуктом умозрения есть учение, т. е. некий целостный мысленный продукт, объединяющий в себе черты рационального и иррационального знания, претендующий на единственность и полноту объяснения некоей действительности и не предусматривающий собственной фальсификации (опровержения) при эмпирическом изучении.

Существуют два главных вида моделирования: структурно-функциональное и функционально-структурное.

В первом случае исследователь желает распознать структуру отдельной совокупности по ее внешнему поведению и для этого выбирает либо конструирует аналог (в этом и состоит моделирование) — другую систему, владеющую сходным поведением. Такое поведение разрешает сделать вывод (на базе правила вывода по аналогии) о сходстве структур. Данный вид моделирования есть главным способом психотерапевтического изучения и единственным в естественнонаучном психотерапевтическом изучении. Во втором случае по сходству образа и структур модели исследователь делает выводы об имеющих что-то общее функциях, внешних проявлениях и др. Данный способ распространен во многих науках, в частности в сравнительной анатомии, палеонтологии, культурологии и т.д.

Конечно, нам не разрешено понять структуру психологической действительности другого человека. Но любой субъект имеет собственную действительность, исходя из этого существует сходство функционально-герменевтического метода и структурного моделирования, которое и подвигло М. С. Роговина и Г. В. Залевского на включение способа моделирования в число герменевтических способов. направляться, возможно, отделить теоретическую модель психологической действительности как такой (к примеру, психика — «телефонная станция») от субъективной модели психологической действительности конкретного другого человека, которая имеется «чистое переживание». Сходство психологических процессов — не сходство научных способов.

Интерпретационно-описательные способы играются наиболее значимую, не смотря на то, что и не очевидную роль в целостном психотерапевтическом изучении. Обычно как раз отрефлексированное исследователем владение этими способами предопределяет успех научной программы. Особенности описательных способов в психологии детально изложены в монографии В. А. Ганзена [Ганзен В. А., 1984], не смотря на то, что в ней и не проводится различие между описанием как описанием и теорией эмпирических данных.

Разглядим еще одну классификацию психотерапевтических эмпирических способов. В предыдущей главе была приведена классификация, которая разделяла способы по двум основаниям, связанным с познавательной деятельностью исследователя: активность — пассивность; наличие средств — непосредственность. В психотерапевтическом изучении объект кроме этого возможно активным, ведем ли мы обращение о человеке либо животном. Человек в качестве испытуемого есть субъектом общения, деятельности и познания, как и исследователь. Следовательно, при классификации эмпирических психотерапевтических способов необходимо учесть и эту особенность.

В психологии громадное значение имеет понимание и интерпретация поведения испытуемого. Процесс понимания в каком-то смысле противоположен процессу измерения. При измерении мы максимально стремимся объективировать результаты изучения, а применяя познание, напротив, субъективно интерпретируем поведение испытуемого в собственных собственных смысловых единицах.

Комфортно располагать все психотерапевтические эмпирические способы в двухмерном пространстве, оси которого обозначают два своеобразных показателя психотерапевтического изучения. Первый — наличие либо отсутствие сотрудничества между испытуемым и исследователем либо же интенсивность этого сотрудничества. Оно максимально в клиническом опыте и минимально при самонаблюдении (исследователь и исследуемый — одно лицо). Второй — объективированность и субъективированность процедуры. Крайними вариантами являются тестирование (либо измерение) и «чистое» познание поведения другого человека методом «вчувствования», эмпатии, сопереживания, личностной интерпретации его действий. Нельзя сказать, что во втором случае исследователь не применяет никаких средств: они имеется, но «внутренние» (в смысле Л. С. Выготского), — персональный опыт исследователя, личные смыслы, приемы интерпретации и т.д. Средства, каковые исследователь применяет в измерении, — внешние (устройства, тесты и т. д.). Эти два своеобразных показателя, разделяющие психотерапевтические способы на типы, возможно назвать и по-второму. Первый образует ось «два субъекта — один субъект», либо «внешний» диалог — «внутренний» диалог. Второй образует ось «внешние» средства — «внутренние» средства, либо «измерение — интерпретация».

В квадратах, образованных этими осями, возможно расположить главные психотерапевтические эмпирические способы (рис. 2.5).

Психотерапевтический опыт с данной точки зрения есть способом, в котором сотрудничество с испытуемым сочетается с объективной регистрацией его поведения.

В разделе 2.4 будут проанализированы особенности неэкспериментальных эмпирических способов психотерапевтического изучения. К их числу относятся наблюдение, архивный метод «и беседа» (он же — анализ поведения и продуктов деятельности).

2.4. Неэкспериментальные психотерапевтические способы

2.4.1 наблюдение

Наблюдением именуется целенаправленное, регистрация поведения и организованное восприятие объекта. Наблюдение наровне с самонаблюдением есть ветшайшим психотерапевтическим способом. Как научный эмпирический способ наблюдение активно используется с конца XIX в. в клинической, социальной, педагогической психологии, психологии развития, а В первую очередь XX в. — в психологии труда, т. е. в тех областях, где особенное значение имеет фиксация изюминок естественного поведения человека в привычных для него условиях, где вмешательство экспериментатора нарушает процесс сотрудничества человека со средой. Тем самым для наблюдения особенное значение имеет сохранение «внешней» валидности.

Различают несистематическое и систематическое наблюдение. Несистематическое наблюдение проводится на протяжении полевого изучения и активно используется в этнопсихологии, психологии развития, социальной психологии. Для исследователя, проводящего несистематическое наблюдение, серьёзны не фиксация причинных зависимостей и строгое описание явления, а создание некоей общей картины поведения индивида или группы в определенных условиях.

Систематическое наблюдение проводится по определенному замыслу. Исследователь выделяет регистрируемые изюминки поведения (переменные) и классифицирует условия окружающей среды. Замысел систематического наблюдения соответствует схеме квазиэксперимента либо корреляционного изучения (о них обращение отправится в гл. 5).

Различают «целое» и выборочное наблюдение. В первом случае исследователь (либо несколько исследователей) фиксирует все особенности поведения, доступные для максимально подробного наблюдения. Во втором случае он обращает внимание только на определенные параметры поведения либо типы поведенческих актов, к примеру, фиксирует лишь частоту проявления агрессии или время ребёнка и взаимодействия матери в течение дня и т. д.

Наблюдение может проводиться конкретно или с применением наблюдательных средств и приборов фиксации результатов. К их числу относятся аудио-, фото- и видеоаппаратура, особенные карты наблюдения и т. д.

Фиксация результатов наблюдения может производиться в ходе наблюдения или по прошествии времени. В последнем случае возрастает значение памяти наблюдателя, «страдает» надёжность и полнота регистрации поведения, а следовательно, и достоверность взятых результатов. Особенное значение имеет неприятность наблюдателя. Поведение человека либо группы людей изменяется, если они знают, что за ними замечают со стороны. Данный эффект возрастает, в случае если наблюдатель малоизвестен группе либо индивиду, если он авторитетен, значим и может компетентно оценить поведение испытуемых. Особенно очень сильно эффект наблюдателя проявляется при обучении сложным навыкам, исполнении сложных задач и новых, а также в ходе групповой деятельности. В некоторых случаях, к примеру при изучении «закрытых групп» (банд, воинских коллективов, подростковых группировок и т. д.), внешнее наблюдение исключено. Включенное наблюдение предполагает, что наблюдатель сам есть членом группы, поведение которой он исследует. При изучении индивида, к примеру ребенка, наблюдатель находится в постоянном естественном общении с ним.

Имеется два варианта включенного наблюдения: 1) замечаемые знают о том, что их поведение фиксируется исследователем (к примеру, при изучении динамики поведения в группе альпинистов либо экипажа подлодки); 2) замечаемые не знают, что их поведение фиксируется (к примеру, дети, играющие в помещении, одна стенки которой — зеркало Гезелла; несколько заключенных в общей камере и т. д.).

В любом случае наиболее значимую роль играется личность психолога — его профессионально серьёзные качества. При открытом наблюдении через определенное время люди привыкают к психологу и начинают вести себя конечно, если он сам не провоцирует «особенное» отношение к себе. В том случае, в то время, когда используется скрытое наблюдение, «разоблачение» исследователя может иметь самые важные последствия не только для успеха изучения, но и для жизни и здоровья самого наблюдателя.

Помимо этого, включенное наблюдение, при котором исследователь маскируется, а цели наблюдения прячутся, порождает значительные этические неприятности. Многие психологи вычисляют недопустимым проведение изучений «способом обмана», в то время, когда его цели прячутся от исследуемых людей и/либо в то время, когда испытуемые не знают, что они — объекты наблюдения либо экспериментальных манипуляций.

Модификацией способа включенного наблюдения, сочетающей наблюдение с самонаблюдением, есть «трудовой способ», что частенько применяли зарубежные и отечественные психотехники в 20-30-х гг. отечественного века.

Процедура изучения способом наблюдения складывается из следующих этапов:

1) определяются предмет наблюдения (поведение), объект (отдельные индивиды либо несколько), ситуации; 2) выбирается регистрации и способ наблюдения данных; 3) строится замысел наблюдения (обстановки — объект — время); 4) выбирается способ обработки результатов; 5) проводится интерпретация и обработка взятой информации.

Предметом наблюдения смогут являться разные изюминки вербального и невербального поведения. Исследователь может замечать: 1) речевые акты (содержание, последовательность, частоту, длительность, интенсивность и т.д.); 2) ясные перемещения, экспрессию лица, глаз, тела и др.; 3) перемещения (перемещения и неподвижные состояния людей, расстояние между ними, направление и скорость перемещений и пр.); 4) физические действия (касания, толчки, удары, упрочнения, передачи и т. д.).

Основная неприятность регистрации результатов наблюдения — категоризация поведенческих актов и параметров поведения. Кроме этого наблюдатель обязан мочь совершенно верно устанавливать отличие по поведенческому акту одной категории от второй.

Соблюдение операциональной валидности при проведении изучения методом наблюдения всегда приводит к наибольшим сложностям. Влияние субъекта изучения — наблюдателя, его лично-психотерапевтических изюминок кроме этого очень громадно. При таковой фиксации поведения замечаемых индивидов возможно избежать субъективной оценки, применяя (в случае если это разрешают условия) средства регистрации (аудио- либо запись). Но субъективную оценку нельзя исключить на этапе вторичной интерпретации и кодировки результатов. Тогда тут требуется участие специалистов, оценки и чьи мнения «обрабатываются»; вычисляется коэффициент согласованности; к рассмотрению принимаются только те случаи, в отношении которых проявляется громаднейшая согласованность точек зрения специалистов.

Какие конкретно же конкретные недочёты способа наблюдения запрещено в принципе исключить? Прежде всего, все неточности, допущенные наблюдателем. Искажение восприятия событий тем больше, чем посильнее наблюдатель пытается подтвердить собственную догадку. Он устает, адаптируется к обстановке и перестает замечать серьёзные трансформации, делает неточности при записях и т. д. и т. п. А. А. Ершов (1977) выделяет следующие обычные неточности наблюдения:

1. Гало-эффект. Обобщенное чувство наблюдателя ведет к неотёсанному восприятию поведения, игнорированию узких различий.

2. Эффект снисхождения. Тенденция постоянно давать хорошую оценку происходящему.

3. Неточность центральной тенденции. Наблюдатель пытается давать усредненную оценку замечаемому поведению.

4. Неточность корреляции. Оценка одного показателя поведения дается на основании другого замечаемого показателя (интеллект оценивается по беглости речи).

5. Неточность контраста. Склонность наблюдателя выделять у замечаемых черты, противоположные собственным.

6. Неточность первого впечатления. Первое чувство об индивиде определяет восприятие и оценку его предстоящего поведения.

Но наблюдение есть незаменимым способом, в случае если нужно исследовать естественное поведение без вмешательства извне в обстановку, в то время, когда необходимо взять целостную картину происходящего и отразить поведение индивидов во всей полноте.

Наблюдение может выступать в качестве независимой процедуры и рассматриваться как способ, включенный в процесс экспериментирования. Результаты наблюдения за испытуемыми на протяжении исполнения ими экспериментального задания являются ответственной дополнительной информацией для исследователя. Не просто так величайшие естествоиспытатели, такие как Ч. Дарвин, В. Гумбольдт, И. П. Павлов, К. Лоренц и многие другие, вычисляли способ наблюдения основным источником научных фактов.

2.4.2 Беседа

Беседа — специфичный для психологии способ изучения людской поведения, поскольку в других естественных науках коммуникация между объектом исследования и субъектом неосуществима. Диалог между двумя людьми, на протяжении которого один человек выявляет психотерапевтические изюминки другого, именуется способом беседы. Психологи разных направлений и школ обширно применяют ее в собственных изучениях. Достаточно назвать Пиаже и представителей его школы, гуманистических психологов, последователей и основоположников «глубинной» психологии и т.д.

Беседа включается как дополнительный способ в структуру опыта на начальной стадии, в то время, когда исследователь собирает первичную данные об испытуемом, дает ему инструкцию, мотивирует и т.д., и на последней стадии — в форме постэкспериментального интервью. Исследователи различают клиническую беседу, составную часть «клинического способа», и целенаправленный опрос «лицом к лицу» — интервью.

Клиническая беседа не обязательно проводится с больным клиники. Данный термин закрепился за методом изучения целостной личности, при котором на протяжении диалога с испытуемым исследователь пытается взять максимально все данные о его лично-личностных изюминках, жизненном пути, содержании его подсознания и сознания и т.д. Клиническая беседа значительно чаще проводится в очень оборудованном помещении. Часто она включается в контекст психотерапевтической консультации либо психотерапевтического тренинга.

направления психологии и Различные школы используют собственные стратегии проведения клинической беседы. На протяжении беседы исследователь выдвигает и контролирует догадки об причинах и особенностях поведения личности. Для проверки этих частных догадок он может давать испытуемому задания, тесты. Тогда клиническая беседа преобразовывается в клинический опыт.

Эти, полученные на протяжении клинической беседы, фиксирует сам экспериментатор, а лучше — помощник либо исследователь, что записывает данные по окончании беседы по памяти. И тому и второму методу фиксации информации свойственны собственные недочёты. В случае если запись ведется на протяжении беседы, может нарушиться доверительный контакт с собеседником. В этих обстоятельствах оказывает помощь скрытая аудио- и запись, но это порождает этические неприятности. Запись по памяти ведет к утрата части информации из-за ошибок и неполноты запоминания, вызванных колебаниями внимания, другими причинами и интерференцией Часть информации теряется либо искажается по причине того, что исследователь может оценить кое-какие сообщения испытуемого как более значимые, а вторыми пренебречь. В случае если запись беседы проводится вручную, то целесообразно кодировать речевую данные.

Целенаправленным опросом именуют интервью. Способ интервью стал широко распространен в социальной психологии, психологии личности, психологии труда, но основная сфера его применения — социология. Исходя из этого по традиции его относят к социологическим и социально-психотерапевтическим способам.

Интервью определяется как «псевдобеседа»: интервьюер все время обязан не забывать, что он — исследователь, не упускать из внимания замысел и вести разговор в нужном ему русле.

Важное значение при проведении интервью имеет доверительный контакт между интервьюером и опрашиваемым. Но ни за что нельзя допускать утраты и панибратства психотерапевтической расстоянии. направляться сохранять нейтральную позицию в ходе интервью и стараться не демонстрировать собственный отношение ни к содержанию вопросов и ответов, ни к собеседнику. Существует масса конкретных методических рекомендаций по поводу проведения и построения интервью. Все они весьма детально излагаются в соответствующей социологической и социально-психотерапевтической литературе.

В социальной психологии интервью относят к одному из видов способа опроса. Второй вид — заочный опрос, анкеты («открытые» либо «закрытые»). Они предназначены для независимого заполнения испытуемым, без участия исследователя. Психологи довольно часто обращаются к заочному опросу в собственной исследовательской практике. Пионером применения анкеты в психотерапевтическом изучении был Ф. Гальтон. Исследуя среды и влияние наследственности на уровень интеллектуальных достижений, он сконструировал анкету и опросил с ее помощью 100 наибольших английских ученых. Позднее анкеты стали обширно употребляться в психологии личности и психологии развития, в социальной психологии.

Но анкетирование тяжело отнести к фактически психотерапевтическим исследовательским способам. Информация, приобретаемая посредством анкеты, есть декларативной и не имеет возможности принимать во внимание надежной и точной кроме того при полной искренности испытуемого. Любой психолог знает, как на содержание высказываний испытуемого воздействуют установки и неосознаваемая мотивация. Исходя из этого имеется суть вычислять анкетирование непсихологическим способом, что, но, может употребляться в психотерапевтическим изучении как дополнительный, в частности при проведении социально-психотерапевтических изучений.

2.4.3 «Архивный способ»

В американской научной литературе принят термин «архивный способ» для таких изучений, проводя каковые психолог не измеряет и не замечает актуальное поведение испытуемого, а разбирает заметки и дневниковые записи, архивные материалы, продукты трудовой, учебной либо творческой деятельности и т.д. Отечественные психологи применяют второй термин для обозначения этого способа. Значительно чаще его обозначают как «анализ продуктов деятельности», либо праксиметрический способ.

Исследователь может проводить изучение текстов, предметных продуктов деятельности с разными целями. По конкретным приёмам и целям реализации «архивного способа» выделяют его разновидности.

Широкое распространение в психологии личности, исторической психологии и психологии творчества взял биографический способ, на протяжении которого изучаются изюминке жизненного пути одной личности либо группы людей.

К разновидностям «архивного способа» относится кроме этого техника контент-анализа. Контент-анализ представляет собой один из самый созданных и строгих способов анализа документов. Исследователь выделяет единицы содержания и квантифицирует полученные эти. Данный способ обширно распространен не только в психологии, но и в других социальных науках. Особенно довольно часто он употребляется в политической психологии, коммуникации и психологии рекламы. Разработка способа контент-анализа связана с именами Г. Лассуэла, Ч. Осгуда и Б. Берельсона, автора фундаментальной монографии «Контент-анализ в коммуникационных изучениях». Стандартными единицами при анализе текста в контент-анализе являются: 1) слово (термин, знак), 2) суждение либо законченная идея, 3) тема, 4) персонаж, 5) целостное сообщение 6) и автор. Любая единица рассматривается в контексте более неспециализированной структуры.

Существует пара способов обработки данных контент-анализа. Несложный — регистрация частоты появления тех либо иных единиц в тексте. Исследователь может сопоставлять частоту появления тех либо иных единиц в различных текстах, определять ее изменение от начала сообщения до его завершения и т. д. Вычисляются «коэффициенты неустойчивости» встречаемости, либо «удельные веса» тех либо иных единиц. Второй тип анализа — построение матриц совместных появлений единиц контент-анализа в текстах. Наряду с этим, к примеру, регистрируются частоты свободной встречаемости единиц А и В в различных сообщениях. Вычисляется условная (теоретическая) возможность совместной встречаемости, равная Р(АВ) = Р(А) х Р(В). После этого регистрируется частота совместного появления этих двух единиц в одном сообщении. Сравнение эмпирической частоты совместного появления двух единиц с теоретической (условной) возможностью их встречи дает данные о неслучайности либо случайности их появления в текстах.

Возможно сравнивать и матрицу эмпирической встречаемости различных единиц с теоретической матрицей. Эта процедура предложена Осгудом и обширно распространена в психологии пропаганды и коммуникации.

Контент-анализ употребляется при анализе результатов применения прожективных тестов, материалов беседы и т. д. Не обращая внимания на громоздкую процедуру, контент-анализ владеет массой преимуществ: нет результата действия исследователя на поведение испытуемых, эти проверены на надежность; данный способ возможно советовать для анализа исторических документов и т. д.

Контент-анализ сейчас купил «второе дыхание» в связи с развитием психосемантики, способов многомерного анализа данных и применения ЭВМ для изучения громадных массивов информации.

Анализ продуктов деятельности — способ, обширно распространенный в исторической психологии, а также в антропопсихологии и психологии творчества. Для психологии творчества он есть одним из главных, потому, что особенность творческого продукта именно и пребывает в его уникальности.

Анализ продуктов деятельности предоставляет серьёзный материал для клинических психологов: при определенных болезнях (шизофрении, маниакально-депрессивном психозе и т. д.) быстро изменяется темперамент продуктивности, что проявляется в изюминках текстов, картинок, поделок больных.

Пример нейропсихологического анализа продуктов деятельности больного представлен в работе А. Р. Лурии «Потерянный и возвращенный мир» [Лурия А.Р., 1996]. Все изложение выстроено на интерпретации и основе изучения дневниковых рисунков и записей человека, перенесшего ранение в одну из третичных территорий коры левого полушария головного мозга.

Проективный способ есть способом «промежуточным» по собственному статусу между психотерапевтическим измерением (тестирование) и анализом продуктов деятельности. Процедура применения любой проективной методики такая же, как и любого другого психотерапевтического теста. Испытуемому дается инструкция выполнить определенное задание: нарисовать картину, составить рассказ по рисунку, дополнить предложение. Экспериментатор руководит его действиями, т.е. ведет беседу, предъявляет задания в определенной последовательности и т.д. Но, в отличие от классического тестирования, выговор переносится на интерпретации и процедуру анализа продуктов деятельности испытуемых. В соответствии с классификации Л. Фрэнка (1939), проективных методик изучения продуктов творчества не так уж и большое количество: тест «Рисунок дома», тест Гудинаф и Маховер «Фигура человека», тест «Рисунок дерева» и т. д. Но в той либо другой мере анализ продуктов деятельности прослеживается и при интерпретации результатов вторых проективных тестов. К их числу возможно отнести ТАТ, тест Розенцвейга, тест «чернильных пятен», анализ почерка и т. д.

Все проективные тесты сближает комплект показателей:

1) неопределенность материала либо инструкции к заданию;

2) «открытость» множества потенциальных ответов — принимаются все реакции испытуемого;

3) отсутствие и атмосфера доброжелательности оценочного отношения со стороны экспериментатора;

4) измерение не психологической функции, а модуса личности в ее отношениях с социальной средой.

Эти особенности процедуры сближают проективные тесты с тестами креативности. Не просто так Роршах первоначально предназначил тест «чернильных пятен» для изучения воображения как психологической способности. Более детально особенности проективных тестов рассмотрены в известной монографии Е. Т Соколовой «Проективные способы изучения личности» (1980).

Вопросы

3. Какую классификацию способов психотерапевтического изучения внес предложение Б.Г. Ананьев?

4. Каковы обстоятельства обычных неточностей наблюдения?

5. Из-за чего беседа может принимать во внимание своеобразны психотерапевтическим способом изучения?

ПСИХОЛОГИЯ ПСИХОТЕРАПЕВТИЧЕСКОГО ОПЫТА

Экспериментальное общение

Психотерапевтический опыт — это совместная деятельность испытуемого и экспериментатора, которая организуется экспериментатором и направлена на изучение изюминок психики испытуемых.

Процессом, организующим и регулирующим совместную деятельность, есть общение.

Эффект толпы. Психотерапевтический опыт. Разве ты баран? Наблюдай!


Также читать:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: