Социальные проблемы нормализации межэтнических отношений

И. Б. Ардашкин

Учебное пособие

Томск-2002

ББК 65.272

УДК 36.4001

Ардашкин И.Б. Социальные неприятности нормализации межэтнических взаимоотношений: Учебное пособие. – Томск: Изд. ТПУ, 2002. –с. 125

В пособии представлены главные современные подходы изучения этнических и межэтнических процессов, рассмотрено влияние этнического фактора на развитие всемирный цивилизации. Представлен материал по этнической истории России.

Печатается по распоряжению Редакционно-издательского Совета Томского политехнического университета.

Критики:

Темплан 2000

© Томский политехнический университет, 2000


Введение.

Развитие гуманитарного образования у нас предполагает развитие и изучение новых учебных дисциплин. Одной из сторон данного процесса есть выговор современных образовательных стандартов на гуманизацию и гуманитиразацию. В рамках специальности и такого направления как «Социальная работа» подобная тенденция связывается с обозначением как возможно большего спектра разных социальных проявлений. Курс «Социальные неприятности нормализации межэтнических взаимоотношений» именно и является вариантом актуализации многообразия социального спектра судьбы общества.

Человечество складывается из громадной палитры этнических общностей, где любая общность проявляет собственную особенность через специфику расположения, климатических условий, вероисповедования, социальной структуры и т.д. Не учитывать данный наиболее значимый социальный фактор социальный работник не имеет возможности.

Не просто так, что уже в Греции межэтнические отношения стали ответственным предметом изучений. «Отца истории» Геродота параллельно именуют и отцом этнологии – науки об этническом разнообразии людских культур, потому, что в собственном монументальном труде он уделяет много места данному вопросу. Но в качестве предмета изучения в рамках независимой дисциплины межэтнические отношения становятся в ХIХ в. Но и тут их предмет «урезается» до для того чтобы нюанса рассмотрения, как изучение отсталых народов (австралийские аборигены, южноафриканские бушмены, американские индейцы и т.д.). И только в ХХ в. межэтнические отношения стали рассматриваться и в отношении индустриально развитых народов, потому, что оказалось, что этнические характеристики находятся независимо от уровня развития экономики общества. Исходя из этого межэтнические отношения попали в поле изучения разных гуманитарных дисциплин. Это стало причиной появлению солидного числа смежных наук, где исследуются нюансы влияния межэтнических взаимоотношений на различные сферы публичного бытия: этносоциология, этнопсихология, этноистория, этнолингвистика, этнодемография и другие. Главные моменты влияния межэтнических взаимоотношений на изюминку публичного устройства и функционирования будут представлены и в данном ученом пособии.

Не нужно кроме этого забывать, что Российская Федерация – многонациональное государство, где русские составляют 82 % от общего состава населения. В мире найдется мало стран, где часть главного этноса была бы столь громадна. Но однако этническая структура РФ весьма разнообразна и включает в собственную палитру более ста этнических общностей. Исходя из этого для России этнических фактор игрался и будет играться важную роль. Подготовка социальных работников обязана с этим принимать во внимание.

Теоретические вопросы курса

Предмет межэтнических взаимоотношений. Предметная область изучения межэтнических взаимоотношений весьма широкая. Сюда можно отнести такие вопросы, как классификационные изюминки народонаселения, социальная структура народов, специфика социальных трансформаций с учетом этнического фактора, этническая миграция, брачных устройства союзов и особенности семьи и т.д.

Но в случае если применять системный подход, то в изучении межэтнических взаимоотношений возможно выделить два уровня их изучения: 1) институциональный; 2) межгрупповой, межличностный.

Институциональный уровень межэтнических взаимоотношений есть макросоциальным уровнем (по аналогии «Центр – республика», «ООН – отдельное государство»). Эти отношения высказывают интересы народов, затрагивая сами базы их взаимоотношений. Глобальность институционального уровня проявляется в оказании влияния качеств данных взаимоотношений на более низкие уровни: межгрупповой и межличностный. К примеру, конфликт в РФ между Центром (Кремлем) и Татарстаном. Сущность данного конфликта заключалась в характере распределения властных налогообложения и полномочий. Другими словами пути его ответы находились в рамках конституционного процесса и предполагали фиксацию данного ответа в самой Конституции (что, в конечном итоге и случилось). Конечно, что данный уровень взаимоотношений проявился и на вторых уровнях: между татарами и русскими (в их этнической общности и личном выражении).

Но для социальной работы больший интерес воображает другой уровень межэтнических взаимоотношений – межгрупповой и межличностный. Значимость данного уровня определяется тем, что он конкретно присутствует в практике социальной работы. Исходя из этого спектр вероятных качеств межэтнических взаимоотношений, видящийся социальным работником возможно велик. К тому же, учет этнического фактора предполагает не только знание изюминок мировоззрения представителя того либо иного этноса, но владение историческими фактами, дающими представление об изюминках зарождения этноса и его историческом пути.

Межэтнические отношения на межгрупповом уровне понимаются как сотрудничество этносов в различных сферах (политика, экономика, культура и т.д.), а на межличностном уровне – в смысле как отношения между людьми, принадлежащим различным этническим общностям (имеется в виду трудовое, домашнее, соседское, дружеское и т.д. общение).

Таковой широкий спектр проявленности межэтнических взаимоотношений в социальной практике делает нужным изучение данного вопроса в рамках многих дисциплин. Конечно, что любая дисциплина старается изучать лишь тот ракурс, что ее интересует.

Так, историки изучают ретроспективный нюанс взаимоотношений между этносами. Политических социологов тревожит темперамент влияния этнического фактора на политическую обстановку в стране. Этносоциологи затрагивают вопросы о роли межэтнических взаимоотношений в разных социальных общностях (трудовые коллективы, семьи, молодежные группы и т.д.). Этнопсихологи исследуют в большинстве случаев маленькие группы в намерено созданных (экспериментальных) условиях.

В целом же, изучение межэтнических взаимоотношений предполагает группы представлений и анализ человека о себе и о группе, особенность восприятия указанных моментов. Специфика интереса социальной работы возможно обозначена через нюанс адекватной адаптации и гармонизации характера межэтнических взаимоотношений.

Методика изучения межэтнических взаимоотношений. Методика изучения межэтнических взаимоотношений опирается на существующие (в рамках значительно чаще психологии и социологии) теоретические разработки.

Анализ психологии межэтнических взаимоотношений осуществляется с опорой на теорию личности. Эта теория представлена громадным числом изучений, исходя из этого будем применять только самые фундаментальные разработки.

И.С. Кон считает, что для изучения межэтнических взаимоотношений принципиально важно следующее познание личности. Личность – это совокупность интегрированных в человеке социально-значимых линия, появившихся в прямом и косвенном сотрудничестве данного лица с другими людьми. Второй исследователь А.Н. Леонтьев уверен в том, что познание личности должно рассматриваться в контексте ее неразрывной связи с деятельностью, в которой разрешённая личность находиться. Тогда у личности сформируется личная иерархия типов деятельности, которая будет являться «слепком» ее иерархии потребностей. Иерархия потребностей кроме этого является важным источником знаний о структуре личности, разрешающей лучше осознать поведение человека.

Неспециализированным моментом понимания личности в психотерапевтических теориях есть представление о ней, по которому последняя является единством и взаимодействие мотивационных, познавательных, аффективных (эмоциональных), коммуникативных процессов. В следствии аналогичного сотрудничества у личности складываются социально-психотерапевтические установки, через анализ которых в большинстве случаев и изучают межэтнические отношения.

Очевидно, что формирование личности, ее ориентации и установок происходит в ходе социализации, начиная с детского воспитания в семье и после этого под влиянием самого обширно спектра событий — этнической и социальной среды, политической совокупности, этнической политики страны, влияния мезосреды[1], и микросреды трудовых неформального общения и коллективов.

Исходя из этого, при изучении межэтнических взаимоотношений нужно включать в изучение данного предмета предельное количество факторов.

Исходя из этого не просто так в современной науке громаднейшее предпочтение отдается теории установки. Межэтнические отношения постоянно изучались с целью их гармонизации, регулирования напряжений и предотвращения дискриминации и распрей. Следовательно, применение теории установки принципиально важно с той позиции, что она оказывает помощь осознать обстоятельства межэтнических напряжений и отыскать методы их преодоления.

Теория установки — это особая социально-психотерапевтическая теория. В социальной психологии употребляется понятие «социальные установки» (либо аттитюды) для обнаружения «особенных состояний личности, предшествующих ее настоящему поведению». Поведение личности рассматривается как следствие уже заложенных в ее сознании императивов. Это проявляется и в сфере межэтнических взаимоотношений.

Установка имеет трехкомпонентную структуру: 1) когнитивный компонент (осознание объекта, знания о нем); 2) эмоциональный компонент (оценка, эмоции по отношению к объекту); 3) поведенческий (регулятивный) компонент.

Эти уровни в рамках предмета изучаемой дисциплины смогут быть сведены к следующим формам: этническая установка, межэтническая установка, социальная установка.

Под этнической установкой понимается установка, которая имеет место тогда, в то время, когда человек, действуя в любой сфере, — опытной, политической, культуры и др. — поймёт, оценивает и поступает как личность, включенная в этническую группу.

К межэтническим установкам относятся те установки, каковые направлены на сотрудничество (отрицательное либо хорошее со всеми нюансами) с другими этническими общностями в любой сфере жизнедеятельности и в любом виде — от личностного общения с людьми другой национальности до восприятия явлений, элементов истории, культуры, типов развития экономики либо еще шире — иных цивилизационных форм.

Специфика же социальных установок содержится в том, что они определяют, направляют деятельность человека. В сфере межэтнических взаимоотношений не вероятно разглядывать социальные установки вне этнических и межэтнических установок, потому, что последние выступают в качестве необычного «фильтра», на базе которого у человека вырабатывается представление о том либо другом факте, явлении, культурном событии. Этнические и межэтнические установки как бы аккумулируют предшествующий жизненный опыт, причем не только собственный, но и окружающих, потому, что они формируются в ходе социализации и после этого закрепляются в навыках, без которых строить отношения легко нереально. В ходе межэтнических сотрудничеств они делают компенсирующую функцию в познавательном ходе, минимизируя риск. Люди смогут не в полной мере осознавать причины и ситуации тех или других явлений, нозакрепленное в установке отношение оказывает помощь избежать опасности.

В один момент установки делают и другую ответственную функцию — они как быпреобразуют знания в потребности и направляют действия.К примеру, русские, каковые живут на данный момент в странах ближнего зарубежья, из жизненного опыта и из информации официальных каналов осведомлены о необходимости знания национальных языков новых свободных стран. Но лишь осознание данной потребности, организовав установку на его изучение, оказывает помощь им стать двуязычными.

Нужно осознавать, что потребности и установки людей взаимосвязаны, но свободны по отношению друг к другу. Другими словами нельзя сказать, что потребности и установки не смогут быть подвержены взаимовлиянию, но это данный процесс трудится лишь тогда, в то время, когда появляется неизбежная необходимость их соотношения.

Необходимо понимать, что межэтнические установки – это установки группового, коллективного, массового типа. А такие установки владеют особенной силой и устойчивостью. Не смотря на то, что и они, само собой разумеется, изменяются.

Но еще большей устойчивостью владеют стереотипы. Психологи в большинстве случаев уверены в том, что этнические стереотипы занимают главное место среди межэтнических установок, и, помимо этого, они выделяют предубеждения и предрассудки как виды установок.

Выделяют два вида стереотипов, каковые смогут быть обозначены и в сфере этнических стереотипов. Это автостереотипы и гетеростереотипы[2]. Но в межэтнических отношениях направляться выделять особый темперамент применения этих понятий. Различия проявляются в следующем.

Во-первых, «содержательной опорой» этнических стереотипов есть классическая этническая культура. Но когнитивный компонент этнической установки возможно намного разнообразнее. В то время, когда человеку приходится функционировать в сфере межэтнических взаимоотношений, он может актуализировать в установке и собственные экономические, социальные потребности, знания о политических заинтересованностях, и может мобилизовать прошедший исторический опыт, что также шире, чем сфера культуры.

Во-вторых, в науке различаются установки на объект и на обстановку. В случае если мы имеем дело с установкой на объект, то тут речь заходит об отношении человека к тому либо иному вопросу по большому счету. К примеру, большая часть украинцев в 1991 г. сказало на социологических опросах о собственных симпатиях по отношению к русским, о благоприятной оценке взаимоотношений между двумя народами. Но на референдуме большая часть высказалось за отделение от СССР. Так вот этот пример есть броским примером проявления установок на объект и на обстановку. Потому, что в первом случае демонстрируется установка на объект (за обычные отношения между украинцами и русскими), а во втором отношении четко обозначена установка на обстановку (реакция ситуационного характера, которая связана с каким-то единовременным моментом).

На этом основании можно подчернуть, что этнические и межэтнические установки смогут быть направлены и на объект, и на обстановку.

Пара по-второму функционируют этнические стереотипы. Они неизменно направлены лишь на объект. Исходя из этого при изучении этнического самосознания нас больше интересуют автостереотипы, их содержание, а при изучении межэтнических взаимоотношений – гетеростереотипы.

Этнические установки фиксируют отношение к явлению (к примеру, традициям), объекту (языку, литературе и т.д.) либо к виду общения (деловому, домашнему, дружескому, соседскому). Но в случае если необходимо узнать тип отношения к контактам в целом либо народу в целом, другими словами к его культуре, истории, людям и т.д., то предметом изучения делается совокупность установок либо ориентация. Исходя из этого направляться кроме этого различать ориентации на этнонациональную культуру того либо ориентации и иного народа на общение (в целом).

Понятия «этнос», «этничность». Понятие «этнос» есть одним из самые сложных понятий в области социологии, истории, этнографии, психологии и последовательности вторых наук. Существует огромное количество определений этого понятия. «Этнос – явление, определяемое общностью происхождения; этнос – порождение культуры на базе неспециализированного языка; этнос – скопище людей, объединенное неспециализированным самосознанием; этнос – условная классификация, обобщающая людей в зависимости от той либо другой формации; этнос – порождение природы; этнос – социальная категория».

Но имеющееся познание «этноса» в науке возможно свести к трем главным подходам: примордиалистскому, инструмениалисткому, конструктивистскому.

В теориях примордиалистского подхода выделяются два направления: социобиологическое и эволюционно-историческое. Приверженцы первого разглядывают «этнос» как объективную данность, изначальную (примордиальную, другими словами исконную) чёрта человечества, трактуя ее как «расширенную родственную группу», «расширенную форму связи и родственного отбора».

Примордиалисты подчеркивают в этничности глубокую аффективную привязанность людей. Объяснение этому наука пробует дать только сейчас, в то время, когда социальные психологи стали разрабатывать теорию аффилиации (потребности в принадлежности к группе).

Эволюционно-историческое направление примордиалистского подхода разглядывает этносы как социальные, а не биологические сообщества, глубинно связанные с социально-историческим контекстом. Это реально существующие группы с свойственными им чертами — языком, культурой, идентичностью, отличающими их от вторых групп.

Примордиалистское представление об этносе, в основном второго направления, до 60-70-х годов XX в. фактически господствовало во всемирной науке, а в отечественной науке было единственным до начала 90-х годов.

Громаднейшее распространение взяли представления об этносе, сформулированные Ю.В. Бромлеем. По данным представлениям, этносы характеризуются определенными фактически этническими особенностями (язык, культура, этническое самосознание, закрепленное в самоназвании), но эти особенности формируются лишь в соответствующих условиях — территориальных, природных, социально-экономических, национально-правовых.

Социобиологическое познание этноса представлено в отечественной науке концепцией Л.Н. Гумилева, который считал этнос природным, биологическим феноменом. Источником развития, по Л.Н. Гумилеву, есть пассионарный толчок.

Имеется еще одна концепция понимания этноса. Н.Н. Чебоксаров и С.А. Арутюнов развивали представление об этносе как типе общности, основанной на информационных связях.

Инструменталисты уверены в том, что «этнос» есть методом сохранения потребностей людей в преодолении отчуждения, характерного для современного общества массовой культуры, прагматизма и потребительских ценностей. Этническая несколько, согласно их точке зрения, способна поддержать людей в реализации таких потребностей, мобилизовать на их осуществление.

В соответствии с третьему — конструктивистскому — подходу «этнос» — это порождаемое на базе разделения культур чувство идентичности, представленное в качестве этнических традиций и идей. Широкое распространение средств и образования массовой информации разрешило передавать традиции и такие идеи самым широким весам. Важную роль в мобилизации участников этнической группы на коллективные действия во имя политических либо социальных целей играются фавориты, каковые часто преследуют личные цели и совсем не всегда выражают волю народов.

Конструктивисты обширно и своеобразным образом иллюстрируют образование традиций, в частности приводят пример об изобретении известной шотландской мужской юбки, которая была придумана британцем и благодаря деятельности любителей гэльской культуры начала ассоциироваться с гэльскими кланами.

Но потому, что отечественный курс преподается в рамках направления «социальная работа», то приоритет, конечно же, будет отдаваться социологической интерпретации понятия «этнос». Это вовсе не означает, что другие подходы будут всецело игнорироваться. По мере необходимости создатель планирует их применение.

Этнос (от греч. ethnos – племя, народ) – исторически появившийся вид социальной группировки людей, представленный разнообразные социальными объединениями (такими как племя, народность, нация и т.д.). Ответственным моментом в таковой трактовке понятия «этнос» есть выговор на структуру аналогичного образования, из которой явным образом возможно обозначить те либо иные черты его социальной организации. С данной точки зрения, в рамках социальной работы и социологии особенную значимость получает понятие «этничность», которое и появилось чтобы характеризовать жизнедеятельности этносов и социальные аспекты существования.

Термин «этничность» до сих пор предмет дискуссий. Но, в целом, сложилось представление о ней как социальном по собственной природе феномене, проявляющемся в формах межгруппового сотрудничества (интеракционный нюанс), совокупности определенных культурных черт общностей (атрибутивный нюанс) и, наконец, личной и коллективной идентичности (субъективно-символический нюанс). Социологический ракурс связан прежде всего с нюансом социального сотрудничества и субъективно-символическим нюансам.

Интерес социологии к этническим проблемам обусловливается ролью, которую играется этнический момент в формировании социальной социальной стратификации и структуры, а также в групповой и личностной идентификации. В данной связи специфика социологического подхода видится в следующем: социологи сосредоточены на изучении социально-экономических, политических и, до некоей степени, культурных последствий внедрения «этнического элемента» в структуру изучаемого ими общества. Социологический подход довольно часто дополняется антропологическим подходом. Лишь антропологи в основном склонны заниматься обнаружением тех или других сторон судьбы этнических групп в другой социально-культурной среде и определением влияния данной среды на функционирование общности.

В данной связи обозначим позиции главные социологических школ в отношении понятия «этничность». Это такие школы, как неомарксизм, теория ресурсной концепции, теория символического интеракционизма, теория рационального выбора.

Неомарксизм (О. Кокс, М. Райх, Р. Майлс, Дж. Соломас). Главная методологическая изюминка данного подхода пребывает в том, что воображающие его концепции подчеркивают обусловленность «этничности» и его проявлений (расовых и этнических взаимоотношений) совокупностью экономических факторов, а такого же мнения придерживаются этнический и расовый конфликт формами выражения более глубокого — классового — конфликта.

Не обращая внимания на то, что К. Маркс и Ф. Энгельс в собственных работах много говорили о значении этнического и расового для социума и развития культуры в целом, они намерено не уделяли внимание данной проблеме в контексте изучения современной им капиталистической действительности. Но в рамках неомарксизма этому вопросу уделяется большее внимание. Действительно, «этничность» рассматривается в нюансе расовых явлений. «Раса» у них выступает не биологическим, а социальным началом, потому, что воспринимается как феномен массового сознания и межгруппового взаимодействия.

С позиций социальных взаимоотношений раса — это одна из разновидностей групп, выделяемых социальной окружающей средой по тому либо иному физическому антропологическому показателю, наделяемому функцией знака социальных и культурных качеств. Она предстает социальным и культурным конструктом независимо от собственной «биологичности».

Выделение расы как формы «этничности» связано с необходимостью анализа для того чтобы социально страшного явления как расизм. Последний понимается как форма и идеология дискриминации, которая строится на представлениях о том, что человек так соединен с наследуемыми биологическими изюминками, что различающиеся внешние расовые характеристики четко отражаются на ментальных, моральных и других качествах их носителей. Словом, «расе» придана социологическая значимость, потому, что объектом изучения публично-гуманитарных наук обозначаются социальные и культурные следствия, порождаемые ею.

Раса относится к внешнему (извне) определению группы и связана с процессами исключения «их» (представителей второй расы), в то время как этничность имеет дело с групповой идентификацией «нас», причем членство в этнической группе есть в большинстве случаев необязательным, а членство в расовой группе — нет.

Мысль «расы» влияла на формирование определенной части этнических идеологий (к примеру, «Неггеnvо1с» в нацистской Германии и расистской ЮАР). С данной точки зрения, расизм и расовая дифференциация являются более неспециализированным — возможно, кроме того универсальным — социальным феноменом «этничности». Исходя из этого, не обращая внимания на различия, существующие между расой и этничностью, функционально эти категории достаточно близки, и, с социологической точки зрения, они в полной мере смогут исследоваться в одном и том же методологическом ключе.

Специфика неомарксистского подхода к этническим и расовым отношениям делается очевидной благодаря важнейшим изучениям, воображающим указанное направление и связанным с именами О. Кокса, М. Райха, Р. Майлса, Дж. Соломаса. Их работы свидетельствуют, что этнические и расовые отношения неотделимы от экономической структуры, которая в конечном счете являет собой базу социальной дискриминации по этническому показателю, расового и этнического предрассудка, феномена расизма. К примеру, как продемонстрировал О. Кокс, расизм в ранге особенной идеологии фактически был порожден развитием европейского капитализма во время его колониальной экспансии и обусловлен экономическими обстоятельствами: польза от эксплуатации недорогого труда «цветных» рабочих в колониях стимулировала широкое распространение «теорий» о превосходстве одной расы над второй. Ветхий порядок, основывавшийся на рабстве, потерпел поражение в борьбе с расширявшимся и агрессивным новым порядком, но созданная расистская идеология служила совсем конкретным целям получения большой капиталистической прибыли.

Главными проблемами, исследуемыми неомарксистами, являются неприятности: а) изучения роли политических университетов (прежде всего страны) как механизмов воспроизводства расово и этнически структурированных обстановок; б) выяснения места этничности и расизма как источников раскола в рабочего класса; в) саморефлексии по поводу наличия в собственных теоретических построениях известных элементов европоцентризма и т.д.

Неомарксистская социология уверен в том, что политика, проводимая современными капиталистическими странами по отношению к расовым национальным меньшинствам, интерпретируется не в противном случае как совокупность мер, сдерживающих классовый конфликт. Тем самым этничность и расизм помещаются неомарксистами в теории и контекст социального конфликта.

Теории ресурсной борьбе(Ф. Мэйер, А. Коэн, К. Митчелл, Ф. Барт). Этот подход уделяет главное внимание понятию борьбы в межличностных и межгрупповых отношениях. Как раз с этих позиций в нем представлено понятие «этничность».

Понятие «борьба» имеет основательную традицию собственного изучения. Еще К. Маркс отмечал, что контроль и соперничество над прибавочной ценой составляют ядро капиталистического метода производства, а борьба в форме классового конфликта неминуемо ведет к революционным трансформациям в обществе. М. Вебер, признавая противостояние материальных заинтересованностей классов, использовал категорию борьбы как базовую чёрта социальной стратификации и статусного порядка. Г. Зиммель нашёл в групповой аффилиации сочетание оппозиций и альянсов, питаемых конкуренцией и конфликтом. Наконец, борьба в борьбе за обладание публичными ресурсами сущность исходная аналитическая предпосылка для многих более поздних теорий (социальная экология, теория интернациональных взаимоотношений, конфликтология и др.). Важным причиной конкурентной борьбы за природные, экономические, социальные, политические ресурсы Сейчас оказывается этничность.

Использование представлений о ресурсной конкуренции к этническим отношениям прослеживается от работ антропологов «манчестерской школы, в которых указывается, что этничность нужно разбирать, исходя из существующей совокупности межгрупповых границ, чья устойчивость во многом определяется степенью, которую достигает межэтническая борьба. В полиэтничных обществах она довольно часто развертывается на протяжении условных линий этнического расселения. Выделяются четыре главных положения теорий ресурсной борьбе по отношению к феномену этничности, свидетельствующие об главных моментах влияния социальных трансформаций на этническую мобилизацию.

Во-первых, этническая мобилизация улучшается урбанизацией, инициирующей состоятельность между целыми этническими популяциями.

Во-вторых, ее интенсивность увеличивается за счет расширения индустриального и обслуживающего векторов экономики, что углубляет борьбу за рабочие места, которая обретает особенную остроту, в то время, когда ослабляется этническая сегрегация, другими словами уменьшаются различия в уровне зарплаты и неспешно исчезает национальная «окрашенность» определенных опытных и квалифицированных ниш.

В-третьих, возрастанию этнической мобилизации содействует развитие периферийных районов и открытие естественных ресурсов на территориях дислокации этнических популяций, а это делает возможным происхождение субнациональных перемещений, элит и этнополитических партий.

В-четвертых, этническая мобилизация сопровождает процессы госстроительстве: политические трансформации воздействуют на этническое самосознание людей и сплачивает их.

Серьёзную форму социальной организации, содействующую этнической конкуренции и вызывающую в том либо другом виде этнический конфликт, образует «культурное разделение труда», осознаваемое как совокупность исторически установившихся паттернов политического господства, социального угнетения и экономической эксплуатации этнических меньшинств одной либо несколькими господствующими группами.

Вторым структурным причиной, стимулирующим борьбу, есть «раскол рынка труда», при котором антагонизм поддерживается стараниями высокооплачиваемых рабочих не допустить ко мне, сократить «этническую» недорогую рабочую силу на рынок труда.

Но одной из самых значительных обстоятельств этнической борьбе являются миграционные перемещения. Образование благодаря миграций новых этнических групп ведет к резкому соперничеству на экономической арене, сопровождаясь волной негативного восприятия «чужих».

Политическая судьба, согласно точки зрения представителей теории ресурсной концепции, кроме этого превратилась в конкурентную сферу. Этнические группы борются за контроль над политическими ресурсами общества. Особенно ярко данный момент выявился на постсоветском геополитическом пространстве.

Символический интеракционизм (Р. Парк, Л. Вирт, Г. Блумер, Т. Дастер). Особенность данного подхода содержится в реализации при анализе принципа методологического индивидуализма, выговор на изучение социального процесса (а не социальной структуры), внимание к коммуникации, трансформирующей групповой опыт в субъективный мир ценностей и значений, каковые со своей стороны становятся базой коллективных поступков.

Символическому интеракционизму характерно познание этнических взаимоотношений как формы социальных связей индивидов в ходе их обоюдного «коллективного определения», другими словами постоянного истолковывания разнообразных обстановок совместного действия. В этнических отношениях выражается базовый процесс видения разными группами друг друга и самих себя, корректировка собственных обоюдных действий. Этнические отношения — это процесс интерпретации расовыми группами тех событий и своего опыта, каковые данный опыт организовали.

Иными словами, символический интеракционизм связан с анализом поведенческих реакций (осознаваемых как следствие осознания группой собственных позиций по отношению к позициям вторых) в трех главных направлениях.

Первое направление посредством теории коллективного определения выясняет, какая форма взаимоотношений существует между общностями и какими им следовало бы быть (наряду с этим подчеркивается, что коллективное определение весьма многообразно и реализуется разными методами – часто в виде конфликта).

Второе направление предполагает анализ феномена лидерства — особенно в политике, религии и межгрупповых отношениях – с позиций влияния, которое фаворит оказывает на видение общности самой себя и на поддержание либо, наоборот, оспаривание существующих этнических границ.

И, наконец, третье направление связывает то, что есть социальным объектом (это те либо иные этнические и расовые группы), с снова появляющимися явлениями, каковые выступают, с одной стороны, результатом личного выбора, а с другой — группового поведения. Да и то, и второе — пример коллективного определения, осуществляемого «снизу».

Этнические отношения, с позиции символического интеракционизма, характеризуются скрытым дуализмом. Скрытость дуализма содержится в том, что возможно совершенно верно сформулировать события, при которых подчиненные этнические (расовые) группы будут в основном пробовать доказать собственную «уникальность», усиливая внутреннюю солидаризацию, или же настаивать на схожести и взаимном подобии с другими общностями в целях увеличения их влияния и общего престижа. Иными словами, конфликт между группами (либо индивидами в этих групп) на базе экономической, политической либо социальной структуры появляется или по обстоятельству того, что они стараются сохранить либо выделить собственную «похожесть», или по обстоятельству их конкуренции между собой.

Так, символический интеракционизм обозначает две тенденции в межэтнических отношениях: тенденцию к соперничеству (сепаратистская ориентация) и тенденцию к идентичности (ассимиляционистская ориентация).

Скрытый дуализм в межэтнических отношениях породил явление, которое в рамках символического интеракционизма было названо «этническим парадоксом». Это понятие в науку было введено Б. Лалом. Последний под «этническим парадоксом» осознавал явление, сущность которого пребывает в том, что в полиэтнических обществах этнические университеты в один момент с обозначением групповых идентичностей делают функции стратегических механизмов, снабжающих этногруппам достаточно полное участие в экономической, политической и социальной жизни, распределение ресурсов, которыми владел прежде всего главной этнической общности.

Понятием «этнический парадокс» символический интеракционизм подчеркивает собственную склонность к «инструментализму». Это значит, что данного подхода свойственны представления о ситуативной идентичности, выстроенной на личном либо групповом выборе, как базе межэтнических взаимоотношений. Исходя из этого серьёзным условием изучения межэтнических взаимоотношений выступает оценка обстановки, в рамках которой проводится изучение. Ко мне направляться включать деятеля либо группу, цели их изучения, действующие ограничения и социальные нормы, коллективное определение «вторых» и т.п.

Особую эффективность символический интеракционизм показал при изучении этнокультурной маргинальности (это, в то время, когда факт и идентификация этноса его самоопределения не совпадают с позиций социальной структуры общества).

3.5. Межнациональные отношения, конфликты


Также читать:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: