Сельская община в пореформенной россии.

Для поземельной общины в связи с трансформацией их платёжеспособности и состава семей было характерно периодическое перераспределение почвы и связанных с ней податей. Переделялась лишь пахотная почва; сенокосы и выгоны оставались в общем пользовании, а усадьбы — в постоянном владении крестьянского двора. До реформы 1861г. периодические земельные переделы, в большинстве случаев, приурочивались к очередной ревизии, и наделение почвой проводилось по числу ревизских душ мужского пола. В пореформенную эру переделы почвы проводились через 12—15—18лет в соответствии с трех-, четырех- либо пятилетним циклом трехпольного севооборота. Часто переделы проводились через 24 года, а в 24% общин надельная почва со времени крестьянской реформы по большому счету не переделялась.

Неспециализированные переделы проводились следующим образом. Вся полевая земля сперва делилась на участки по их качеству и местоположению, а они, со своей стороны, распределялись между домохозяевами по числу душ либо тягол. Тем самым создавались громадная многополосность и чересполосность крестьянских наделов, состоявших время от времени из 40-50 а также более узких и долгих полос. Разбивка участков на полосы проводилась посредством веревки, лаптя и других нехитрых способов, наряду с этим крестьяне получали поразительно правильных уравнительных результатов.

Наровне с неспециализированными переделами все чаще стали практиковаться и частные, в то время, когда часть наделов отбиралась у дворов с убылыми душами и передавалась дворам с увеличившимся составом семей. В соответствии с этим уменьшались либо возрастали повинности этих семей.

В связи с многополосностью и чересполосностью наделов сохранялся принудительный севооборот при однообразном для всех дворов трехпольном хозяйстве, что консервировало отсталую агротехнику и сковывало хозяйственную инициативу крестьян. Но несмотря на собственные негативные стороны принудительный севооборот обеспечивал крестьянину определенную хозяйственную стабильность.

В пореформенную эру при наделении почвой на протяжении переделов начал применяться уже и критерий состоятельности двора (правильнее, его платежной способности). Исходя из этого земельные переделы, как неспециализированные, так и частные, теряли собственный уравнительный темперамент. В общинах с развитыми неземледельческими промыслами, и в том месте, где было явное несоответствие между доходностью почвы и размерами платежей за нее, происходило и принудительное наделение почвой. Для обеспечения отбывания повинностей сохранялась круговая порука – за неисправного плательщика отвечала вся община. Исходя из этого за отмену круговой поруки особенно деятельно выступала зажиточная часть крестьянства.

Община вмешивалась в домашние отношения крестьяне двора: наследование, опека, домашние разделы, назначение гл., семьи — большака, воображавшего крестьянский двор на сельском сходе и важного за отбывание повинностей. Такое вмешательство диктовалось заботой об обеспечении платежной способности крестьянского двора. Вместе с тем община брала на себя функции социального обеспечения: призрение малолетних крестьянских сирот, содержание одиноких калек и старых. Обширно npактиковались помочи: коллективная помощь крестьянам, пострадавшим от стихийных бедствий, или при постройке дома, при молотьбе или других срочных сельскохозяйственных работах. Община оказывала помощь безвозмездно либо за одно угощение. Крестьянская этика не допускала отказа со стороны кого-либо из участников общины от участия в коллективной помощи односельчанину, появлявшемуся в тяжелой обстановке.

Так, сельская поземельная община, как низовая ячейка крестьянской со циальной структуры, делала разнообразные хозяйственные, социальные и фискально-милицейский функции. Народники усматривали в русской крестьянской общине особенный уклад народной судьбе, якобы чуждый капитализму, кроме того предохраняющий деревню от капитализма и связанных с ним социальных бед. В конечном итоге, как продемонстрировали земско-статистические обследования, община не предотвращала крестьян от разорения, от закабаления их кулаками-мироедами.

Новые социально-экономические процессы подтачивали устои общины. Углублялось имущественное неравенство крестьян-общинников. Немногие кулаки-мироеды имели возможность держать в кабале всю общину. Разоряющиеся крестьяне свертывали собственный хозяйство, сдавали в аренду собственные наделы за бесценок либо за выполнение собственных повинностей и уходили в город. Распадались патриархальные устои крестьянской семьи: участились домашние разделы, падала власть большака в семье. Изменялись классические общинные порядки: исчезал университет совета старейшин, решавший ранее общинные и домашние дела, зажиточные дворы откупались от натуральных повинностей, каковые перекладывались на бедных. Однако, русская крестьянская община сохраняла собственную устойчивость. Потом, на протяжении революций, деятельность общин была оживлена, и ее социальная роль значительно возросла.

Функции общины носили сложный и противоречивый темперамент. С одной стороны, община делала роль демократических организации, товарищеского либо соседского альянса, с другой, она была фискально-милицейским инструментом у страны для выколачивания с поддержания и крестьян податей порядка в деревне. Из этого давешние споры в публицистике и в исследовательской литературе о характере русской крестьянской общины споры ведутся и до сих пор.

Индийская сельская община — Леонид Алаев


Также читать:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: