Р. декарт. рассуждение о методе

Вопросы к тексту:

1. [Чем философское знание отличается от других форм знания?]

2. Для чего нужен способ познания?

3. Выделите в тексте и объясните собственными словами правила способа Декарта. являются ли они актуальными, на ваш взор, в современной науке?

4. Посредством каких аргументов и для чего философ обосновывает существование Бога и бессмертие души? Как познание Всевышнего оказывает помощь человеку отыскать базы познания? («Врожденные идеи»).

5. Кузьма Прутков писал: «Не чеши затылок, а чеши пятки…», — какому из правил Декарта близка эта идея?

Я был тогда в Германии, где был призванным в связи с войной, не кончившейся в том месте и поныне. В то время, когда я возвращался с коронации императора в армию, начавшаяся зима остановила меня на одной из стоянок, где, лишенный развлекающих меня собеседников и, помимо этого, не тревожимый, но счастью, страстями и никакими заботами, я оставался весь день один в горячей помещении, имея полный досуг предаваться размышлениям. Среди них первым было мысль о том, что довольно часто творение, составленное из многих нередкой и сделанное руками многих мастеров, не столь совсем, как творение, над которым трудился один человек. Так, мы видим, что строения, задуманные и выполненные одним архитектором, обыкновенно прекраснее и лучше устроены, чем те, в переделке которых учавствовали многие, пользуясь ветхими, стенками, выстроенными для других целей. Совершенно верно так же древние города, разрастаясь с течением времени из маленьких посадов и становясь громадными городами, в большинстве случаев столь не хорошо распланированы если сравнивать с городами-крепостями, выстроенными па равнине по плану одного инженера, что, не смотря на то, что, разглядывая эти строения по отдельности, часто находишь в них никак не меньше искусства, нежели в строениях крепостей, но при виде того, как они расположены – тут мелкое строение, в том месте громадное – и как улицы от них становятся искривленными и неравными но длине, возможно поразмыслить, что это скорее дело случая, чем разумной воли люден. […] Подобным образом мне пришло в голову, что и науки, заключенные в книгах, по крайней мере те, каковые лишены доказательств и аргументы которых только возможны, сложившись и мало-помалу разросшись из точек зрения множества различных лиц, не так близки к истине, как простые рассуждения здравомыслящего человека довольно видящихся ему вещей. […] И подобно тому как обилие законов часто дает предлог к оправданию пороков и государство лучше управляется, в случае если законов мало, но они строго соблюдаются, так и вместо солидного числа правил, составляющих логику, я заключил, что было бы достаточно четырех следующих, только бы лишь я принял жёсткое ответ всегда соблюдать их без единого отступления.

Первое – ни при каких обстоятельствах не принимать за подлинное ничего, что я не принял бы таковым с очевидностью, т. е. шепетильно избегать предубеждения и поспешности и включать в собственные суждения лишь то, что представляется моему уму столь светло и четко, что никоим образом не сможет дать предлог к сомнению.

Второе – дробить каждую из разглядываемых мною трудностей на столько частей, сколько потребуется, дабы лучше их дать добро.

Третье – располагать собственные мысли в определенном порядке, начиная с предметов несложных и легкопознаваемых, и восходить мало-помалу, как по ступеням, до познания самые сложных, допуская существование порядка кроме того среди тех, каковые в естественном ходе вещей не предшествуют друг другу.

И последнее – делать везде списки такие полные7 и обзоры столь всеохватывающие, дабы быть уверенным, что ничего не пропущено. [c.260]

[…] Но что больше всего удовлетворяло меня в этом способе – это уверенность в том, что с его помощью я во всем пользовался собственным разумом если не в совершенстве, то по крайней мере как мог лучше. Помимо этого, пользуясь им, я ощущал, что мой ум мало-помалу привыкает воображать предметы яснее и отчетливее, не смотря на то, что собственный способ я не связывал еще ни с каким определенным вопросом, я рассчитывал столь же удачно использовать его к трудностям вторых наук, как это сделал в алгебре8. Это не означает, что я бы дерзнул срочно приняться за пересмотр всех представившихся мне наук, поскольку это противоречило бы порядку, что предписывается способом. Но, учтя , что начала наук должны быть заимствованы из философии, в которой я до тех пор пока еще не усмотрел точных начал, я сделал вывод, что в первую очередь надлежит установить таковые. А потому, что это дело ответственнее всего на свете, причем поспешность либо предубеждение в нем страшнее всего, я но должен был торопиться с окончанием этого дела до того времени, пока но достигну возраста более зрелого – а мне тогда было двадцать три года,– пока не употреблю большое количество времени на подготовительную работу, искореняя в моем уме все купленные прежде неверные мнения, накопляя запас опытов, что послужил бы мне материалом для размышлений; до тех пор пока, упражняясь неизменно в принятом мною способе, имел возможность укрепляться в нем все более и более.

Рассуждения о способе… — Р. Декарт. Говорит Кирилл Сидоренко


Также читать:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: