Сбой в передаче эстафеты

Ева, как мы не забываем, многие годы не будет видеться с матерью, за это время она выйдет замуж за пастора, которого уважает, но не обожает. Она родит от него сына, но ни до, ни по окончании родов, у нее не появится жажды познакомить мужа с Шарлоттой и продемонстрировать малыша собственной матери. «Непризнанный» бабушкой ребенок погибнет в следствии несчастного случая в возрасте четырех лет. Тяжело трактовать эту смерть в противном случае, не считая как в свете того, что мы уже знаем об дочери и отношениях матери. Все происходит так, словно бы их «не знакомство», другими словами непризнание Шарлоттой ребенка дочери по окончании того, как она отказалась признать собственное желание иметь детей, привело ее к тому, что она добровольно самоустранилась от собственной функции – передать эстафету судьбы в статусе бабушки и бессознательно подвергла внука смертельной опасности. Эти тройственные отношения разыгрываются и на более неспециализированном уровне: передача эстафеты происходит лишь в тех условиях, в то время, когда мать может соотнести себя с собственной матерью в собственных отношениях с ребенком.

В зависимости от того, под какую категорию подпадает мать: «в основном матерей» либо «в основном дам», неприятность нарушенной передачи судьбы будет проявляться по-различному. С одной стороны, дочь рискует остаться бездетной, поскольку мать запрещает ей стать матерью; либо, наоборот, требует от нее, дабы дочь «дала ей ребенка». Иначе, ребенок может пострадать от холодности, по причине того, что бабушка способна проявлять к нему лишь глубокое безразличие. В лучшем случае бабушки, являясь «дамами в основном, чем матерями», не решаются показывать собственный равнодушное отношение к внукам открыто и для внешнего соблюдения приличий признают ребенка дочери, но наряду с этим они не испытывают к нему настоящей привязанности. Через чур занятые собственной персоной, они не ощущают никаких обязательств ни по отношению к внукам, ни по отношению к дочери, и оставляют, в случае если возможно так выразиться, собственного рода «прореху» в цепи жизни импульса и передачи любви, которая не имеет возможности не сказаться на всех последующих поколений. Так, дочери «дам в основном, чем матерей», в случае если все-таки решаются завести детей, кроме того без всякого запрета со стороны бабушек, смогут не беспокоиться, что их ребенок будет конфискован собственной матерью, но они рискуют утратить его из-за смерти ребенка, поскольку отсутствует передача эстафеты судьбы а также само желание передать эту эстафету.

Говоря более обширно, сбой в передаче эстафеты судьбы подвергает ребенка опасности «не выжить», либо по большому счету не показаться на свет – как раз об этом даёт предупреждение нас Ивонн Вердье в собственной интерпретации сказки про Красную шапочку, которую мы упоминали в Предисловии. Существует риск, что в каждом последующем поколении дама не сможет получить собственного места и передать его следующей, и, что внучки либо не смогут иметь детей, либо их сожрут личные бабушки, в то время, когда мать пошлёт внучку посетить их, по причине того, что в то время, когда дочь достигнет половой зрелости, это будет означать, что для каждой пришла собственная пора: для дочери – стать дамой, для матери, соответственно, стать бабушкой, а для самой бабушки – пора подготавливаться к смертной казни.

Но свойство достойно занимать собственный место, другими словами мочь своевременно уступить его, передается много поколений от матери к дочери, либо не передается вовсе. В последнем случае, в большинстве случаев, это относится как раз к тем матерям, каковые не хотят стареть, либо, напротив, через чур рано отрекаются от собственного статуса дамы; либо кроме того, как мы имели возможность видеть, говоря о «неполноценных матерях», перемещают собственных дочерей на место собственной матери, поскольку неспособны либо не желают «отказаться от позиции ребенка», в то время, когда сами становятся матерями. Схожую идея высказывает Пьер Лежандр по поводу отцов: «Для отца оставаться ребенком по отношению к собственному ребенку, свидетельствует обратиться к нему с детской просьбой, в противном случае говоря, – это желание переместить его на место собственного отца… В то время, когда человек делается отцом, субъективно он не поймёт себя отцом по отношению к новорожденому машинально. Он обязан завоевать эту позицию, отказавшись от собственного статуса ребенка, в противном случае говоря, живущий в него ребенок обязан погибнуть, дабы папа смог уступить это место собственному чаду. Вопреки очевидному, подобный процесс не происходит сам по себе, он вероятен лишь при условии, что его личный папа передал ему собственный место ребенка, и в будущем эта передача как раз так и происходит» (Пьерр Лежандр «Правонарушение капрала Лорти»).

Но также самое происходит и с матерью, которая кроме этого обязана психологически обеспечить собственную биологическую позицию: «базисная антропологическая действительность», кроме того в случае если папа не знает, это что может значить – родить ребенка, пребывает в том, что показать эту свойство к «передаче собственной позиции ребенка» – это прерогатива не только отца, но и матери. И одного лишь «материнского инстинкта» даме не хватает.

Биологической связи между ребёнком и матерью не достаточно для того, чтобы мать приняла собственный новый статус, кроме этого, она обязана, со своей стороны, уступить собственный место ребенку, поскольку для матери еще больше, чем для отца справедливо высказывание, что ее функция не ограничена воспроизводством. Мать обязана признать собственного ребенка ребенком и в один момент она обязана признать матерью саму себя, другими словами в терминах Лежандра, принять собственный «материнское назначение». Как папа, являющийся чьим-то сыном, признает себя отцом ребенка», так и дочь, рожденная от матери, обязана понять себя матерью и не только подарить жизнь новому человеку, но и обеспечить ему новое место в домашней генеалогии.

В противном случае говоря (дабы соотнести с матерями то, что говорит Пьер Лежандр об отцах), «любая дама рождается лишь дочерью». Либо в случае если желаете: матерью нельзя родиться, ею возможно лишь стать. Дама по-настоящему делается матерью, в то время, когда, как минимум, принимает необходимость передать то, что в один раз сама получила от собственной матери. Не только эстафету судьбы, но и свойство осознать, что это не просто «признательность», другими словами признательность, которую ребенок в большинстве случаев испытывает к своим родителям, вместе с тем и «свойство признать» и принять другого, что и должны родители передать своим будущим детям в соответствие с притчей об орлице.

Французский биатлонист Мартен Фуркад сбил с ног Александра Логинова при передаче эстафеты.


Также читать:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: