Ритуалы как форма защитного поведения

Ритуалы смогут выступать как форма защитного поведения, метод управления конфликтным сотрудничеством, метод регулирования общения при несоответствия в определении обстановки либо в ожиданиях между партнерами.

Подробный анализ данной функции возможно отыскать в работах Э. Гофмана. Участвуя во сотрудничестве, люди берут на себя обязательства по его поддержанию в соответствии с определенными договоренностями. Предполагается, что любой из них, поступаясь собственными реакциями и непосредственными чувствами, будет придерживаться того видения обстановки, которое хотя бы на время окажется приемлемым для остальных. Это демонстрируемое единодушие облегчается тем, что любой из присутствующих, в большинстве случаев, скрывает собственные подлинные жажды за заявлениями, в которых утверждаются общепризнанные сокровища.

Неверное, несоответствующее версиям присутствующих определение обстановки ведет к дезорганизации отечественного внешнего «Я» и к замешательству, которое, согласно точки зрения Гофмана, есть главным препятствием для сотрудничества. Замешательство проявляется в потере человеком столь нужных для обычного общения самообладания, апломба и хладнокровия – качеств, свидетельствующих о способности поддерживать собранности и состояние целостности при контактах с другими людьми. Человек теряет самообладание, уравновешенность, чувство собственной тождественности, а совокупность сотрудничества в целом получает эластичность, заставляя ее участников искать способы приспособления и новые пути к ней. Ключевую роль в поисковой деятельности играются разнообразные меры «защитного характера», как направленные на сохранение собственного собственного определения обстановки, так и поддерживающие то определение обстановки, которое было выработано остальными участниками сотрудничества.

Эти меры во многом ритуален . Гофман относит к ним процесс избегания, агрессивность и процесс уточнения.

Процесс избегания предполагает устранение от контактов с людьми, общение с которыми таит для нас скрытую либо яркую опасность. К нему же относятся те реакции на происходящее, каковые говорят о «несерьезном» отношении человека, которому угрожает «утрата лица», к сложившимся событиям. В число этих реакций входят, к примеру, попытки отделаться шуткой либо сделать вид, что выпад не увиден либо не осознан.

В случае если избежать неприятной ситуации нереально, то участник сотрудничества прибегает к корректирующим мерам по пересмотру сложившегося ритуала в данной обстановке, либо процессу уточнения. Примерами могут служить выделенная вежливость с «обидчиком», сохранение при общении с ним внешней доброжелательности, обмен подарками и визитами. Эти корректирующие меры являются сигналами того, что поведение участника сотрудничества неправомерно, «провинившемуся» предоставляется возможность исправиться, вернуть нарушенное равновесие.

Наконец, в случае если предполагаемый движение развития событий нарушен умышленно, а угроза лицам, участвующим во сотрудничестве, есть намеренной и сознательной, употребляются агрессивные ритуалы. Это происходит в тех случаях, в то время, когда обидчик, убедившись в готовности присутствующих дать ему шанс на исправление и принять его извинения, начинает ощущать собственную безнаказанность и функционировать только в собственных заинтересованностях, демонстрируя «циничную разнузданность»: насмешки и уколы, пренебрежение и высокомерие.

Интерес воображает еще одно условие церемониальной деятельности, на которое обратил внимание Гофман. Это – отечественная манера держаться, другими словами применение определенного комплекта средств, благодаря которым люди соответствующим внешним образом преподносят себя друг другу. Эта сторона ритуального поведения, которая, в большинстве случаев, находит собственный выражение через осанку, платье, обхождение с людьми, говорит о наличии последовательности желаемых либо нежелаемых качеств. В современном ему американском обществе Гофман выделял такие черты внешнего церемониального вида человека, как осмотрительность, скромность в собственных притязаниях, спортивность, свободное владение своим телом и речью, контроль над собственными чувствами, аппетитами, жаждами, свойство сохранить самообладание, кроме того испытывая внешнее давление и т. п. Отечественное внешнее «Я», если оно исправно участвует в ритуальных церемониях, пытается соответствовать расхожим в обществе представлениями, что кроме этого может рассматриваться как проявление защитной функции ритуального поведения.

Так, ритуальные сотрудничества, оставаясь формальными правилами, делают социальный мир надёжным, «ткут» социальную ткань доверия людей друг к другу. Без них отечественное повседневное существование делается угрожающим.

Защитные механизмы психики человека. Как и из-за чего. Психолог Наталья Кучеренко. Лекция № 28.


Также читать:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: