Разговоры о поспешных выводах

«Она ничего не знает про его менеджерские навыки. Она основывается только на эффекте ореола от хорошей презентации».

«Перед тем как начать дискуссию, давайте определим раздельно вывод каждого, дабы направляться неточности. Свободные оценки дадут больше информации».

«Они приняли это важное ответ на основании благоприятного отчета от единственного консультанта. Что они видят, то у них и имеется. Похоже, они не осознали, как мало у них было информации».

«Они не желали дополнительно й информации, которая имела возможность бы сломать историю. Что видишь, то и имеется».

8
Как выносятся суждения

Числу вопросов, на каковые вы имеете возможность ответить, нет предела, независимо от того, задаёт вопросы ли вас собеседник, либо вы задаете их сами себе. Нет предела и числу показателей, каковые вы имеете возможность оценить. Вы способны посчитать количество больших букв на данной странице, сравнить высоту окон в доме и вашем доме через улицу и оценить начинания какого-нибудь политического деятеля по шкале от «превосходно» до «провально». Вопросы адресуются Совокупности 2, которая направит внимание на поиск ответа в памяти. Совокупность 2 может вопросы приобретать, быть может генерировать, но поиск ответа и перенаправление внимания в памяти происходят в любом случае. Совокупность 1 трудится по-второму. Она всегда отслеживает, что происходит в и снаружи разума, и генерирует оценки разных качеств обстановки без конкретного намерения и практически и ли совсем без упрочнений. Эти базисные оценки занимают важное место в интуитивных суждениях, потому, что их с легкостью подставляют вместо более сложных ответов – это и имеется главная мысль искажений и метода эвристики. Две другие черты Совокупности 1 кроме этого поддерживают замену одного суждения на второе. Одна из них – свойство переносить значения между измерениями. Вы делаете это, отвечая на легкий для большинства вопрос: «Если бы Сэм был такой же большой, как он умный, какого именно роста он бы был?» И, наконец, имеется «мысленный выстрел дробью» (mental shotgun): намерение Совокупности 2 ответить на конкретный вопрос либо оценить определенное свойство обстановки машинально запускает другие вычисления, среди них и базисные оценки.

Базисные оценки

На протяжении эволюции Совокупность 1 выработала свойство снабжать постоянную оценку главных задач, каковые организм обязан решать для выживания: как идут дела? не появилась ли угроза? не показалась ли хорошая вероятно сть? все ли нормально? приблизиться либо держаться подальше? Возможно, эти вопросы не столь ответственны для муниципального обитателя, как для газели в саванне, но мы унаследовали нейронные механизмы, непрерывно оценивающие уровень угрозы, каковые нельзя отключить. Ситуации всегда определяются как нехорошие либо хорошие, требующие бегства либо разрешающие приближение. Для человека хорошее настроение и когнитивная легкость – эквиваленты оценки среды как надёжной и привычной.
Конкретным примером базисной оценки помогает свойство с одного взора отличать приятеля от неприятеля. Подобная специальная возможность воздействует на шансы выживания организма в страшном мире и развилась на протяжении эволюции. Алекс Тодоров, мой сотрудник по Принстону, изучал биологические корни стремительной оценки безопасности при сотрудничестве с посторонними. Он продемонстрировал, что у нас имеется свойство с одного взора на лицо незнакомца оценивать два главных и возможно серьёзных показателя: уровень его доминантности (и, соответс твенно, степень угрожающей опасности) и как он хорош доверия, другими словами окажутся ли его намерения дружественными либо враждебными. Форма лица, к примеру «сильная» квадратная челюсть, разрешает в определенной степени оценить доминантность. Выражение лица (ухмылка либо хмурый взор) дает подсказки относительно намерений. Сочетание квадратной челюсти с опущенными уголками рта может предсказывать беду. Точность таковой оценки далеко не совершенна: круглые подбородки не весьма надежно отражают кротость, а ухмылки возможно (до некоей степени) сымитировать. И все-таки кроме того несовершенная свойство оценивать посторонних дает преимущество при выживании.
Данный старый механизм Сейчас приобрел новое применение: он до некоей степени воздействует на то, как люди голосуют. Тодоров показывал своим студентам фотографии мужчин, кое-какие всего лишь на одну десятую секунды, и просил их оценить лица по различным показателям, включая компетентность и привлекательность. В оценках испытуемых не обнаружилось большого разброса. Тодоров показывал не комплект случайных фотографий, а подборку изображений кандидатов в предвыборных кампаниях. После этого исследователь сравнил результаты выборов с рейтингом компетентности, составленным принстонскими студентами по окончании маленького просмотра фотографий и вне политического контекста. Приблизительно в 70 % случаев на выборах на должность сенатора, губернатора и конгрессмена победил тот кандидат, чье изображение в опыте взяло более большой рейтинг компетентности. Данный поразительный итог скоро подтвердился на протяжении общей избирательной кампании в Финляндии, на выборах в муниципальные совет ы в Англии и в разных избирательных кампаниях в Австралии, Германии и Мексике. Для меня полной неожиданностью стало то, что рейтинг компетентности в изучении Тодорова прогнозировал результаты голосования лучше, чем рейтинг привлекательности.
Тодоров понял, что люди делают выводы о компетентности, сочетая два измерения: силу и надежность. На лицах, излучающих компетентность, сильный подбородок сочетается с легкой уверенной ухмылкой. Нет никаких свидетельств, что эти черты лица вправду предвещают, как прекрасно политики справятся со собственными обязанностями. Но изучение реакции мозга на побеждающих и проигрывающих кандидатов демонстрирует, что мы биологически склонны отвергать тех, у кого нет ценимых нами показателей. В этом изучении проигравшие вызывали более сильную негативную эмоциональную реакцию. Это – пример эвристики суждения, о которой я буду сказать потом. Избиратели пробуют составить чувство о том, как будет оптимален кандидат на своем посту, и склоняются к более несложной оценке, которая выносится скоро, машинально и дешева в момент, в то время, когда Совокупность 2 принимает ответ.
Развивая основополагающие изучения Тодорова, политологи выяснили категорию избирателей, для которых автоматические предпочтения Совокупности 1, наверное, сыграют значительную роль. Они нашли их среди политически неграмотных избирателей, каковые большое количество наблюдают телевизор. Как и ожидалось, наружность, создающая чувство компетентности, воздействует на не хватает информированных любителей телепередач в три раза посильнее, чем на вторых. Очевидно, относительная важность Совокупности 1 в определении выбора предпочтений при голосовании для всех различная. Мы встретим и другие примеры таких личных отличий.
Совокупность 1, конечно же, понимает язык, и это познание зависит от базисных оценок, каковые всегда генерируются на протяжении понимания сообщений и восприятия событий. Эти оценки включают высчитывание сх одства и репрезентативности, установление обстоятельств и оценку примеров и доступности ассоциаций. Это делается кроме того при отсутствии конкретных задач, не смотря на то, что результаты употребляются для исполнения требований, появляющихся по мере появления заданий.
Базисных оценок довольно много, но оцениваются не все вероятные показатели. Для примера посмотрите на рисунок 7.

Рис. 7

С первого взора создается чувство о многих изюминках рисунка. Вы понимаете, что высота крайних столбиков однообразна и что сходство столбиков между собой больше, чем сходство между столбиком слева и массивом кубиков посередине. Вы не поймёте, что количество кубиков в столбике слева такое же, как в средней фигуре, и не понимаете, какой высоты будет столбик, выстроенный из кубиков. Дабы подтвердить количество, нужно будет пересчитать два комплекта кубиков и сравнить результаты, а это может сделать только Совокупность 2.

прототипы и Наборы

В качестве другого примера поразмыслите над таким вопросом: какова средняя протяженность линий на рисунке 8?

Рис. 8

Вопрос легкий, и Совокупность 1 отвечает на него без подсказок. Опыты продемонстрировали, что испытуемым хватает доли секунды для достаточно правильной оценки средней длины комплекта линий. Более того, точность этих оценок не страдает, в случае если мозг испытуемого одвременно с этим занят тестом на память. Испытуемые не всегда знают, как выразить среднее значение в дюймах либо сантиметрах, но весьма совершенно верно подгоняют под него длину второй линии. Дабы организовать чувство о средней длине, Совокупность 2 не нужна. Это машинально и без упрочнений делает Совокупность 1, совершенно верно так же, как она отмечает факт и цвета линий, что они не параллельны. Мы можем срочно организовать чувство о количестве предметов в комплекте: совершенно верно, в случае если их число равняется либо меньше четырех, либо приблизительно, если оно больше четырех.
Перейдем к второму вопросу: какова суммарная протяженность линий на рисунке 8? С ним все по-второму, по причине того, что Совокупности 1 нечего предложить. На него возможно ответить, только активировав Совокупность 2, которая старательно оценит среднюю длину, посчитает количество линий и перемножит их.
На первый взгляд то, что Совокупность 1 не имеет возможности вычислить неспециализированную длину нескольких линий, в полной мере разумеется; вы и не пологали, что имеете возможность это сделать. Это пример серьёзного ограничения Совокупности 1. Она воображает категории через прототип либо пара обычных образцов, а потому прекрасно справляется со средними значениями, но не отлично – с суммированием. количество и Объём категории объектов в ней в большинстве случаев игнорируются в суждениях относительно того, что я буду именовать суммоподобными переменными.
В одном из бессчётных опытов, совершённых в связи с судебным процессом по окончании аварии танкера «Эксон Вальдес», испытуемых задали вопрос о степени их гот овности оплатить приобретение сетей для покрытия пролитой нефти, в который вязнут и тонут перелетные птицы. Трем группам участников внесли предложение оплатить спасение соответственно двух тысяч, двадцати тысяч либо двухсот тысяч птиц. В случае если спасение птиц – экономический товар, оно должно воображать суммоподобную переменную: спасение двухсот тысяч птиц, казалось бы, стоит дороже, чем спасение двух тысяч. В конечном итоге количество птиц мало оказало влияние на средний размер взноса для каждой из трех групп: 80, 78 и 88 долларов соответственно. Во всех трех группах участники реагировали на прототип – изображение беззащитной птицы, покрытой нефтью. Как много раз подтверждалось умелым методом, числом практически в любое время пренебрегают в аналогичных эмоциональных событиях.

НЕ ДЕЛАЙТЕ ПОСПЕШНЫХ ВЫВОДОВ!


Также читать:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: