Работа терапевта с телесным процессом клиента

Первая задача – это создание обстановки, в которой клиенты могли бы рискнуть вернуться в свое тело. Учитывая то, что клиенты в основном хотят избавиться от неприятных физических ощущений и чувств, гештальт-терапевт поступает как раз наоборот – он привлекает их внимание к собственному телесному опыту (хотя бы это и было возраждением тем проблемам, от которых они хотели избавиться). На фоне такого отчуждения собственных ощущений просьба считать тело своим «Я» воспринимается весьма неоднозначно.

Основная трудность состоит в том, чтобы помочь клиенту изменить застывшие или автоматические телесные структуры, сделать их активными процессами организма и облегчить интеграцию «Я». Цель состоит не в устранении имеющейся структуры, а в присвоении того, что было отчуждено. Простых физических изменений в теле недостаточно. Терапевт, работая с телесной структурой, исследует как физические аспекты существования, так и чувства и смыслы, которые поддерживают телесную структуру в застывшем состоянии. Цель – это не физическое изменение, а изменение человека в целом. Гештальт-терапевт поддерживает клиентский поиск более полноценных путей познания своего тела и определение смысла этого опыта. Таким образом, эта работа акцентирует не только физические изменения, но и изменения в чувствах и смыслах.

Поэтому основным смыслом работы гештальт-терапевта является эксперимент. Это деятельность, направленная на то, чтобы увеличить осознанность человека путем вынесения на передний план неясного аспекта опыта. Это общая философия и ориентация гештальт-подхода по отношению к телесной структуре. Первый шаг состоит в том, чтобы помочь клиенту лучше осознать то, что он делает физически, путем вынесения опыта на передний план сознания. Это возвращение чувствительности путем осознавания того, что есть. Цель состоит в том, чтобы клиент смог отчетливо ощущать – то есть яснее почувствовать, что это. Ведь телесная структура не выбирается сознательно и, как правило, не ощущается как структура. Можно попросить физически преувеличить структуру, и тем самым клиент делает ее своей (а не отчужденной), можно использовать прямой контакт (надавить, толкнуть, помассировать), движения или усилия, чтобы оживить определенные части тела. В этом смысле телесный процесс появляется из телесной структуры.

Приведем фрагмент терапевтической сессии.

Клиент: Я чувствую свои ноги тяжелыми, они как-то связаны с полом. Я не иду вперед. Это как «не сойти мне с этого места»! Вроде бы я что-то кому-то пообещала, но не знаю что…

Терапевт: Что будет, если ты просто переступишь с ноги на ногу?

К.: (переступает) Я хочу подойти к тебе.

По мере того, как идентификация со структурой возрастает, и она становится своей собственной, клиент может получить из этой структуры ощущение процесса или смысла состояния (мышечного напряжения). Это выявляет активный процесс за статичной структурой и помогает клиенту более полно осознать конфликт, лежащий в ее основе. На данной стадии возможны несколько вариантов работы. Один подход состоит в заострении внимания на полярной структуре. Этот подход исследует наименее осознаваемую полярность и поэтому может быть воспринят клиентом как рискованны и пугающий. Его следует использовать осторожно, в атмосфере поддержки, так, чтобы клиент не чувствовал внезапного вторжения в ту часть своего «Я», которая является отчужденной.

Другой подход состоит в заострении внимания на самой телесной структуре, преувеличении ее. Он вызывает меньшую тревогу, потому что исследует более приемлемую и ценную часть «Я». Независимо от того, какой прием использован первым, исследовать нужно обе стороны. Гештальт-подход стремится сделать едиными обе части «Я», а не заставлять доминировать какую-либо из них. Один из путей решения этой проблемы – попросить клиента физически чередовать структуру и ее противоположность, осознавая свои ощущения и чувства. Терапевт должен быть внимателен к тому, что еще возникает в таком эксперименте. Тема, которая всплывает в этом эксперименте, проясняет для клиента и сам процесс.

После того, как клиент осознает структуру и ее полярность (как значение структуры), может возникнуть тема актуального конфликта. Это путь прояснения и определения сущности опыта, наиболее значимого «здесь и теперь». Тема не является целительной сама по себе, а представляет собой продолжение терапевтической работы. В развитии темы терапевт уделяет внимание как ее психологическому значению и вербальному выражению, так и ее представлению в позе, движениях, других телесных феноменах (принцип интеграции).

Итак, начав с феноменов тела и эксперимента, обнаружив тему, мы приступаем к работе над ней. В физический процесс добавляется вербальный диалог, и полярности, обнаруженные в нем, получают свое имя. Это препятствует изоляции конфликта только в физическом напряжении и телесных переживаниях и направляет конфликт и чувства в сферу. Это, которое включает слова и абстракции.

Структура тела может быть рассмотрена как «замороженный диалог» между конфликтующими сторонами «Я». Он был заморожен потому, что одна из частей приобрела господство и был достигнут некоторый баланс силы и слабости (или утомления от борьбы). То, что поначалу было активной, энергичной борьбой между человеком и окружающей средой, при ретрофлексии превращается в борьбу между частями «Я» и господство одной из частей.

Чтобы «разморозить» диалог обеих полярностей, могут быть использованы метафоры, осознаны чувства. При дальнейшей работе можно использовать вербальный или невербальный диалог между двумя сторонами «Я» или двумя интроецированными фигурами, которые были частью естественной адаптации, – диалог, связанный с телесным опытом, выраженный через движение, позу, при поддержке дыхания и ощущения от прикосновений. «Размороженный» диалог восстанавливает более гибкое творческое приспособление, чем то, которое содержалось в фиксированной телесной структуре.

Когда возникает изменение и баланс, когда клиент становится и более терпимым и доброжелательным к себе, появляются новые пути взаимодействия с окружающей средой и удовлетворения потребностей без напряжения и искажений, свойственных конфликту. Восстановление гибкой адаптации к окружению дает возможность различать то окружение, где возможно безопасное выражение чувств, и то, где нужно отгородиться и защитить себя.

Цель не в том, чтобы сделать защиту недействительной или избавиться от нее, а в том, чтобы сделать ее более функциональной и избирательной. В таком случае и другая сторона личности может найти выражение, когда окружающая среда окажется поддерживающей и подходящей для этого. И тогда клиент может почувствовать свою жизненность во всей ее полноте.

Рабочий процесс мастер-класса \


Также читать:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: