Психосоматические симптомы

Травматические симптомы воздействуют не только на отечественное эмоциональное и психологическое состояние, но и на отечественное физическое здоровье. В то время, когда не найдено никакой второй обстоятельства для физического недомогания, то самые подходящими кандидатами становятся травма и стресс. Травма может сделать человека слепым, немым либо глухим; она может привести к параличу ног, рук либо того и другого; она может привести к хроническим болям в шее и пояснице, синдром хронической усталости, бронхит, астму, желудочно-кишечные неприятности, сильный предменструальный синдром, мигрени и массу так называемых психосоматических расстройств. Каждая физическая совокупность, талантливая связывать неразряженное возбуждение, вызванное травмой, действует по ясным правилам. Блокированная энергия будет применять любой нюанс отечественной физиологии, доступный для нее.

Отрицание

Многие люди, пострадавшие от травмы, живут в состоянии смирения по отношению к своим симптомам, кроме того не пробуя отыскать метод возвратиться к более обычной и здоровой жизни. амнезия и Отрицание занимают важное место в упрочнении этого смиренного состояния. И не смотря на то, что у нас может показаться искушение осуждать либо осуждать людей, каковые отрицают, что были травмированы (утверждая, что в действительности ничего не случилось), крайне важно помнить, что это (само по себе) есть симптомом. амнезия и Отрицание — это не выбор, что человек делает по собственной воле, они не говорят о слабости характера, дисфункции личности либо предумышленном обмане. Эта дисфункциональная траектория отпечатывается в отечественной физиологии. В момент травматического события, отрицание оказывает помощь сохранить свойство к выживанию и деятельности. Но, в случае если отрицание — хроническое, то оно делается слабо адаптивным симптомом травмы.

Чтобы отменить эффекты отрицания либо амнезии, требуется громадное мужество. То количество энергии, которое высвобождается, в то время, когда это происходит, возможно огромным, и его нельзя приуменьшать либо недооценивать. Данный момент имеет громадной значение для травмированного человека.

Гледис

История Гледис может показаться забавной и нелепой, но она правдива и в полной мере соответствует тем переживаниям, каковые возможно ожидать при обычного отрицания. Процесс выхода из отрицания либо амнезии возможно облегчен при помощи семьи, терапевтов и друзей, но время, подходящее для этого пробуждения, определяется только биологическими и физиологическими факторами.

Гледис была направлена ко мне своим доктором, что лечил у нее заболевание щитовидной железы. Терапевт-интернист не смог найти физическую обстоятельство ее повторяющихся приступов острой боли в животе. Встретившись с ней в первоначальный раз, я был поражен ее напряженным, испуганным и настороженным выражением. Казалось, что ее глаза вот-вот выпрыгнут из орбит, что есть не только хорошим показателем гипертиреоза (hyperthyroidism), вместе с тем страха и хронической сверхбдительности. Я задал вопрос ее, ощущает ли она себя испуганной, и испытывала ли она когда-либо травму. Она ответила, что нет.

Зная о том, что время от времени люди отрицают травму, я перефразировал собственный вопрос и задал вопрос ее, волновалась ли она за последние пять лет что-либо особенно пугающее либо причинившее ей огорчение. И снова она ответила — нет. Пробуя усилить ее помощь, я заявил, что недавние изучения продемонстрировали, что громадный процент среди населения пережил что-либо пугающее за последние пять лет.

«В действительности?» — ответила она. «Ну, пара лет назад меня похитили. Но это не было так уж страшно».

«Ни капельки?»

«Нет, вовсе нет».

«Что же случилось?»

«Ну, я каталась на лыжах в Колорадо с приятелями, и мы должны были идти на ужин. Подъехал мужчина, открыл дверь собственной автомобили, и я села в нее. Но он не отправился в ресторан».

«В тот момент вы испугались?»

«Нет, было чувство безопасности, поскольку все это происходило на протяжении выходных для катания на лыжах».

«Куда же он отправился?»

«Он привез меня на свою квартиру».

«Разве вы не испугались, в то время, когда он не отправился в ресторан, а вместо этого отвез вас на свою квартиру?»

«Нет, поскольку я не знала, для чего он привез меня в том направлении».

«светло. Что же случилось позже?»

«Он привязал меня к собственной кровати».

«Это было страшно?»

«Нет, поскольку ничего не случилось в действительности. Он лишь угрожал мне. Да, быть может, я мало испугалась. У него на стенах висело большое количество пистолетов и разных ножей».

«Но вы не были напуганы по-настоящему?»

«Нет, поскольку ничего не случилось».

В тот сутки Гледис ушла снаружи весьма спокойной. Ее утверждение о том, что она не была напугана на протяжении похищения либо в какой-либо второй момент, все еще преобладало в ее переживаниях. Больше она не возвращалась.

История Гледис не смотря на то, что и экстремальный, но одновременно с этим обычный пример отрицания. Отрицание держит травмированного человека в собственных тисках , пока примитивные процессы, защищающие совокупность, не решат отпустить его. Мы можем выйти из состояния отрицания по причине того, что почувствуем себя в безопасности, либо в то время, когда второе событие инициирует «воспоминание», либо по причине того, что отечественная биология сообщит: «Достаточно». Наровне с тем, что имеется вещи, каковые приятели, терапевты и любимые смогут сделать, дабы оказать помощь (к примеру, вмешательство), чувствительность ко времени есть решающим моментом чтобы эти попытки принесли результаты.

Вероника Степанова \


Также читать:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: