Снисхождение и жалость к себе

Слабохарактерные люди склонны предъявлять громадные требования к вторым, но наряду с этим у них низкий уровень требований к собственной персоне; их недочётом есть снисходительное отношение к самим себе. Эта форма вседозволенности ведет к моральной деградации, потому, что у аналогичных людей нет силы и характера воли, дабы направляться золотому правилу: «Поступай с другими так, как желаешь, дабы поступали с тобой». Они действуют напротив, используя к ближнему более высокие мерки, чем к себе.

Растрата либо утрата собственных свойств представляет собой важное моральное нарушение, поскольку в следствии человечество лишается ответственного и большого вклада, что сделал бы высокоразвитый человек уже тем, что был бы частью общества. Это один из способов уклониться от цели эволюции. Первейший долг человека пребывает в собственном развитии, потому, что, как уже говорилось выше, Всевышний создал нас незавершенными, дабы любой взял на себя ответственность и завершил великий труд преобразования себя в подлинного человека. Все мы рождаемся равными и отличаемся лишь личными заслугами. Неравенство, которое мы видим около, происходит оттого, что одни ведут борьбу за собственный совершенство, другие же ленивы и безответственны, а время от времени полны неприязни, предпочитая питать зависть к удачам вторых, вместо того дабы самим расти и развиваться.

Кое-какие способности человека являются врожденными и раскрываются сходу, другие будут в зачаточном состоянии , пока сам человек их не разовьет. Как раз развитие этих свойств и образовывает первейший священная обязанность каждого.

Будучи незавершенными, мы не могут осознавать высшую этику поведения, которая рождается из понимания прав всех гармонии и живых существ их сотрудничества в Природе во имя поддержания космического порядка.

Знакомые нам моральные правила не принимаются сознательно и добровольно, общество насильно внедряет их с настойчивостью, которой человек не имеет возможности противостоять.

Только немногие поступают верно, основываясь на внутренних ответах, принятых в следствии собственного сознательного размышления. Редко кто полностью вольно и добровольно, без давления извне выбирает дорогу хороша. Такие люди будут поступать верно, даже в том случае, если в следствии какой-нибудь социальной трагедии будут отменены наказания за преступления и аморальные поступки. Остальные же в погоне за наживой либо призами преступят границы этики и хороша, когда убедятся в том, что наказания за это не последует.

Поступки человека будут моральными, если они сознательны, свободны и необязательны и не результат влияния ментальной программы, созданной внешними стимулами.

Мир ничего хорошего не возьмёт от «моральных автоматов», наоборот, утратит в человечности. не меньше разумеется, что «безнравственные автоматы», которых на земле довольно много, являются видом хищных гуманоидов и могут стереть с лица земли жизнь на всей планете.

И выход не в том, дабы их перепрограммировать, нужно создать новое общество методом введения другой совокупности образования, разрешающей развивать высшее личное сознание и не просто запоминать знания, а усваивать их в состоянии высшего бодрствования – это процесс, в котором преобладают здравый смысл и понимание в отличие от ненужного накопления информации. Для этого необходимо избавиться от чрезмерного влияния тех транснациональных корпораций, каковые видят в человеке только послушного потребителя, инструмент для фундамента власти. Если бы люди сумели развить в себе личное бодрствующее сознание, они решительно восстали бы против таковой «свободы», и транснациональные компании не имели возможность оказывать влияние на их умы.

Образовательный процесс должен быть защищен от любого экономического и вмешательства и политического давления. Ребенок обязан развиваться совсем вольно, имея настоящую возможность выбирать то, что он сам желает.

В случае если мозг возможно поработить, то дух, являющийся сущностью человека, доступен лишь ему самому, это священное прибежище, где царят личное мнение и свободный выбор.

Человек станет вправду свободным, добродетельным и действительно моральным, в то время, когда достигнет совершенства и духовного развития. Это великая задача XXI века.

Снисхождение к себе, пороки либо слабость характера в большинстве случаев приводят к самосожалению, другими словами к таковой позиции, в то время, когда человек видит в себе жертву и играется как раз эту роль в отношениях с окружающими. Осознанно либо нет, но так он извлекает пользу, манипулируя чувствами вторых.

В данной книге я уже сказал о не сильный людях и имел в виду не тех, кто страдает какой-то заболеванием либо умственным расстройством, но тех, кто из-за собственного негативного ментального и эмоционального состояния, из-за паразитизма и пассивности превратился в людей, ослабленных бездействием, страстями, пороками, и внутренней деструктивной позицией.

жалость и Снисхождение к себе довольно часто обусловлены психотерапевтической фиксацией, появившейся в юные годы в следствии сильного бешенства на своих родителей, что не преодолен до сих пор. Вследствие этого у человека сохраняется бессознательное рвение оставаться неполноценным, дабы иметь возможность обвинять своих родителей в нехорошем исполнении ими собственных обязанностей.

Самосожаление возможно кроме этого результатом слепого бунта, гордыни, толкающей человека к постепенному саморазрушению, либо вызываться нежеланием и страхом терпеливо прилагать слаженные, длительные усилия и нелёгкие по достижению чего-то в жизни.

Снисходительный к себе человек не может подчиниться дисциплине и стать лучше. Он движим стимулами, рожденными в толпе, и жизнь носит его, как лист по ветру. Он нетерпим, и у него в большинстве случаев не хорошо складываются отношения с людьми, потому, что он требует от них того, чего не требует от себя. Он агрессивен, всех ненавидит, завистлив и обидчив. Кроме того имея большое количество хороших качеств, он не пытается их развивать, предпочитая оставаться посредственностью и пользоваться чужой добротой. Он закостенел в собственной незавершенности, и характерная ему крайняя инерция заставляет его вести жизнь, недостойную носителя Божественной искры.

Снисходительность к самому себе легко приводит человека к безнравственным поступкам, которых он не подмечает либо не вычисляет безнравственными. направляться избегать жалости к себе, потому, что это больше всего мешает стать настоящим человеком и решить основную задачу собственной жизни – применять разум, решимость и волю, дабы завершить себя.

Снисхождение к себе есть обстоятельством разочарований, страданий, неудач, потому, что этому постоянно сопутствуют недостаток и непредусмотрительность силы для реализации задуманного.

Крайне важно осознать, что снисходительный к себе человек не лишен возможностей, а просто, как и все, есть сыном собственных поступков, и сопутствующее ему разочарование в жизни – всего лишь логическое следствие этих поступков либо его прошлых действий.

Жизнь для имиджа

Как уже было сообщено, первый долг человека – «жить для себя», другими словами жить для собственного духа, либо Божественной искры, по причине того, что лишь так возможно достигнуть совершенства.

Это не имеет ничего общего с эгоизмом, как его в большинстве случаев знают, это путь отказа от «я», обуреваемого страстями, это тропа, по которой обязан пройти человек для долгого процесса сублимации низменных желаний и страстей, дабы начать жить под управлением собственного духа, а не личности.

Только тот, кто достигнет данной ответственной цели, сможет вычислять себя подлинным человеком. Ценой долгих упрочнений по самосовершенствованию он выполнит великую задачу завершения себя и станет обладателем высшего сознания. Это и имеется основная цель, точка наивысшей эволюции людской вида, к которой обязан стремиться человек.

Как ни необычно, немногим удается «жить для самих себя», другими словами для собственной сущности, потому, что это будет результатом сознательного жажды, глубокого понимания необходимости и собственного положения его поменять, что происходит лишь во времена громадных кризисов.

Большая часть людей живет для имиджа, благодаря имиджу и в зависимости от собственного имиджа, другими словами суть их существования содержится в том, для получения одобрения вторых, и делают они всё с единственной целью – понравиться либо поразить толпу. Для этого они облачаются в вульгарности и наряды банальности, уподобляясь участникам той группы, к которой принадлежат.

У таких людей нет собственной жизни, они зависят от того, одобряют либо отвергают их другие. Неизменно борясь за признание и любовь, они преобразовываются в несложную проекцию толпы, и данный механизм в итоге всецело отделяет человека от личного «я», разрушает его и заменяет привитым «я», другими словами несложным придатком коллективной психики общества.

Карл Густав Юнг определяет личность как «личный срез коллективной психики». Нам весьма интересно осознать кое-какие концепции Юнга, касающиеся коллектива и индивидуума. Примем его определение «психологическая инфляция».

В работе «Отношения между “эго” и бессознательным» Юнг[21]пишет:

«Данный термин (психологическая инфляция) думается мне правильным, потому, что… свидетельствует распространение личности далеко за пределы личных границ, в то время, когда она занимает такое пространство, которое в простом состоянии не имела возможность заполнить. Подобное вероятно лишь тогда, в то время, когда человек присваивает себе качества и те содержания, каковые, владея свободным существованием, должны были бы пребывать вне его границ. Все, что находится вне нас, должно принадлежать либо второму, либо всем, либо никому. Потому, что психологическая инфляция ни в коей мере не есть феноменом, появившимся в следствии психотерапевтического анализа, но довольно часто отмечается и в простой судьбе, мы можем замечать ее и в других случаях.

Обширно распространен случай, и это не шутка, в то время, когда человек отождествляет себя со своим занятием либо титулом. Занимаемая должность, само собой разумеется, есть своеобразной деятельностью человека, но вместе с тем это коллективный фактор, исторически появившийся в следствии совместного труда многих людей, и престиж должности держится лишь на коллективном одобрении. Исходя из этого, в случае если человек отождествляется со своей должностью либо титулом, он ведет себя так, как будто бы он и имеется целый комплекс социальных факторов, каковым есть его пост, и не просто тот, кто занимает эту должность, но и само одобрение общества. Так, личность очень раздувается, узурпируя не собственные, а внешние качества. “Государство – это я”, – вот подходящий девиз для таких людей».

Юнг уверен в том, что многие люди являются лишь должность, данную им обществом, и довольно часто за раздутым имиджем прячется мелкий человечек. Как раз исходя из этого так соблазнительны определенные должности и их внешние атрибуты. Юнг говорит, что общество поощряет посредственность, коллективные черты в людях и мешает проявлению в них индивидуальности, а без свободы не может быть морали.

«Жить для имиджа» значит отказаться от собственного «я», стать только проекцией общества, превратиться в эхо толпы, принимая его за собственную индивидуальность; думать, ощущать и поступать, как масса людей, не осознавая, что мы являемся толпой и отчуждены от собственной сущности, от этого ласкового цветка, что заглушают сорняки посредственности, безнравственности, вульгарности, бесчувственного материализма и грубости. В итоге, цветок засыхает, другими словами от человека остается только не сильный тень, и он обречен брести по судьбе, питаясь чужим одобрением.

Лишь Князь Тьмы способен придумать такую парадоксальную обстановку: человек трудится приложив все возможные усилия, дабы возвеличить и обезопасисть собственный имидж, соответственно, ничто, и предает забвению собственную настоящую сущность, либо бессмертный дух, что имеется всё.

Человек, живущий для имиджа, предает самого себя, не хорош данной ему Божественной искры и есть примером безнравственности. В итоге он, как и все нарушители высшего закона, понесет наказание, пропорциональное своим грехам.

Напомню, что я использую слово «грех» в смысле покушения на гармонию Вселенной, разрушения ее энергетической экологии, восстания против невыполнения закона и замысла Создателя эквивалентного равенства – базы высшей справедливости. Это не означает, что на небесном троне сидит старик, определяющий наказание безбожникам. Космическим порядком руководит закон вечной гармонии, осуществляя контроль нужно всем – от атома до человека – в разных царствах Природы.

Господство весов перевоплотило мир в кладбище душ, в огромную свалку тех, кто в погоне за добром и счастьем стали жертвами социального монстра, которого сами и питают. Он бессердечно отбирает их сущность, давая вместо иллюзии и фантазии, дабы люди легко поддавались соблазнам и становились рабами, не подмечая смерти собственного подлинного «я».

В дополнение к этому практически дантовому описанию ада нужно заявить, что учения и те знания, каковые имели возможность бы спасти людей, фальсифицируются, замалчиваются и искажаются. Так случилось, к примеру, с христианством, которое в определенный исторический момент было неверно трактовано.

Разглядим кое-какие его положения: «Разрешите войти детей и не мешайте им приходить ко мне, потому что таковых имеется Царство Небесное».

Эта фраза трактуется в том смысле, что дети святы и что им в собственности мир. В конечном итоге же Иисус, что, предположительно, как это утверждается в Английской энциклопедии, входил в секту ессеев, под данной фразой подразумевал идею мистерии древнегреческого посвящения: «Дабы снова появиться, нужно сперва погибнуть». Это имело психотерапевтический и духовный суть, и обращение шла о ходе сублимации либидо, на протяжении которого нежелательное «я», другими словами пошлая, страстная, эгоистическая личность, должно было неспешно погибнуть и смениться светоносным «я», подлинной духовной сущностью человека. В этом смысле «дети» – это «два раза рожденные»: сперва собственной матерью, а после этого в следствии собственной духовной работы. Как раз о них сказал Иисус, утверждая, что «таковых имеется Царство Небесное».

Христианскую заповедь подставлять другую щеку трактовали неизменно практически, полагая, что основная добродетель содержится в покорном согласии быть растерзанным львами. В действительности эта заповедь призывает возвыситься над страстями и своими инстинктами и обучиться поступать по-настоящему этично и морально. самоконтроль и Дисциплина разрешат вести себя разумно и верно, побеждая первый импульс вернуть пощечину.

В то время, когда мы читаем в Библии «плодитесь и размножайтесь», то направляться принимать это не как наказ рожать большое количество детей, а как призыв к росту числа «два раза рожденных», другими словами людей, вправду следующих по эволюционному пути, желанному для Создателя.

Преувеличенное восхваление преимуществ молодости и невинности детства – это всего лишь проявление печали тех взрослых, каковые, чувствуя себя неудачниками и замечая за бесплодными попытками цивилизации создать более моральное и духовное общество, отвергают мир и в собственном воображении передают его детям, сохраняя надежду на успех будущих поколений. Они не подмечают, что данный абсурдный ритуал повторяется уже большое количество столетий, но до сих пор ни одно новое поколение не пришло к более идеальной жизни в духовном и моральном смысле.

До тех пор пока взрослые будут избегать ответственности за личные судьбы, они будут стараться передать жезл цивилизации детям, каковые, конечно, так же либо кроме того более несовершенны, чем родители. То, что «несовершенный человек» пытается уступить собственный место тому, кто практически есть его собственной уменьшенной копией, в действительности выглядит или шуткой, или катастрофой.

Сейчас люди никак не более сознательны, чем во времена распятия Христа, у них не достаточно ума признать великих людей и направляться им. Их больше завлекает поверхностный блеск тех, кто несет в себе некую данные, не понимая ее значения. Это ведет к постоянному повторению одной и той же привычной модели убогого сознания, с ее нищетой величия и великой нищетой.

Те немногие, кому удается «появиться два раза», так и остаются неузнанными, их ненавидят, отвергают и осмеивают. Их труд извращают либо принижают, тогда как «люди-имиджи» копируют их творчество, лишая его главного содержания, переделывая на потребу общей посредственности, переименовывая и выдавая за собственный.

Все знаменитости отечественного времени, за редким исключением, страдают «психологической инфляцией» и, будучи безлюдной скорлупой, являются примером для подражания тем, кто зачарован броским блеском их имиджа и пытается приобщиться к кругу кумиров.

Мир призраков, где практически не осталось подлинных примеров для подражания, неминуемо скатывается к циничному, бесчувственному, безлюдному, ожесточённому и безнравственному материализму, отлично замаскированному под «гуманизм», «цивилизованность» и «прогресс».

Думаю, все, кто стал жертвой отечественного так именуемого века прогресса, разума и гуманизма, согласятся с моими словами. Вторым же останется только защищать собственный сценарий судьбы, которая растрачена в погоне за миражами и фантазиями, за всем, что «сверкает и думается». Путь вниз легок и постоянно ведёт к пустоте, смерти и скуке.

Абсурдность имиджа еще и в том, что он – легко продукт воображения и касается того, как человек принимает себя, вторых, разные организации и как, согласно его точке зрения, другие принимают его. Такое представление субъективно и не имеет ничего общего с действительностью.

Рекламные и маркетинговые компании изучают методы манипуляции разумом людей, формируют их потребности, дабы те брали и слепо принимали всё, навязываемое им сублиминально: от телевизора до президента. И они достигают собственных целей. Наряду с этим появляются очень негативные побочные эффекты: внушаемость, воли и ослабление характера, полная неспособность людей видеть действительность.

Мы выбираем по наружности, а не по содержанию и ценим только то, что сверкает, потому, что отечественные эмоции основаны на восприятии внешнего образа. Мы покупаем то, что нам не требуется, голосуем за призрачных людей, не существующих в конечном итоге.

Мы влюбляемся в привлекательный образ партнера противоположного пола и только спустя десятилетия обнаруживаем, что в действительности он не владеет ни одним из ранее завлекавших нас качеств.

И напротив, не подмечая настоящих выдающихся свойств вторых людей, мы остаемся к ним равнодушными а также отталкиваем. Хуже того, мы влюбляемся кроме того в самих себя, вернее, в то, какими мы себе кажемся, другими словами в личный образ.

С детства нас учат ценить все иллюзорное и проигнорировать глубинное, обращать внимание на легковесное и ненавидеть важное, по причине того, что серьезность ассоциируется со скукой. Шепетильно созданы целые совокупности развлечений для детей и взрослых, только бы они не скучали, только бы отвлечь их от любых попыток посмотреть вовнутрь себя, не разрешить глубоко задуматься и воспрепятствовать духовному росту.

Пустота, легкомыслие и поверхностность идеализируются, все внешнее восхваляется, а внутренний мир принижается. Самым разрушительным методом служения имиджу есть нарциссизм, в большинстве случаев определяемый как влюбленность в самого себя, а в конечном итоге – это фиксация на своем отражении. Человек влюбляется не в себя настоящего, а в собственный образ, это обедняет и парализует его эмоциональную судьбу. Такое отклонение в той либо другой мере охватило большую часть отечественной цивилизации.

Люди выясняются изолированными в мире обожания и непрерывного созерцания собственного имиджа, другими словами того, чего в реальности не существует. Нарцисс видит лишь себя либо то, что усиливает его имидж, и не может глубоко принимать то, что ему не соответствует.

Созерцание собственного образа доставляет ему огромное наслаждение, он ищет обстановке, каковые дали бы ему очередную порцию желанного удовольствия. Но трагедия в том, что наслаждение нарцисса не имеет возможности накапливаться и его желание ни при каких обстоятельствах не удовлетворяется всецело, исходя из этого поиск и созерцание длятся каждую 60 секунд, днем и ночью, до конца жизни.

Будучи громадным эгоистом, нарцисс овеществляет людей, применяя их как зеркало, отражающее блеск его имиджа, которым он питается. Те, кто не желает делать роль зеркала, его не интересуют и ненужны для него. Единственное, что его тревожит, – собственное возвышение благодаря постоянному вниманию, восхищению и аплодисментам людей. Возможно заявить, что его подлинная сущность погибла и он должен тратить все силы на поддержание имиджа.

Человек нарциссического типа думается нам холодным, расчетливым и лишенным эмоций, но в конечном итоге он глубоко страдает из-за неспособности и безграничного одиночества обожать.

Говорят, дамы из-за природного кокетства более склонны к нарциссизму, чем мужчины. Быть может, нарциссизм по-различному проявляется. У мужчин он приводит к борьбе за власть, а у дам – за мужчину. Дама испытывает пик нарциссического удовольствия, в то время, когда ощущает, что именно ее «выбирают» из многих, либо в то время, когда ее платье выясняется самым прекрасным и она делается центром внимания. На протяжении беседы её мысли всегда возвращаются к собственному платью, фигуре, макияжу, что доставляет ей огромное наслаждение. Бо?льшая часть ее жизни посвящена мнимому зеркалу, в которое она ежеминутно смотрится, дабы определить, одобряют либо осуждают её наружность и что еще в ней возможно улучшить.

В действительности множество людей не имеют подлинного контакта с действительностью, потому, что не в состоянии отделить «я» от того имиджа, за что они отчаянно держатся. Такие люди в определенном смысле слепы, глухи и немы. Они не в состоянии ни видеть, ни слышать, ни сказать в противном случае как через призму собственного имиджа – возможно сообщить, у них нет иного пространства, не считая данной маленькой территории собственного имиджа.

Очевидно, я говорю о патологическом нарциссизме, потому, что определенная часть нарциссизма имеется у всех, и это естественно, пока он не выходит за определенные рамки и не преобразовывается в самую безнравственную форму психологического инцеста: «в эротическую сообщение «я» с «я», при которой любой «внешний» партнер будет только охотничьим трофеем, несущественным временным украшением, и пищей для «эго».

Человек, влюбленный в самого себя, окончательно загружён в данный «запретный роман»; он, как Онан, прикован к собственной извращенной похоти, и его единственная надежда на освобождение – смерть либо внутреннее преобразование.

Транс — Зеркало сознания | Жалость к себе и слабость | Как избавиться от жалости | Медитация


Понравилась статья? Поделиться с друзьями: