Системный подход и гештальт

ПЕНТАГРАММА ГИНГЕРА

Революция взоров на совокупности

Такие нужный в наши дни синтез Запада и Востока, искусства, науки и религии, современной технологии и вековой традиции, тела, головы и сердца, окружающих и человека его космоса и социума уже был предпринят гуманистической психологией. Но мне представляется, что данный синтез возможно особенно прекрасно проиллюстрировать на примере Гештальта.

Говоря это, я не имею в виду ни эклектичный подход, что отовсюду заимствует более либо менее плодотворные идеи, ни простое гармоничное сочетание взаимодополняющих и взаимообогащающих элементов; я имею в виду что-то мира: новое и большее видение человека, находящихся в постоянном сотрудничестве, — системную концепцию, революционную если сравнивать с картезианско-ньютоновской парадигмой, механистические представления которой более трех столетий властвовали в науке.

Парадигма — «совокупность фундаментальных и критических догадок, на базе которых смогут развиваться модели и теории», либо «совокупность убеждений, разделяемых мировым научным сообществом» (Томас Кун) и составляющих базу для понимания мира.

Не требуется недооценивать значение данной революции в мышлении, столь незаметно охватившей большая часть отраслей современной науки; потому что осознавая количественные трансформации, мы довольно часто просто не подмечали, что уже наступил качественный скачок.

Так, к примеру, кроме того в университетах науки все еще преподаются раздельно: физика — в одном корпусе естественнонаучных факультетов, биология — в другом, а социология и психология относятся к совсем второму, гуманитарному факультету! И наряду с этим ни один исследователь уже не сомневается в том, что эти дисциплины изучают сходные и, что особенно принципиально важно, глубоко взаимозависимые явления.

Как осознать, соответственно, «собрать воедино» (comprendre) (Французский глагол латинского происхождения comprendre (осознавать) практически свидетельствует собрать, забрать совместно) дыхание человека либо животного, ничего не зная о фотосинтезе растений, без которого оно нереально? (Joelde Rosnay. Les cheinins de la Vie, Paris, Seuil, 1983). Как осознать экономическую инфляцию, не учитывая психосоциологические факторы, обусловливающие состояние дел на бирже? Либо обрисовать картину, разбирая лишь цвета!

Нас интересуют не события и не структура предметов, а их сотрудничества, не изолированные частички либо корпускулы материи, а оживляющая их энергия. Истина содержится не в материальности вещей, а в том пространстве-времени, которое делает эти вещи живыми, которое их разделяет и объединяет. Истина не в отдельных застывших вокабулах словарей, а в подвижных и изменчивых людских мыслях, не в том, что являются отечественные органы, а в том, как они функционируют; иными словами — в качестве отечественного «бытия-в-мире», которое и обусловливает тот факт, что мы здоровы либо больны… Как мы знаем, что квантовая постэйнштейновская физика уверен в том, что «субатомные частицы являются не «вещи», а внутренние связи между вещами» (Капра, 1983), существующие в четырехмерной вселенной пространства-времени, в которой кое-какие частицы (либо «античастицы») вольно перемещаются из будущего в прошлое вне всякой линейной связи между следствием и причиной. на данный момент как мы знаем, что масса — это форма энергии, и ее уже не связывают с определенной материальной субстанцией. А это значит, что частицы больше не смогут описываться ни как трехмерные объекты, ни как бильярдные шары либо песчинки. Материальные частицы смогут появляться и разрушаться, наряду с этим их масса может трансформироваться в энергию и напротив. Выясняется, что атом — это лишь «вечный танец энергии»(Fritjof Capra. Les Temps du changement. Monaco).

Грегори Бейтсон (Gregory Bateson. Vers une icologie de l’esprit, Paris , Seuil, 1977) один из основателей школы Пало Альто, применивший системный подход в психиатрии, говорит, что последние открытия в области физики коренным образом поменяют отечественный образ мышления, потому что «каждую вещь направляться разглядывать не саму по себе, а в ее взаимоотношениях с другими вещами». Эдуард Холл, придерживающийся сходных воззрений, информирует, что «японцы интересуются лишь точками пересечений, забывая наряду с этим создающие их линии. В Японии заглавия даются перекресткам, а не улицам. Последовательность домов определяется не в пространстве, а во времени; они нумеруются в порядке их сооружения» (Edward Hall. La Dimension cachee, Paris, Seuil, 1971. Американское издание: N.Y. 1966).

Науки о сложном

Несложного суммирования знаний не хватает. Так, Жоель де Росне выделяет, что «экономика, экология, биология — это те современные дисциплины, каковые имеют определяющее значение для отечественного будущего. Они разглядывают такие очень высокосложные совокупности, как предприятия, общества, экосистемы либо живые организмы. Аналитический рассудок больше не властен над ними. Такая сложная картина связей исключает всякое половинчатое ответ» (DE Rosnay .J. op. cit.)

Как взаимодействуют 60 000 миллиардов клеток отечественного тела с отечественными мыслями, нашим окружением и нашими желаниями? Наряду с этим будем помнить, что любая из этих клеток уже сама по себе есть сложным «заводом», включающим пара сотен тысяч отдельных элементов, любой из которых со своей стороны состоит еще из нескольких тысяч элементов!

Рязанцев А.Н. Обучение Гештальт системный подход и метод О незавершенном эмоциональном опыте


Также читать:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: