Роль эмоциональной экспрессии

Целью опытов, совершённых в Киевской консерватории [65], было изучение результата влияния снаружи выраженных форм эмоциональной экспрессии музыканта-исполнителя на адекватность восприятия слушателями композиторского плана. В случае если в мастерстве актера, танцор снаружи выраженная эмоциональная экспрессия как проявление свойств к перевоплощению наряду с другими опытными умениями и свойствами играет роль в раскрытии образа, в музыкально-исполнительском мастерстве внешние проявления эмоциональных переживаний интерпретатора не являются своеобразными формами действия на слушателей, поскольку музыка обращается прежде всего к слуху человека1.

1 В некоторых вокально-инструментальных жанрах внешние эмоционально-экспрессивные реакции исполнителей играются более важную роль, чем в инструментальном исполнительстве. Так, в опере не только слушают музыку, но и принимают сценические действия, режиссеру, балетные вставки. Но, господствующую роль в ней, как и в любом музыкальном жанре, играется образность, заключенная

Музыкально-слуховая деятельность_________________127

Гениальные исполнители не эмоции высказывают в музыке, а музыку превращают в эмоцию, поскольку в самой структуре музыкальной интонации, близкой людской речи, сконцентрированы целые пласты людских переживаний. Музыка так эмоциональна, что не требует, казалось бы, никакой дополнительной экспрессивной трактовки со стороны выполнителя. Представители некоторых исполнительских школ весьма скупы на внешнее выражение чувств средствами мимики, пантомимики, считая последние проявлением антимузыкальности. Но эти музыкальной практики и материалы специальных изучений говорят о том, что восприятие слушателями внешних экспрессивных реакций исполнителей значительно влияет на процесс постижения интерпретации исполнителя и композиторского замысла. Вот из-за чего восприятие музыки в условиях яркого (концерт) и опосредованного (телевидение, кино) общения с исполнителем отличается рядом своеобразных изюминок по сравнению со слушанием музыки по радио (в записи). Экспрессия исполнителя, его жесты. Поведение, внешняя заразительность и эмоциональная выразительность интерпретации существенно может оказать влияние на процесс музыкальной коммуникации. В отличие от концерта телетрансляция музыки разрешает слушателям крупным планом заметить экспрессию, руки дирижера, лицо исполнителя, максимально приближая музыкантов. Но обратный отрицательный эффект для того чтобы восприятия — возможность переключения центра внимания со слухового на зрительный последовательность . Как мы знаем, значительно больше информации человек способен принимать по зрительному каналу, нежели по слуховому. Вот из-за чего кое-какие специастраницы-музыканты уверены в том, что в телевидении нет места музыкальному мастерству, поскольку изображение мешает адекватному слуховому восприятию (Г. Андерс, А. Дилижан, Б. Троуэль). Данный вопрос сейчас есть в музыке. Законы сценических действий оперных певцов, особенности их эмоциональных переживаний подчинены прежде всего задачам образно-музыкальным.

1 Приверженцы телемузыки, наоборот, выступает за оптимизацию зрительной и слуховой информации, отдавая дань телевизионной разработке с ее крупным планом.

128______________________________Бочкарев Л. А.

предметом дискуссий, результаты которых обобщены в работах Н. П. Корыхаловой, 3. Г. Казанджиевой-Велиновой. Одна из частных задач отечественного изучения — экспериментальное изучение степени влияния снаружи выраженных форм экспрессии музыканта-исполнителя на адекватность распознания слушателями эмоционально-образного содержания музыки в условиях опосредованного общения (средствами телевидения). Специально был создан конфликт между зрительной и слуховой информацией для того, чтобы изучить уровень эмоциональной значимости зрительной программы и степень ее участия в формировании музыкального образа. Употреблялись миниатюры, намерено написанные композиторами на предложенные экспериментатором темы (см. с. 139, 190 настоящей книги), и программные произведения X. Асакавы, Б. Бартока, Д. Доуленда, Ф. Шопена. В настоящей главе обрисованы только материалы восприятия слушателями Прелюдии Ми минор (№ 4, ор. 28) Ф. Шопена и экспозиционной части Ноктюрна До минор (№ 13, соч. 48) Ф. Шопена. В обоих произведениях выражены в яркой форме два контрастных эмоциональных состояния: просветленно-элегическое и меланхолически-скорбное. Так, в экспозиционной части Ноктюрна (Largo, 24 такта) просветленную, элегическую мелодию оттеняют «свинцовые басы и аккорды сопровождения». На этом фоне «происходит изнемогающее падение мелодии, попытки которой встать только оттеняют последнее, самое глубокое, безжалостное ее низвержение — как словно бы руки опустились от безграничного отчаяния», — отмечает Ю. Н. Тюлин [305, с. 33]. Полутоновые нисходящие интонации стона, начальное portamtnto, «придыхающие» синкопы и паузы, «горестные» интонации в III такте на аккорде, обрыв мелодии, разгон и напряжённые изгибы к кульминации «с оттенком отчаяния, протеста, негодования» при перемещении через «жёсткую» неаполитанскую субдоминанту на расширенном дыхании, согласно точки зрения Ю. Н. Тюлина, создают не только воздух ожидания, но и наполняют музыку «образом тяжелого переживания» [305, с. 34]. Тревожный аккомпанемент кроме этого наполняет созерцательную, полную томления мелодию Прелюдии эмоцией безысходности. Исполнители (учитель консерватории — А и студентка консерватории — Б), принимавшие участие в эксперименте, пара раз прослушивали интерпретацию, по окончании чего под фонограмму выполняли музыку на фортепиано (синх-

Музыкально-слуховая деятельность_________________129

ронно звучанию пластинки), в одном случае усиливая внешнее выражение хороших чувств, отразив на лице возвышенные, просветленные, лирические эмоции, содержащиеся в музыке (вариант «Просветленность (созерцательность)»), в другом случае — усиливая внешнее выражение отрицательных чувств: грусти, отчаяния, скорби (вариант «Отчаяние»). В обоих вариантах («П» и «О») снаружи выраженные экспрессивные реакции исполнителей были связаны с разным личным переживанием музыки. В соответствии с заданию экспериментатора, они не должны были противоречить плану композитора, не нарушать целостности музыкального образа, но быть контрастными. В обоих вариантах была отражена целая гамма эмоций, которые связаны с драматургией произведения. Обобщенные заглавия вариантов условно отражают две полярные экспрессивные трактовки. Несомненно, вариант «П» в меньшей степени воплощал содержание музыки — он был для экспериментатора необычной «лакмусовой бумажкой» в ответе главной задачи1. Как раз в этом варианте был создан конфликт между зрительной и слуховой информацией, провоцирующий слушателей на не совсем адекватное восприятие музыки, потому, что в видеоизображении было намного больше оттенков лирических, просветленных эмоций по сравнению с наличием их в самой музыке. Эмоционально-экспрессивные реакции исполнителей записывались на видеомагнитофон в сочетании с звучанием интерпретаций выдающихся исполнителей. Высокая техника монтажа обеспечила синхронность соединения зрительного и слухового последовательностей (см. фото 39-53). В I серии испытуемые — студенты II курса всех специальностей консерватории и учители музыкальных училищ (всего 98 чел.) оценивали без звучания музыки динамику внешне выраженных эмоционально-экспрессивных реакций, записанных на видеомагнитофон, пользуясь модифицированной методикой семантического дифференциала. В отличие от известных в социальной психологии опытов по опознанию

1 Специалистами автора был докт. искусств., проф. А. Д. Алексеев, докт. искусств., проф. Медушевский, докт. иск., проф. Н. А. Горю-хина, В. В. Медушевский внес предложение назвать экспериментальный вариант с преобладанием хороших чувств — «Просветленность», Н. А. Горюхина — «Созерцательность» (Элегичность), А. Д. Алексеев — «Лиричность».

130______________________________Бочкарев Л. Л.

эмоциональных состояний по выражению лица, испытуемые-зрители не только были информированы о ситуации опознания, но и опознавали экспрессию как раз в ситуации профессиональной (исполнительской) деятельности, не слыша, однако, музыки. Задача данной серии — отбор для главных экспериментов самые контрастных и броских в эмоциональном отношении вариантов, и сравнение оценок экспрессии при отсутствии и наличии музыкального сопровождения. Во второй серии одинаковая звукозапись Ноктюрна — в интерпретации М. Воскресенского и Прелюдии — в интерпретации Н. Акопян предъявлялась слушателям поочередно с различными вариантами эмоционально-экспрессивных реакций исполнителей («П» и «О»). Испытуемые оценивали по обрисованной выше методике содержание предъявляемой интерпретации музыки. Экспрессивные реакции исполнителей оценивались как одна из составляющих эмоциональности выполнения. По 7-бальной шкале (-3, -2, -1, 0, +1, +2, +3) оценивались также уровень выполнения, уровень опытного мастерства, степень эстетической привлекательности наружности и экспрессии исполнителей. В III серии различные трактовки музыки сопровождали одну запись. В IV серии испытуемые, слушая музыку без видеоряда, должны были сравнить интерпретацию с ранее воспринятыми вариантами, назвав исполнителя. Восприятие снаружи выраженной экспрессии исполнителя (без музыки). Обеим исполнительницам удалось удачно выполнить задание экспериментатора — отобразить в основном положительные эмоции в варианте «пря» и Просветлённостьимущественно отрицательные чувства в варианте «Отчаяние». В оценках слушателей господствовали наименования положительных чувств при восприятии варианта «Просветленность», наименования отрицательных чувств — при восприятии варианта «Отчаяние». На гистограммах 1—2 обращает внимание практически безотносительное преобладание выборов отрицательных чувств при восприятии варианта «Отчаяние» и практически полное преобладание выборов хороших чувств при восприятии варианта «Просветленность». Так, при восприятии экспрессии исполнителя Б (вариант «Просветленность») 53,2% испытуемых заметили на лице нежность, 38,3% — умиление, 21,3% — счастье, 14,9% — приподнятость, только 4,2% — скорбь, 8,5% — меланхолию. В оценках варианта «Отчаяние» ни у

М узыкально-слуховая деятельность______________131

одного испытуемого не фигурирует наименования положительных чувств. 24,3% испытуемых заметили скорбь, 18,9% — тоску, 13,5% — сожаление, 24,3% — интеллектуальное напряжение, 16,2% — страдание. Подобная, пара менее выраженная тенденция представлена в распределении оценок экспрессии исполнителя А. Сравнительный анализ видеограмм экспрессии обоих исполнителей говорит о том, что исполнитель Б более интенсивно высказывает чувстве средствами мимики, пантоми-мики — испытуемые выбрали намного больше наименований чувств для оценки его экспрессии. Более высоко испытуемые зрители оценили эстетические качества экспрессии этого исполнителя: 86,7% испытуемых поставили положительные оценки. Только 42,8% испытуемых оценили положительно экспрессию исполнителя А, таков же процент отрицательных чувств. Согласно точки зрения испытуемых, эмоции исполнителя Б были «теплыми», «согретыми богатыми внутренними переживаниями» по сравнению со «сдержанно-холодной, рассудочной» экспрессией исполнителя А. Исполнительский стиль Б (по оценкам специалистов) возможно охарактеризовать как эмоционально-субъективный если сравнивать с интеллектуальным типом творческого процесса исполнителя А. (по классификации Токиной Н. Н.). Влияние снаружи выраженной экспрессии на восприятие слушателями музыки. В случае если в I серии предметом внимания испытуемых была только экспрессия исполнителей, во второй серии оно распределилось между слуховой (главной) и зрительной (дополнительной) информацией. Сравнение оценок одного и того же произинтерпретации и ведения одного исполнителя при разных вариантах экспрессии позволяет продемонстрировать влияние эмоционального содержания снаружи выраженной экспрессии на восприятие музыки. Во всех «музыкальных» вариантах, если сравнивать с «немузыкальными», быстро значительно уменьшается количество выборов наименований хороших чувств и увеличивается количество выборов наименований отрицательных чувств, что, несомненно, связано с влиянием эмоционального содержания минорной музыки. Так, при восприятии музыкального варианта «Просветленность» в исполнении Б 29,3% слушателей назвали грусть, 19,1% — скорбь, 19,2% — сожаление, 17% — меланхолию, 4,2% — страдание; при восприятии экспрессии без музыки

132______________________________Бочкарев А. Л.

неспециализированный процент отрицательных чувств составил только 12,7% (см. верхние квадранты гистограммы 2). Но и в музыкальных вариантах оценки слушателей при восприятии вариантов «Отчаяние» и «Просветлённость» быстро контрастируют, что связано с влиянием снаружи выраженной экспрессии на восприятие содержания музыки. Так, в левом верхнем квадранте гистограммы 2 преобладают наименования хороших чувств (нежность — 38,3%, приподнятость — 23,4%, рвение — 19,2%, умиление — 17%, взволнованность— 12,8%, счастье — 6,2%, радость — 4,2%), в нижнем — наименования отрицательных чувств (грусть — 57,1%, скорбь — 48,4%, меланхолия — 28,6%, сожаление — 37,1%, страдание — 12,3%). Все студенты консерватории и 91,6% учителей училищ при восприятии одной и той же звукозаписи с различными вариантами экспрессии подчернули, что слышат другую интерпретацию, пробуя отыскать в ней новые, несуществующие черты. Приводим фрагменты самоотчетов нескольких слушателей: испытуемая Л. К., 21 г., студентка. Прелюдия с экспрессией испол. Б. вариант «Отчаяние» «Исполнительница достаточно совершенно верно почувствовала настроение и образную сферу музыки». Прелюдия с экспрессией испол. Б. вариант «Просветленность» «Мне думается, что прелюдию возможно играться и в таком стиле. В звучании слышится достаток внутреннего переживания данной музыки — совсем вторая интерпретация». Ноктюрн с экспрессией испол. А. вариант «Отчаяние» «Хотелось, дабы звук был более мягким, фразировка — более узкой, динамика — более отчетливой». Ноктюрн с экспрессией испол. А. вариант «Просветленность» «Весьма заметно изменение темпа в сторону оживления, исполнение более свободное. Тут все лучше: и темперамент звучания, и выражение эмоций». Особенно заметно влияние установки при восприятии одной и той же звукозаписи с экспрессивным сопровождением различных исполнителей.

Музыкально-слуховая деятельность—————————133

134___________________________Бочкарев А. Л,

Музыкально-слуховая деятельность_________________135

Испытуемый Г. К., 42 г., учитель по классу скрипки Харьковского музыкального училища. Ноктюрн с экспрессией испол. В. вариант «Отчаяние» «Исполнитель воображает себе мир без тревог и особых волнений, он еще ничего не пережил в жизни». Ноктюрн с экспрессией испол. А. вариант «Отчаяние» «Б этом выполнении бросче слышны, кульминации, четче выстроено произведение. Звучит более зрело, весьма интересно, свежо». Испытуемая К. Н., 20 л., студентка историко-теоретическо-го факультета. Ноктюрн с экспрессией испол. А. вариант «Отчаяние» «Выполнение пара вялое, излишне меланхолично». Ноктюрн с экспрессией испол. Б. вариант «Отчаяние» «По-моему, прекрасно чувствуется Шопен. светло прослушиваются регистры, любой звук продуман, приятное впечатление оставляет манера игры, само выражение лица (открытость, непосредственность), особенно в сравнении с первой исполнительницей. Все эмоции выражены на лице — это прекрасно, по причине того, что музыка «звучит» и в руках, и на лице, заставляя слушателя сопереживать исполнителю». Испытуемый К. Р., 33 г., учитель Херсонского музыкального училища. Ноктюрн с экспрессией исдол. Б. вариант «Отчаяние» «Звучит не хватает рельефно, не хорошо интонирует мелодию, не хватает убедительны кульминации. Уровень качества звука — среднее». Ноктюрн с экспрессией испол. А. вариант «Отчаяние» «Выполняет концертирующий педагог. Хорошее развитие, чувство кульминаций в полной мере устраивает, звукоизвлечение ясное, хорошее интонирование». Как свидетельствуют вышеприведенные самоотчеты, большая часть испытуемых при восприятии одной и той же звукозаписи с различными вариантами экспрессии «услышали» несуществующие нюансы, погрешности в интерпретации (артикуляции, фразировке, педализации). Но при повторном восприятии данной серии 85% испытуемых в ходе третьего (повторного) прослушивания адекватно восприняли музыку, отметив, что звучит одинаковая

136_____________________________Бочкарев Л. Л.

звукозапись с различными вариантами экспрессии (интерпретация этого результата приводится выше). При восприятии одного и того же варианта экспрессии с различными вариантами интерпретации (III серия) 70% студентов j и 55% учителей подчернули, что слышат различные интерпретации, но, дав им более сходные в эмоциональном замысле оценки если сравнивать с II серией. Отсутствие видеоряда содействовало еще большей оптимизации восприятия: в IV серии 95,5% учителей, 55,6% студентов-музыковедов и 77,8% студентов-пианистов услышали и адекватно оценили вправду новую звукозапись, ранее не употреблявшуюся в опытах. Практически всем студентов во II и в III сериях понравилась «экспрессия» и игра исполнительницы-однокурсницы по сравнению с «игрой» учителя кафедры особого фортепиано: 88,9% слушателей положительно оценили «интерпретацию» и 78,1% — экспрессию исполнителя Б, процент отрицательных оценок составил только 4,4. Лишь 57,4% студентов положительно оценили «игру» учителя А и 45,8% — его экспрессию; проценты отрицательных оценок распределились, соответственно: 21,3 и 25,7. Эти сведенья согласуются с результатами изучений в области социальной психологии: люди продуктивнее оценивают и выявят экспрессию преподавателей собственной возрастной группы. Сравнение оценок эмоционального содержания интерпретации исполнителей эмоционального и интеллектуального типа говорит о том, что степень интенсивности внешнего выражения чувств существенно воздействует на оценку эмоционального содержания музыки. В интерпретации исполнителя с интенсивными формами экспрессии (Б) испытуемые услышали значительно больше нюансов, оттенков чувств. Но менее яркая, менее динамичная экспрессия исполнителя А разрешила слушателям глубже погрузиться в музыку. Так, в экспрессивной трактовке Ноктюрна (выполнит. А — вариант «Отчаяние») преобладают интеллектуальные чувства; спокойным, сосредоточенным, чуть просветленным было лицо этого исполнителя в варианте «Просветленность» — вот из-за чего отрицательные эмоции, выраженные в музыке Ноктюрна, «поглотили» в слушательском восприятии неинтенсивно выраженные на лице исполнителя хорошие чувства в варианте «Отчаяние». В интерпретации Ноктюрна исполнителем с неинтенсивными формами экспрессии слушателям больше понравился вариант

Музыкально-слуховая деятельность________________137

«Отчаяние», у исполнителя с интенсивными формами экспрессии — вариант «Просветленность». Слушателям предлагалось конкретизировать оценки, раскрыв программу музыки и собственную исполнительскую концепцию. Кое-какие испытуемые были не согласны с предложенными трактовками. Испытуемая Н. С., 20 лет, студентка оркестрового факультета. Прелюдия, вариант «Просветленность» в исполнении А «Для чего лёгкая улыбка и такое умиление на лице? Мне кажется, что тут напротив грусть, сожаление, томление, безнадежность. Исполнитель неверно трактует музыку». Испытуемый М. Н., 21 г., студент оркестрового факультета. Прелюдия, вариант «Просветленность» в исполнении А «Интерпретация мне весьма нравится. Исполнитель прекрасно передает состояние умиления, удовольствия, жизнеутверждения. Прелюдия передает, на мой взор, то состояние умиления, возможно кроме того блаженства, которое характерно для мин. приятных воспоминаний». Не обращая внимания на личные различия в оценках, оба варианта были приемлемыми для слушателей, отражая драматургические особенности музыки, которая, по выражению одной из испытуемых, несет в один момент «неприятные» и «просветленные» эмоции. Согласно точки зрения Ю. Тюлина [305], многие пианисты ошибочно трактуют экспозиционную часть Ноктюрна До минор Ф. Шопена как созерцательную, наполняя ее лирическим настроением. Музыка I части, на его взор, должна быть связана с огромным внутренним напряжением, тяжестью страданий обессиленного, измученного человека. Как раз так музыка Шопена представлена в трактовке В. Софроницкого, звукозапись выполнения которого была использована нами в последней серии опыта (без видеоряда). Большая часть слушателей, характеризуя его эмоциональную концепцию, выбрали такие наименования чувств, как разочарование, тоска, скорбь, меланхолия. М. Поллини и Г. Темны-Стефанська, в отличии от В. Софроницкого, не выделяют скорбную поступь басов, их характеризует поэтическое интонирование мелодии — исходя из этого слушатели отметили в их игре успокоенность, светлую грусть, сожаление, умиление. Опыты говорят о большом влиянии экспрессии исполнителя на адекватность восприятия слушателями

138______________________________Бочкарев Л. A.

эмоционального содержания музыки. Неестественная, неестественная, несоответствующая музыке передача чувств на языке I мимики, пантомимики может деформировать эстетическую структуру слушательского образа, нарушить адекватность музыкального восприятия. Наоборот, полноценная в художест- : венном отношении эмоционально-экспрессивная интерпрета- I ция может обогатить помочь постижения и процесс музыки неподготовленному слушателю верно ориентироваться в программном содержании музыки. Как справедливо отмечает Е. Николов, «передача концерта либо спектакля в зависимости от таланта телевизионной интерпретации — сама может стать художественным произведением, которое откроет нам в музыке новые, доселе малоизвестные горизонты» [386].

Лекция \


Также читать:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: