Разговоры о внимании и усилиях

«Я не буду решать эту задачу за рулем. От нее увеличиваются зрачки. Она требует умственных упрочнений!»

«Тут действует закон мельчайшего напряжения. Он будет думать как возможно меньше».

«Она не забыла про собрание. В то время, когда его назначали, она была поглощена чем-то вторым и просто вас не услышала».

«Первым дел ом мне в голову пришел интуитивный ответ Совокупности 1. Необходимо попытаться поискать данные в памяти осознанно».

3
Ленивый контролер

Ежегодно я провожу пара месяцев в Беркли. Одно из величайших наслаждений для меня – ежедневная четырехмильная прогулка по тропе среди холмов, с красивым видом на залив Сан-Франциско. Я в большинстве случаев смотрю за временем и, так, большое количество чего определил об упрочнениях. Я отыскал скорость – приблизительно 17 мин. на милю, – которую принимаю как прогулочную. Непременно, так я трачу физические силы и сжигаю больше калорий, чем сидя в кресле, но не ощущаю напряжения, несоответствия либо необходимости стараться делать больше. Гуляя на данной скорости, я могу думать и трудиться. Вдобавок, по-моему, легкая физическая активность прогулки повышает и активность разума.
У Совокупности 2 также имеется природная скорость. Некое количество энергии тратится на случ айные мысли и отслеживание происходящего около, даже в том случае, если мозг ничем не занят. Упрочнения для наблюдения требуются лишь в том случае, в то время, когда обстановка вынуждает к необыкновенной бдительности либо внимательности. Множество малых ответов принимается при вождении, чтении газеты, привычном обмене любезностями с супругом либо сотрудником, и все это – с минимумом упрочнений и без напряжения. Как на прогулке.
В большинстве случаев идти и в один момент думать – легко и приятно, но в экстремальных обстановках эти действия, наверное, соперничают за ограниченные ресурсы Совокупности 2. Это подтверждается несложным опытом. Гуляя с втором, попросите его срочно вычислить в уме произведение 23 78. Он наверняка остановится. Я на протяжении прогулки могу думать, но не могу делать умственную работу, которая очень сильно нагружает краткосрочную память. В случае если мне необходимо выстроить сложную цепочку доводов за ограниченное время, я предпочту не двигаться и наряду с этим сидеть, а не находиться. Непременно, не всякое медленное мышление требует таковой напряжённых вычислений и интенсивной сосредоточенности – оптимальнее мне размышлялось на протяжении неторопливых прогулок с Амосом.
В случае если я иду стремительнее, чем прогулочным шагом, ощущения от ходьбы совсем изменяются, потому, что переход на более стремительный темп очень сильно ухудшает мою свойство связно мыслить. С повышением скорости я все больше внимания уделяю фактически ощущениям от ходьбы и целенаправленному сохранению скорости. Это соответствующим образом воздействует на мою свойство делать выводы из цепочки рассуждений. На самой громадной скорости, с которой я могу идти по буграм – приблизительно 14 мин. на милю, – я кроме того не пробую думать о чем-то втором. Вдобавок к физическим упрочнениям, нужным для движения моего тела по тропе, требуются еще и умственные упрочнения по самоконтролю, дабы противостоять жажде замедлить ход. Разумеется, осознанные размышления и самоконтроль применяют одинаковый ограниченный бюджет упрочнений.
Нам практически в любое время нужен самоконтроль для поддержания занятий хода и связного мыслей умственной деятельностью, требующей упрочнений. Хоть я и не проводил систематических изучений в данной области, нередкое переключение между заданиями и умственная работа на повышенной скорости, вероятнее, не через чур привлекательны, и по возможности аналогичных занятий люди избегают. Как раз исходя из этого закон мельчайшего напряжения – закон. Для поддержания связной цепочки рассуждений – кроме того неспешных – нужна дисциплина. В случае если замерить, сколько раз за час писательской работы я контролирую email либо залезаю в холодильник, то в полной мере возможно заключить, что я не желаю заниматься писательской деятельностью и что мне нужно больше самоконтроля.
К счастью, умственная работа не всегда неприятна; люди довольно часто прилагают большие упрочнения в течение долгих отрезков времени, не используя силу воли. Психолог Михай Чиксентмихайи сделал больше вторых для изучения для того чтобы естественного внимания, а предложенное им наименование «поток» прочно вошло в язык. Испытавшие чувство потока обрисовывают его как «состояние глубокой, непринужденной сосредоточенности, в которой теряется чувство времени, себя и собственных неприятностей», а радость, пережитая в этом состоянии, так убедительна, что Чиксентмихайи назвал его «оптимальным опытом». Множество занятий – от живописи до мотогонок – приводит к состоянию потока, а для некоторых авторов кроме того написание книги делается оптимальным опытом. Поток прекрасно разделяет две формы упрочнений: концентрацию на задаче и планомерный контроль внимания. Езда на мотоцикле со скоростью 150 миль в час либо игра в шахматы, непременно, требуют большое количество упрочнений. Но для удержания внимания на этих всепоглощающих задачах в состоянии потока самоконтроль не нужен, так что для их исполнения высвобождаются дополнительные ресурсы.

Мастерство отвлекать внимание [TED]


Также читать:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: