Разграничение психопатий по тяжести и акцентуации по выраженности.

Как писал П.Б. Ганнушкин (1933), степень проявления психопатий «воображает прямо запутывающее достаток оттенков — от людей, которых окружающие вычисляют обычными, — и до тяжелых психотических состояний, требующих интернирования». Попытка как-то систематизировать эти степени воображает насущную практическую задачу. Это содействовало бы уточнению прогноза, смогло бы оказать помощь в экспертной практике и помогало бы более дифференцированному подходу к домашней и трудовой реадаптации. Сейчас в судебно-психиатрической экспертизе взял распространение термин «глубокая психопатия». (Морозов В., Лунц Д.Р., Фелинская Н.И., 1976). Им обозначаются самые тяжёлые случаи, где на высоте декомпенсаций появляются психотические расстройства либо исключающая вменяемость потеря свойства к «вероятностному прогнозированию соответствующей коррекции и своей деятельности собственного поведения» либо в базе нарушений характера лежат выраженные эндокринные расстройства (Фелинская Н. И., 1965; Шостакович Б. В., 1971). По данным судебной экспертизы, случаи психопатий, исключающие вменяемость, у подростков видятся существенно чаще, чем у взрослых, — у 15-17 % экспертируемых вместо 3-5 % (Гурьева В. А., семь дней В. Я., 1980).

Разделение психопатий на три степени тяжести было осуществлено Л. И. Спиваком (1962) в отношении эксплозивного типа. Наряду с этим учитывались возраст формирования, тяжесть декомпенсаций, патологические трансформации на пневмо- и электроэнцефалограмме и др. Но критерии разграничения по трем степеням тяжести не были предметом особого изучения.

Степень отклонений характера сама по себе тяжело поддается количественной оценке. Последнюю дешевее осуществить по вторым, зависящим от этих отклонений показателям (Личко А. Е., Александров Ар. А., 1973). К ним относятся: 1) тяжесть, частота и продолжительность декомпенсаций, фаз, психогенных реакций и, что особенно принципиально важно, соответствие их силе и изюминкам позвавших факторов; 2) степень тяжести крайних форм нарушений поведения; 3) оцениваемая в «длиннике» степень социальной (трудовой, домашней) дезадаптации; 4) степень правильности самооценки изюминок собственного характера, критичности к собственному поведению. При различных типах психопатий значение каждого из этих показателей будет иным, исходя из этого основываться направляться на совокупной оценке по всем перечисленным параметрам. Исходя из сообщённого, нами было предложено выделить три степени тяжести психопатий и две степени акцентуаций характера. Описание каждой из них иллюстрируется примером, относящимся к одному и тому же (истероидному) типу характера.

Тяжелая психопатия (степень III). Компенсаторные механизмы очень не сильный, чуть намечаются либо бывают только парциальными, охватывая только часть психопатических изюминок, но достигая тут таковой гиперкомпенсации, что сами выступают уже как психопатические черты. Компенсации неизменно неполные и непродолжительные. Декомпенсации легко появляются от малых обстоятельств а также без видимого предлога. На высоте декомпенсаций картина может быть около психотического уровня (тяжелые дисфории, депрессии, сумеречные состояния и др.). При тяжелой степени некоторых психопатий (шизоидной, психастенической и др.) часто появляются диагностические сомнения — не являются ли эти случаи психопатоподобным недостатком при шизофрении либо ее вялотекущей формой. Но ни показателей процесса, ни четких указаний на перенесенный в прошлом шизофренический шуб найти не удается. Нарушения поведения могут быть около уровня уголовных правонарушений, суицидных актов и других действий, угрожающих тяжелыми последствиями для самого психопата либо его родных. В большинстве случаев имеет место постоянная и большая социальная дезадаптация. Такие дети рано бросают учебу, практически не трудятся, за исключением маленьких эпизодов либо условий принудительного труда. Живут они за счет вторых либо за счет страны. Обнаруживается полная неспособность к поддержанию домашних взаимоотношений — связи с семьей порваны либо очень натянуты из-за постоянных распрей либо носят темперамент патологической зависимости (психопата от кого-либо из участников семьи либо последних от психопата). Дезадаптация четко выступает кроме этого в среде сверстников. Самооценка характера неверная либо отличается парциальностью-подмечаются только кое-какие черты, в особенности проявления патологической гиперкомпенсации. Критика к собственному поведению заметно снижена, а на высоте декомпенсаций может всецело утрачиваться.

Геннадий У., 18 лет. С 15 лет не работает и не обучается, находится на иждивении у старой бабки. Папа- пьяница, в далеком прошлом кинул семью. Мать кроме этого злоупотребляла алкоголем, погибла от отравления метиловым спиртом. Воспитывался бабкой, которая неизменно во всем ему потакала. С раннего детства непослушен и капризен. С 1-го класса школы обнаружились нарушения поведения: не желал обучаться, удирал с уроков, грубил преподавателям. Свойства были удовлетворительными, но из-за прогулов дублировал 3-й и 5-й классы. Хотел попасть в компанию более старших уличных подростков. За воровство и мелкое хулиганство неоднократно был задержан милицией. В 13 лет в связи с нарушениями поведения был в первый раз направлен в детскую психиатрическую поликлинику, где были отмечены эмоциональная лабильность, склонность и лживость к фантазированию. В 15 лет, оставшись на третий год в 5-м классе, кинул школу. Пара раз начинал трудиться в различных местах: учеником сапожника, грузчиком, продавцом мороженого, подсобным рабочим. Везде бездельничал, опаздывал, прогуливал, после этого по большому счету бросал работу. Дни проводил в компании уличных подростков, выпивал, отнимал деньги у малышей, идущих в школу.

Все более обнаруживалась склонность к фантазированию и псевдологии. Развлекался фальшивыми вызовами по телефону то милиции, то пожарных, то скорой помощи, наряду с этим обнаруживал изрядный артистизм, легко вживаясь в роль. В беседе с доктором на ходу сочинил истории о том, что его мать была из мести отравлена соседкой, что сам он около банка отыскал большую сумму потерянных денег, расписывал, как их тратил, как якобы путешествовал в Сочи; объявил, что дома у него тайный склад боеприпасов и оружия, собранных в местах бывших боев, что он помог милиции изловить преступников и т. п. К собственному поведению относился без критики: часть проступков отрицал, в части, как и в собственном характере, не видел ничего особого.

Отмечен выраженный инфантилизм — выглядит 14-15-летним. При неврологическом осмотре и на ЭЭГ — без отклонений.

Обследование посредством ПДО . По шкале объективной оценки диагностирован смешанный истероидно-неустойчивый тип. Имеется указание на возможность психопатии. Конформность — низкая (характерно истероидному типу), реакция эмансипации — не сильный. На склонность к делинквентности показывает определение неустойчивого типа. Отношение к алкоголизации — неизвестное. По шкале субъективной оценки — самооценка неверная: точно выделяются черты конформного и гипертимного типа, отвергаются меланхолические и астеноневротические черты.

Диагноз. Психопатия истероидного типа тяжелой степени на фоне психофизического инфантилизма.

Катамнез. в течении последующих двух лет трижды был положен в больницу в психиатрические поликлиники в связи с декомпенсациями психопатии. Практически не работает, начал пьянствовать.

Выраженная психопатия (степень II). Компенсаторные механизмы нестойки, и поэтому компенсации непродолжительны. Декомпенсации смогут появляться от малых предлогов. серьёзные нарушения и Тяжёлые декомпенсации поведения в большинстве случаев все же следует за психологическими травмами либо появляются в тяжёлых обстановках. Социальная адаптация не редкость неполной и нестойкой. Работу либо учебу то бросают, то возобновляют. Свойства остаются нереализованными. Отношения с родными полны распрей либо отличаются патологической зависимостью. Самооценка степень самокритичности и чёрт характера очень разнятся в зависимости от типа психопатий.

Алексей Б., 17 лет. Появился в асфиксии, беременность протекала с угрожающим выкидышем и токсикозом. В первые годы судьбы развитие без отклонений. С детства склонен к фантазированию, упрям, непослушен. Родители — пожилые, оба педагоги, были неединодушны в воспитательных мерах, любой стремился по-своему чрезмерно опекать сына. С 7 лет в ответ на нотации за непослушание начал убегать из дому в лес. Тогда папа в целях наказания сам начал отводить его в лес и бросать в том месте одного. Теплоты в отношениях между ним и родителями ни при каких обстоятельствах не было. В школе, не обращая внимания на хорошие свойства, обучался весьма неровно. Начинал с громадным интересом, метил в отличники, но при первых трудностях пасовал, забрасывал занятия, начинал прогуливать уроки. Тогда родители в большинстве случаев переводили его в новую школу, где все начиналось сперва. С 13 лет стал особенно тяжёлым. Из-за прогулов дублировал 7-й класс, еле окончил восьмой. Начал курить, нарушал дисциплину в школе, по окончании распрей с родными удирал из дому, ночевал в подвалах, мошенническим образом собирал деньги у касс в автобусах. Сам к себе из побегов не возвращался, а старался, дабы его со скандалом доставила милиция: для этого вечером укладывался дремать на проспекте в историческом центре города, ночью старался попасть на глаза милиционеру и т. п. Окончив 8 классов, потребовал от своих родителей, дабы его устроили лаборантом в НИИ, другую работу либо ПТУ вычислял недостойными для себя. По окончании отказа в приеме на эту работу пробовал изобразить повешение в парадной собственного дома на глазах у проходивших мимо соседей. Начал проводить время в курительной помещении Публичной библиотеки, вращался среди юношей, подготавливавшихся поступать в высшии учебные заведения, пробовал сколотить компанию в «альянс фаталистов»: предлагал по жребию испытать судьбу — пройти по перилам моста через Неву, выпить из чашек, в одном из которых будет яд, и т. п. Собственными россказнями собирал около себя слушателей. Был положен в больницу в психиатрическую поликлинику. По окончании выписки устроился на завод учеником токаря и поступил в вечернюю школу. Но учебу скоро закинул. Дома конфликтовал с родителями и через пара месяцев сам попросил о повторной госпитализации в психиатрическую поликлинику, дабы «отдохнуть».

В беседе старался произвести чувство собственной незаурядностью, выставлял напоказ кое-какие отрицательные черты собственного поведения, но отвергал истероидные черты. Строил нереальные замыслы о поступлении в высшее учебное заведение.

При неврологическом осмотре и на ЭЭГ — без отклонений.

Обследование посредством ПДО. По шкале объективной оценки диагностирован смешанный истероидно-неустойчивый тип. Найдены показатели, говорящие о возможности психопатии. Конформность низкая, реакция эмансипации выраженная. Отмечена психотерапевтическая склонность к алкоголизации. Определение неустойчивого типа является указанием на психотерапевтическую склонность к делинквентности. По шкале субъективной оценки самооценка неполная: точно выделяются черты неустойчивого типа, отвергаемых линия не распознано.

Диагноз. Истероидная психопатия выраженной степени.

Катамнез. По окончании выписки кинул и завод, и вечернюю школу. Окончил кратковременные направления кинодемонстраторов, но трудиться не стал. Поступил в медицинское училище, сначала занимался с увлечением, но скоро надоело, начал прогуливать и бездельничать. При угрозе увольнения из училища умышленно вскрыл себе вены. Другую суицидальную демонстрацию устроил по окончании укоров своих родителей в безделье — забрал у себя из вены шприцем кровь, развел ее в тазу с водой и показывал соседям, уверяя, что выпустил у себя полтаза крови. После этого сам кинул училище. Женился на даме старше его на 7 лет, был на ее иждивении. Скоро бросил ее, возвратился к родителям, начал работать на почте разносчиком весточек.

Умеренная психопатия (степень I). Компенсаторные механизмы достаточно выражены. Вероятны продолжительные компенсации. Срывы в большинстве случаев ситуативно обусловлены, их продолжительность и глубина пропорциональны психологической травме. Декомпенсации проявляются заострением психопатических линия и нарушениями поведения. Последние, но, за исключением очень тяжелых обстановок, не достигают крайних степеней. Социальная адаптация неустойчива, снижена либо ограничена. При неустойчивой адаптации легко появляются срывы. При сниженной адаптации дети обучаются либо трудятся очевидно ниже свойств. При ограниченной адаптации быстро делан выводы круг интересов либо жестко выяснена область, где вероятна продуктивная деятельность и где время от времени достигаются выдающиеся результаты (так именуемые «гениальные психопаты»). В других, кроме того родных областях сходу обнаруживается полная несостоятельность. Домашние отношения отличаются крайней избирательностью и дисгармонией (чрезмерная привязанность к одним участникам семьи, разрыв и конфликты с другими). При большинстве типов психопатий (не считая истероидной и неустойчивой) сохраняется довольно верная оценка линия собственного характера и критика к собственному поведению, не всегда, но, достаточно глубокая.

Александр Ф., 16 лет. Мать отличается претенциозностью, театральной манерой держать себя. С детства баловала сына, во всем ему потакала, выставляла напоказ привычным его способности.

Папа, увлеченный руководящей работой, сыном мало интересовался. С детства рос капризным, «за все брался и не так долго осталось ждать остывал» В школьные годы нашёл хорошие свойства, но был неусидчив. Увлекался чтением фантастики. С радостью начал обучаться игре на рояле, но после этого кинул. Обожал покрасоваться перед сверстниками, претендовал на роль заводилы. Летом по окончании 8-го класса отрастил себе долгие волосы и, дабы не стричься, как этого потребовала шкота, решил пойти в техникум. Выбрал техникум, тяжёлый для поступления и со сложной программой учебы, но очень респектабельный среди подростков. Прошел по конкурсу, но систематических занятии не выдержал — начал прогуливать, вместо профтехучилища ходить в кино, был отчислен. Поступил учеником слесаря на завод, но работа не понравилась — «нечистая», начал отлынивать, после этого уволился с завода, объявив, что подготавливается поступать в техникум, но время проводил в радостных компаниях. Тянулся к лентяям, планирующим около отелей, выдавал себя за сына своих родителей, занимающих высокие посты. Начал увлекаться поп-музыкой, нашёл тут знания и способности. Собрал громадную коллекцию фотографий современных зарубежных эстрадных ансамблей, знал их репертуар, разбирался в изюминках исполнительской техники. Завесил этими фотографиями все стенки собственной помещения, которая стала местом приятельниц новых и паломничества приятелей. С радостью выступал в роли необычного экскурсовода в собственном домашнем музее. Пробовал изучать финский язык, дабы «сказать с туристами», но скоро также кинул — «надоело». Вступил в сообщение с женщиной легкого поведения. Начал выпивать (мало хорошего вина, крепкие напитки избегал). Приходя к себе в состоянии легкого опьянения, устраивал матери истерики: кричал, рыдал, катался по полу, потребовал большие суммы денег на актуальную одежду, корил, что «ходит, как оборванец». В ответ на упреки своих родителей в безделье на их глазах порезал себе вены на руках. Купил шприц, дома запрятал так, дабы заведомо отыскала мать. Желал, дабы она приняла его за наркомана. По окончании обвинения в тунеядстве перед матерью дома разыграл «помешательство»: разделся обнажённым и лег на пол, пробовал бить стекла, кричал, что он — наркоман. При направлении в психиатрическую поликлинику пробовал выдать себя за наркомана. В поликлинике тянулся к асоциальным детям, старался произвести на них чувство. Доктору объявил, что подготавливается поступать на юридический факультет.

Обследование посредством ПДО. По шкале объективной оценки диагностирован смешанный истероидно-неустойчивый тип. Показателей, говорящих о возможности психопатии, не распознано. Отмечена склонность к диссимуляции черт характера и личностных взаимоотношений. Конформность средняя, реакция эмансипации умеренная (вероятна диссимуляция нонконформности и рвения к эмансипации). Найдена психотерапевтическая склонность к делинквентности и алкоголизации. По шкале субъективной оценки самооценка неверная: точно выделяются гипертимные черты, отвергаются черты астеноневротического типа.

Диагноз. Истероидная психопатия умеренной степени.

Катамнез. По окончании выписки поступил учеником слесаря на другой завод, где в администрации трудилась его мать. В том месте полтора года терпели его отлынивание и прогулы от работы, после этого выгнали с работы. На новую работу не поступил, «ожидал призыва в армию», время проводил в компаниях, подражающих хиппи.

Разделение психопатий умеренной степени и акцентуаций характера в подростковом возрасте часто воображает нелегкую задачу, поскольку на фоне акцентуаций смогут появляться такие нарушения поведения, каковые создают чувство психопатических.

Отечественные наблюдения побудили выделить две степени акцентуаций характера, из них одна — явная акцентуация — принадлежит к крайним, а вторая — скрытая акцентуация — к простым вариантам нормы.

Явная акцентуация. Отличается наличием выраженных линия определенного типа характера. Шепетильно собранный анамнез, сведения от родных, непродолжительное наблюдение за поведением, в особенности среди сверстников, разрешают выявить данный тип. Но выраженность линия какого-либо типа не мешает в большинстве случаев удовлетворительной социальной адаптации. Занимаемое положение соответствует возможностям и способностям. Акцентуированные черты характера в большинстве случаев прекрасно компенсированы, не смотря на то, что в пубертатном периоде они, в большинстве случаев, заостряются и смогут обусловливать временные нарушения адаптации. Но преходящая нарушения поведения и социальная дезадаптация появляются лишь по окончании тех психологических травм и в тех тяжёлых обстановках, каковые предъявляют повышенные требования к «месту мельчайшего сопротивления» данного типа акцентуации.

Никита Б., 18 лет. Папа покинул семью, в то время, когда сыну было 10 лет, и интереса к нему не проявлял. Мать — доцент-математик, не легко больна полиартритом, многие годы прикована к постели, имеет инвалидность I группы. Дом ведет бабушка. С детства отличался эгоцентризмом и капризами. Потребовал себе прекрасную одежду, ненавидел младшего брата за то, что тот помогал в домашнем хозяйстве. Был любимцем бабушки, которая тайком от матери давала ему деньги на сласти и развлечения. Обучался прекрасно, школьные годы прошли без нарушений поведения. Окончил 10 классов, пробовал поступить на географический факультет университета, хвастался перед друзьями, что будет большое количество путешествовать за границей. Не прошел по конкурсу, устроился лаборантом в НИИ в надежде поступить в университет в будущем году. Владея привлекательной наружностью, стал на работе заводить знакомства с дамами старше себя, пользовался их вниманием, одолжениями и т. п. Сам же о матери не беспокоился, жил за счет ее пенсии, заработанных денег ей не отдавал, тратил их на актуальную одежду. Нежданно для себя взял извещение о грядущем призыве в армию. Полагал, что в связи с инвалидностью матери возьмёт освобождение. Но мать позвонила в военкомат и попросила забрать его в армию, поскольку не он ее, а она его содержит. Определив об этом в военкомате, придя к себе, на глазах у матери выпил, он утвержает, что «тридцать пилюль димедрола» После этого стал нелепо себя вести — истерически смеялся, делал вид, что что-то ловит на стене, отвечал невпопад. В то время, когда привели к скорой помощи, с радостью отправился в поликлинику.

При поступлении вначале утверждал, что ничего не помнит. После этого объявил, что пробовал наложить на себя руки из-за неудачной любви — якобы сослуживица, в которую он влюблен, порвала с ним сообщение. При попытке доктора связаться с его работой сходу начал просить ничего в том направлении не информировать. Сознался, что был обижен на маму, желал избежать призыва в армию, дабы «не терять в том месте попусту время». Разволновался, в то время, когда выяснил, что освобождение от работы в армии по обстоятельству психологического расстройства, на которое он сохранял надежду, неблагоприятно скажется на его высоких притязаниях в отношении собственного будущего. С радостью дал согласие проходить службу в армии.

Обследование посредством ПДО. По шкале объективной оценки диагностирован истероидный тип. Показателей, говорящих о возможности психопатии, не найдено. Отмечена склонность к диссимуляции черт характера и личностных взаимоотношений. Конформность средняя, реакция эмансипации умеренная, психотерапевтической склонности к делинквентности не распознано, установлена сильная психотерапевтическая склонность к алкоголизации (в связи с определением истероидного типа и диссимуляции реакция и нонконформизм эмансипации смогут быть замаскированы, а высокая склонность к алкоголизации носит демонстративный темперамент).

По шкале субъективной оценки самооценка неверная: точно выделяются гипертимные черты, отвергаются черты астеноневротические и сенситивные.

Диагноз. Острая демонстративная аффективная реакция на фоне явной акцентуации истероидного типа.

Катамнез через год. Проходит службу в армии.

Скрытая акцентуация. В простых условиях черты определенного типа характера выражены слабо либо не видны совсем. Кроме того при продолжительном наблюдении, детальном знакомстве и разносторонних контактах с биографией тяжело не редкость составить четкое представление об определенном типе характера. Но черты этого типа ярко выступают, порою нежданно для окружающих, под действием некоторых обстановок либо психологических травм, но лишь снова же тех, каковые предъявляют повышенные требования к «месту мельчайшего сопротивления». Психологические травмы иного рода, кроме того тяжелые, смогут не распознать типа характера. Обнаружение акцентуированных линия, в большинстве случаев, не ведет к заметной дезадаптации либо она не редкость краткосрочной. Самооценка может включать как латентные черты, так и черты противоположные, являющиеся следствием компенсации. Исходя из этого в самооценке смогут фигурировать, казалось бы, несовместимые сочетания шизоидности и гипертимности, истероидности и психастеничности и т. п.

Михаил Б., 16 лет. В семье конфликтные отношения между бабушкой и строгим отцом по матери, с детства балующей внука. Отца не обожает, считает жестоким правителем. Бабушку не смотря на то, что и эксплуатирует, но старается «не подмечать». Очень сильно привязан к матери, которую ревнует к отцу. Обучается удовлетворительно, значительных нарушений поведения не было, но обнаруживает склонность к протестным реакциям. С 13 лет стал большое количество курить, «назло отцу», что побил его за курение с друзьями. Отрастил долгие волосы, что злило отца. В то время, когда преподаватели настойчиво попросили постричься — обрил голову наголо, дабы «ходить по школе как уголовник, выпущенный из колонии». Отношения с товарищами хорошие, с некоторыми преподавателями — конфликтные. Особенно ненавидит учительницу, которая перед всем классом назвала его второгодником (в 8-м классе он остался на второй год из-за нескольких обострений хронической пневмонии). По окончании окончания школы желает стать водителем междугородних автобусов, возить туристов. В этом выборе кроме этого звучит протест отцу, грезящему о высшем образовании для сына.

Шесть или семь месяцев назад влюбился в одноклассницу, которая вначале принимала его ухаживания, а после этого дала предпочтение второму юноше. Тот сказал ему об этом умышленно в присутствии вторых одноклассников. Не легко переживал не только сам разрыв, но да и то, что был унижен перед сверстниками. Он утвержает, что решил припугнуть возлюбленную, продемонстрировать, на что он способен. Возвратившись из школы к будучи дома один, вычислил момент, в то время, когда родители должны возвратиться с работы, а после этого эта девочка обязана позвонить по делу. Принял 10 таблеток и таблеток 15 седуксена беллоида. Покинул девочке прощальную записку: «Мой поезд уходит, хочу счастья». Уснул и пришёл в сознание в реанимационном центре. Объявил, что «не вычислил и принял через чур много». Он утвержает, что «это, с одной стороны, прекрасно — она поразмыслит, что я — без шуток, но, иначе, для чего было привозить в психиатрическую поликлинику?». Будучи в поликлинике, помирился с возлюбленной, которая опять начала проявлять к нему внимание. Обеспокоен лишь, как бы его поступок не помешал ему в будущем взять водительские права.

В беседе с докторами, в общении со сверстниками и с медперсоналом ни рисовки, ни позерства, ни вторых истероидных линия не обнаруживает. Обследование посредством ПДО. По шкале объективной оценки диагностирован истероидный тип. Отмечена склонность к диссимуляции черт характера и личностных взаимоотношений. Конформность умеренная, реакция эмансипации весьма сильная (характерно истероидному типу). Отмечена психотерапевтическая склонность к делинквентности и алкоголизации, каковые, учитывая определение истероидного типа и диссимуляции, смогут носить демонстративный темперамент. По шкале субъективной оценки самооценка неверная: точно выделяются гипертимные черты, отвергаются черты меланхолические.

Диагноз. Острая аффективная реакция с суицидной попыткой на фоне скрытой акцентуации истероидного типа.

Катамнез. Окончил 10 классов. Повторных заметных нарушений и суицидных попыток поведения не было. Через полгода в откровенной беседе сознался, что идеальная суицидная попытка отражала «минутное ответ расстаться с судьбой», так как обстановка тогда казалась ему непереносимой. Ошибочно посчитал, что беллоид — это сильный яд, «спутал с беленой».

Поведал, что при поступлении в психиатрическую поликлинику, в то время, когда ожидал осмотра в приемном покое, «один пьяница научил меня сказать докторам, что я лишь желал попугать девочку, но не вычислил и принял через чур много». Так и поступил, дабы «стремительнее выписаться».

Посредством предлагаемой рабочей схемы разделения психопатий по степени акцентуаций и тяжести по степени выраженности нами было оценено 300 подростков мужского пола от 14 до 18 лет, поступивших в подростков в психиатрическую клинику по поводу непсихотических нарушений поведения, острых аффективных реакций, реактивных состояний, но без умственной отсталости и явлений психоза. Во всех этих случаях ставился вопрос о диагностике психопатий (табл. 1).

Таблица 1. Частота различных выраженности тяжести акцентуаций и степеней психопатий характера среди подростков мужского пола, поступивших в психиатрическую поликлинику

Степень тяжести либо выраженности Число случаев Процент от общего числа (300) Процент от числа
психопатий (174) акцентуаций (126)
Психопатии:
Тяжелые
Выраженные
Умеренные
Всего
Акцентуации:
Явные
Скрытые
Всего

Конечно, что приведенные частоты относятся лишь к контингенту подростков, поступающих в психиатрические поликлиники. При обследовании подростков, состоящих на учете в психоневрологических диспансерах, по не подвергавшихся госпитализации, по всей видимости, часть психопатий умеренной степени и акцентуаций характера существенно возрастает. В здоровой популяции подростков процент психопатий, появлявшихся вне поля зрения психиатра, составит, возможно, ничтожную долю, а акцентуации — только некую часть.

Согласно точки зрения К. Leonhard (1968), в развитых государствах «акцентуированные личности» составляют практически половину популяции. Возможно, это справедливо, в случае если учитывать суммарно и явные, и скрытые акцентуации. Делать выводы о частоте явных акцентуаций в популяции подростков достаточно тяжело. Массовые обследования вероятны посредством особого психотерапевтического способа — «Патохарактерологического диагностического опросника для подростков» — ПДО (1976) и его усовершенствованного варианта («Патохарактерологические изучения…», 1981). Этим способом выявляются суммарно как явные, так и скрытые акцентуации, и возможно думать, что последние составляют большинство.

Согласно данным отечественного сотрудника Н. Я. Иванова (1976), частота акцентуаций характера (явных и скрытых) в различных контингентах подростков образовывает от 33 до 88 % (табл. 2). Эта величина выяснилось самая высокой в британской школе и мельчайшей у мальчиков в закрытом учебном заведении со строгим медицинским отбором и регламентированным дисциплинарным режимом (арктическое училище), а у девочек — в педагогическом училище, готовящем воспитателей детских садов.

Таблица 2. Частота (в %) обнаружения посредством ПДО акцентуаций характера в популяции подростков (согласно данным Н. Я. Иванова, 1976)

Чем отличается психопатия от акцентуации характера


Также читать:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: