Разговоры о рамках и реальности

«Им будет приятнее думать о том, что произошло, если они сформулируют итог в рамках сохраненных, а не потерянных денег».

«Давайте поменяем рамки неприятности, сместив от правную точку. Представьте, что это не отечественное; за какое количество бы мы это приобрели?»

«Отнеси утрату на мысленный счет „неспециализированных доходов“ – сходу станет легче!»

«Тебя просят поставить галочку, в случае если желаешь отказаться от рассылки. Перечень клиентов сократился бы, если бы требовалось поставить галочку, дабы подписаться на рассылку!»

Часть V
Два «Я»

35
Два «я»

Термин «полезность» за период своего существования имел два значения. Иеремия Бентам предпослал собственному «Введению в законодательства и основания нравственности» известную сентенцию: «Природа поставила человечество под управление двух главных властителей, удовольствия и страдания. Им одним предоставлено определять, что мы можем делать, и показывать, что мы должны делать» [3 — ?Перевод Б. Капустина.]. В смущенном примечании Бентам просит прощения, чт о употребил слово «полезность» для этих ощущений, и пишет, что не смог отыскать лучшего выражения. Имея в виду Бентамову интерпретацию термина, я буду сказать «чувствуемая полезность».
Последние сто лет слово «полезность» значит для экономистов что-то иное. специалисты и Экономисты по теории принятия ответов подразумевают под этим термином «желательность» – то, что я именую «выбираемая полезность». Теория ожидаемой полезности, к примеру, полностью посвящена рациональным правилам, которым обязана подчиняться выбираемая полезность; она ничего не может сказать об наслаждении. Очевидно, два вида полезности совпадают, в случае если человек желает того, что приносит наслаждение, и наслаждается от того, что выбрал для себя; это предположение о совпадении имплицитно включено в неспециализированную идею о рациональности экономических агентов. Рациональным агентам положено знать личные вкусы – в настоящем и в будущем – и принимать верные ответы, каковые всецело соответствуют их заинтересованностям .

Чувствуемая полезность

Я в далеком прошлом обратил внимание на вероятные расхождения между полезностью чувствуемой и выбираемой. В то время, когда мы с Амосом еще лишь разрабатывали теорию возможностей, я сформулировал такую задачку: представьте человека, что каждый день приобретает больного инъекцию. Привыкания нет; ежедневно он испытывает боль той же силы. Заплатит ли он одну и ту же цену за то, дабы уменьшить число инъекций с 20 до 18, и за то, дабы снизить их число с 6 до 4? Возможно ли обосновать различие?
Я не собирал данных, потому, что ответ был очевиден. Вы точно и сами заплатите больше, дабы уменьшить число инъекций на треть (с 6 до 4), чем на одну десятую (с 20 до 18). Выбираемая полезность отмены двух инъекций выше в первом случае, чем во втором; любой заплатит больше в первом случае, чем во втором. Но это вздор. В случае если боль не изменяется сутки ото дня, то на каком основании человек приписывает разную полезность с окращению неспециализированного страдания на две инъекции в зависимости от числа прошлых уколов? В терминах, которыми мы пользуемся сейчас, задача иллюстрировала следующую идею: чувствуемую полезность возможно измерить числом инъекций. Кроме этого возможно высказать предположение, что хотя бы в некоторых случаях чувствуемая полезность может стать критерием оценки ответа. В случае если человек, принимая ответ, платит различную цену за одну и ту же взятую чувствуемую полезность (либо спасение от одной и той же утраты), он совершает неточность. Это думается очевидным, но в теории принятия ответов единственное основание вычислять ответ неправильным содержится в его несоответствии вторым предпочтениям. Мы с Амосом обсуждали эту проблему, но не решили ее. К ней я возвратился много лет спустя.

память и Опыт

Как возможно измерить чувствуемую полезность? Что ответить на вопросы типа «какое количество страданий испытала Хелен на протяжении медицинской процедуры?» либо «какое количество наслаждения она пол учила, совершив 20 мин. на пляже?». Английский экономист Фрэнсис Эджуорт думал на эту тему в девятнадцатом столетии и внес предложение идею «гедониметра», мнимого прибора, подобного измерительным устройствам на метеостанциях, что измерял бы уровень наслаждения либо боли, испытываемых человеком сейчас времени.
Чувствуемая полезность изменяется, как дневная температура либо давление, и результаты измерений возможно нанести на график зависимости от времени. Тогда на вопрос, сколько страданий на протяжении процедур (либо наслаждения на отдыхе) испытывает Хелен, мы ответим – «смотрите на область под кривой». Время играется критическую роль в концепции Эджуорта. В случае если Хелен совершит на пляже 40 мин. вместо простых 20, а интенсивность наслаждения не изменится, то неспециализированная чувствуемая полезность в этом случае удвоится – подобным же образом удвоение числа уколов в два раза ухудшает чувство от курса процедур. Такова была теория Эджуорта, и сейчас мы четко понимаем, в каких условиях эта теория трудится.
Графики на рисунке 15, показывающие профили ощущений двух больных на протяжении больном колоноскопии, забраны из изучения, которое мы с Доном Редельмейером, доктором медицинских наук в Торонтском университете, провели в начале 1990-х годов. на данный момент колоноскопия везде выполняется с применением анестезии и успокаивающих препаратов, но на протяжении проведения отечественных изучений такое обезболивание не было распространено. Больным предлагалось каждые 60 секунд показывать уровень испытываемой боли. На десятибалльной шкале 0 соответствует ощущению «совсем не больно», а 10 – «невыносимая боль». Видно, что ощущения каждого больного существенно изменялись на протяжении процедуры, которая продолжалась 8 мин. для больного А и 24 60 секунд – для больного В (последнее значение «совсем не больно» зафиксировано по окончании завершения процедуры). Всего в опыте приняло участие 154 больного; самая маленькая процедура заняла 4 60 секунд, самая продолжительная – 69 мин..
Рис. 15

Зададимся несложным вопросом: в случае если оба больного применяли одну и ту же шкалу боли, кто страдал больше? Ответ очевиден. Все согласятся, что больному В было нужно хуже. Больной В совершил как минимум столько же времени на каждом уровне боли, и «область под кривой» очевидно больше у В, чем у А. Главным причиной есть, само собой разумеется, то, что процедура для В длилась существенно продолжительнее. Величины, основанные на сиюминутных отчетах, я буду именовать гедониметрической суммой.
По окончании окончания процедуры всем участникам внесли предложение оценить «объем боли», испытанной на протяжении процедуры. Предполагалось, что словесная формулировка подтолкнет больных к интегрированной оценке взятой боли и представлению гедониметрической суммы. К нашему удивлению, этого не произошло. Статистический анализ разрешил сделать два вывода, растолковывающих закономерности, каковые наблюдались в других опытах.
• Правило «пик – финиш»: неспециализированная ретроспективная оценка четко соответствовала среднему уровню боли, испытываемой в нехороший момент и в конце изучения.
• Игнорирование длительности: длительность процедуры не оказывала заметного влияния на неспециализированную оценку боли.

С учетом указанных правил возможно разглядеть профили больных А и В. Большую боль (8 по 10-балльной шкале) оба больного оценили одинаково, но последняя оценка перед окончанием процедуры составила 7 у больного А и 1 – у больного В. Так, среднее для пикового и конечного ощущения – 7,5 для больного А и лишь 4,5 для больного В. Как и ожидалось, у больного А сохранились нехорошие воспоминания, чем у больного В. Больному А не повезло, что процедура завершилась в момент сильной боли, покинув неприятные воспоминания.
Сейчас у нас избыток данных: две оценки чувствуемой полезности – гедониметрическая ретроспективная оценка и сумма, каковые систематически не совпадают. Гедониметрическая сумма подсчитывается наблюдателем по самоотчету испытуемого в любой момент. Эти оценки мы именуем «взвешенными», по причине того, что при вычислении «области под кривой» каждому моменту приписывается равный вес: 120 секунд боли на уровне 9 вдвое хуже, чем одна 60 секунд страданий той же интенсивности. Но результаты этого и других опытов говорят о том, что ретроспективный отчет не учитывает продолжительность и придает двум моментам – пику и финишу – большее значение, чем остальным. Так на что же обращать внимание? Что делать доктору? Ответ серьёзен для медицинской практики. Отметим следующее:

• В случае если отечественная задача – сгладить воспоминания больного о страданиях, то понижение пиковой интенсивности боли ответственнее, чем сокращение длительности процедуры. По той же причине предпочтительнее сокращ ать интенсивность боли неспешно, а не быстро – так как у больного остаются менее неприятные воспоминания, в случае если в конце процедуры боль довольно мала.
• В случае если задача – снизить реально испытываемую больным боль, то имеет суть сократить время процедуры, даже в том случае, если в следствии увеличится пиковая боль и у больного останутся самые неприятные воспоминания.

Какая задача, по-вашему, серьёзнее? Я не проводил формального опроса, но мне представляется, что большинство проголосует за понижение воспоминаний о боли. Мне думается нужным представить эту задачу как конфликт заинтересованностей двух половин отечественного «я» (каковые не совпадают с двумя привычными нам совокупностями). «Чувствующее я» – то, которое отвечает на вопрос «А на данный момент больно?». «Вспоминающее я» – то, которое отвечает на вопрос «Как все было в целом?». Воспоминания – все, что нам остается из жизненного опыта, и исходя из этого, думая о собственной жизни, мы можем принять лишь точку зрения вспоминающего «я».
Как-то раз по окончании лекции один из слушателей поделился со мной историей, показывающей, как сложно отделить память от ощущений. Он поведал, как с восхищением слушал симфонию на проигрывателе – и под конец царапина на пластинке издала резкий звук; неудачный финал «сломал все чувство». В действительности сломано было не чувство, а воспоминание о нем. Чувствующее «я» взяло чувство практически полностью красивое, и нехороший финиш не имел возможности отменить того, что уже случилось. Мой слушатель очень плохо оценил целый эпизод, по причине того, что он весьма не хорошо завершился, но подобная оценка всецело игнорирует 40 мин. музыкального блаженства. Получается, что настоящие ощущения ничего не означают?
памяти и Смешение ощущений об ощущениях – весьма занимательная когнитивная иллюзия; эта замена заставляет нас поверить, что прошедший опыт возможно стереть с лица земли. У чувствующего «я» нет права голоса. Вспоминающее «я» довольно часто ошибается, но как раз оно ведет подсчет и решает, что мы получ им от судьбы; как раз оно принимает решения. То, чему мы обучились в прошлом, окажет помощь улучшить отечественные будущие воспоминания, но необязательно – будущие ощущения. Это тирания вспоминающего «я».

100 лет русскому мифу/русскому миру — протодиакон Андрей профессор и Кураев Сергей Фирсов


Также читать:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: