Современное технологическое общество

А. Его правила

Быть может, что технотронное общество — это дело будущего, еще не наступившего: оно может развиться из того, что уже существует и, возможно, разовьется, в случае если лишь много людей не заметят опасность и не поменяют курс в другом направлении. Дабы это осуществить, нужно более подробно осознавать, как действует современная технологическая совокупность и как она воздействует на человека.

Каковы ключевые принципы данной совокупности на данный момент?

Она руководствуется двумя правилами, каковые направляют упрочнения и мысли каждого, кто в ней трудится: Первый принцип — это максима, что что-то должно делаться, по причине того, что это технически вероятно. В случае если возможно создать атомное оружие, его необходимо создать, даже если оно может погубить нас всех. В случае если возможно полететь на Луну либо к вторым планетам, это должно быть сделано, кроме того за счет многих нереализованных потребностей тут, на земле. Данный принцип свидетельствует отрицание всех сокровищ, каковые выработала гуманистическая традиция. Эта традиция заключалась в том, что что-то направляться делать, по причине того, что это нужно человеку для его роста, разума и совершенства, по причине того, что это замечательно, прекрасно либо правильно. Когда принимается принцип, что что-то должно быть сделано, по причине того, что это технически быть может, все другие сокровища развенчиваются, и развитие техники берется за основание этики[23].

Второй принцип — это максимальное производство и максимальная эффективность. Требование большой эффективности приводит как следствие к требованию минимальной индивидуальности. Социальная машина трудится более действенно, как полагают, в случае если индивиды сведены к поддающемся количественному определению размерам, чьи личностные характеристики возможно выразить на перфокартах. Этими размерами легче руководить посредством бюрократических правил, по причине того, что они не создают неприятностей либо трения. Дабы достигнуть результата, людей направляться деиндивидуализировать и научить искать собственную идентичность в корпорации, а не в самих себе.

Тема экономической эффективности требует тщательного рассмотрения. Проблему экономической эффективности, т. е. применения мельчайшего вероятного количества ресурсов для получения максимального эффекта, направляться поместить в исторический и эволюционный контекст. Данный вопрос очевидно более серьёзен в обществе, где настоящая дефицит материалов — главной факт судьбы, и его важность значительно уменьшается по мере развития производственных мощностей общества.

Вторая линия изучения обязана всецело учитывать тот факт, что эффективность — это только один из показателей существующих видов деятельности. Потому, что нам не все известно об эффективности либо неэффективности неиспробованных подходов, направляться проявлять осторожность в высказываниях в пользу каких?или объектов, основываясь на принципе эффективности. Более того, направляться весьма шепетильно обдумать и выяснить изучаемую временной период и область. То, что может показаться действенным в узком смысле, возможно очень неэффективно, в случае если увеличить охват и время дискуссии. В экономике возрастает осознание так называемых «соседних эффектов», т. е. эффектов, каковые выходят за рамки яркой деятельности и которыми довольно часто пренебрегают при рассмотрении затрат и выгод. Как пример возможно привести оценку эффективности конкретного промышленного проекта лишь в терминах ярких результатов этого начинания, забывая, к примеру, что отходы производства, выпущенные в протекающие поблизости воздух и ручьи, являются дорогостоящую и значительную проблему (неэффективность) с позиций живущих по соседству людей. Нам нужно четко создать стандарты эффективности, каковые учитывали бы интересы и время общества в целом. Наконец направляться принимать к сведенью человеческий элемент как базисный фактор в совокупности, эффективность которой мы пробуем изучить.

Дегуманизация во имя эффективности через чур довольно часто видящееся явление; к примеру, огромные телефонные совокупности, использующие разработки «красивого нового мира» при записи контактов операторов с клиентами, просят клиентов оценивать отношение и работу операторов к ним и т. п. Все нацелено на внушение сотруднику «надлежащего» отношения, рост эффективности и стандартизацию услуг. С позиций ближайших непосредственных целей и перспектив это может обеспечить компании послушных, управляемых сотрудников и тем самым повысить эффективность ее работы. В случае если вычислять служащих людскими существами, то у них появляются эмоции неадекватности, фрустрации и тревоги, что может привести либо к индифферентности, либо к враждебности. В более широком контексте кроме того эффективности возможно не достигнуть, потому, что общество и компания в целом, без сомнений, платят большую цену за подобную практику.

Еще одна неспециализированная практика в организации работы — это постоянное удаление элементов креативности (предполагающих элементы риска либо неопределенности) и группирование работы методом подразделения и деления задач до таковой степени, что не остается либо не нужно личное вывод либо межличностный контакт. технические специалисты и Рабочие вовсе не бесчувственны к этому процессу. Их недовольство довольно часто ощущается и находит выражение в таких комментариях, как «Мы Эта» работа «и люди не годится для людей». Повторюсь, что эффективность в узком смысле возможно деморализующей и дорого обходиться обществу и индивиду.

В случае если мы озабочены лишь цифрами объёма и затрат производства, совокупность может создавать чувство действенной. В случае если мы принимаем к сведенью состояние людей, занятых в данной совокупности, мы можем понять, что людьми овладевает тоска, тревога, они подвержены депрессии, эмоции подавленности и т. п. Итог будет неоднозначным: 1) Их воображение будет стреножено их психологической патологией, они будут некреативны, их мышление будет рутинным, нетворческим, соответственно, они не выдвинут новых решений и идей, каковые содействовали бы более продуктивному формированию совокупности; в целом их энергия будет существенно снижена. 2) Они будут мучиться от физических болезней, являющихся результатом напряжения и стресса; эта утрата здоровья представляет собой кроме этого утрату для совокупности. Более того, в случае если разглядеть, что эти тревожность и напряжение сказываются на отношениях с их детьми и жёнами, на их функционировании в качестве важных граждан, может оказаться, что кажущийся действенным способ для совокупности в целом есть очень неэффективным не только с позиций людей, вместе с тем по чисто экономическим параметрам.

Подведем итог: эффективность желательна в любом виде целенаправленной деятельности. Но ее направляться разглядывать, включая более большие совокупности, для которых изучаемая совокупность есть только частью; направляться учитывать антропогенный фактор в рамках совокупности. Наконец, эффективность как таковая не должна быть главной нормой при любом типе предприятия.

Второй нюанс этого же принципа — большое производство — сформулирован весьма легко: чем больше мы производим того, что производим, тем лучше. Успех экономики страны измеряется ростом общего объема производства. Кроме этого и успех компании. Форд может утратить пара сотен миллионов долларов из- за провала новой дорогостоящей модели, наподобие «эдсел», но это только небольшая неудача, в случае если кривая производства идет вверх. Экономический подьем рассматривается в терминах все возрастающего производства, и нет представления о границе, где производство может стабилизироваться. Сравнение между государствами строится по тому же принципу. СССР сохраняет надежду превзойти Соединенные Штаты методом более стремительного роста поизводства.

Не только производство управляется принципом постоянного и бесконечного ускорения. Совокупность образования имеет тот же критерий: чем больше экспертов производит колледж, тем лучше. То же и в спорте: любой новый рекорд воспринимается как прогресс. Кроме того отношение к погоде определяется тем же принципом. Подчеркивается, что «это самый жаркий сутки за десять лет» либо «самый холодный», и я полагаю, что кое-какие люди легче переносят такое неудобство, гордясь, что являются свидетелями рекордной температуры. Возможно вечно приводить примеры укоренения идеи о том, что постоянный рост количества образовывает цель нашей жизни; практически это и имеют в виду, говоря о «прогрессе».

Мало кто поднимает вопрос о качестве либо о сути роста количества. Это упущение разумеется в обществе, которое больше не сосредоточено на человеке, где один нюанс — количество — затмил все остальные. Легко заметить, что преобладание принципа «чем больше, тем лучше» ведет к дисбалансу во всей совокупности. В случае если все усилия направлены на то, дабы произвести больше , уровень качества судьбы теряет всякое значение, а деятельность, некогда бывшая средством, делается целью[24].

В случае если преобладающим экономическим принципом есть создавать все больше, потребитель должен быть готов желать, т. е. потреблять все больше. Промышленность не надеется на спонтанное жажду потребителя иметь больше товаров. Применяя моральное устаревание, она довольно часто вынуждает его брать новые вещи, не смотря на то, что ветхие имели возможность бы послужить значительно продолжительнее. Изменяя стиль продуктов, одежды, товаров долгого пользования а также продуктов питания, она психологически побуждает его брать больше, чем он, быть может, испытывает недостаток либо желает. Но промышленность в необходимости роста производства надеется не на желания и нужды потребителя, а в значительной мере на рекламу, которая есть самым важным наступлением на право потребителя знать, что он желает. Затрата 16,5 миллиардов долларов на прямую рекламу в 1966 г. (в газетах, изданиях, на радио, телевидении) может показаться иррациональным и напрасным применением людских талантов, печатного производства и бумаги. Но это не есть иррациональным в совокупности, которая считает, что рост производства и, следовательно, потребления крайне важный показатель отечественной экономической совокупности, без чего она упадёт. В случае если мы добавим к цене рекламы большую цена создания новых стилей товаров долгого пользования, в особенности упаковки и машин, которая частично есть еще одной формой пробуждения потребительского аппетита, ясно, что промышленность готова платить большую цену за гарантию, что кривая продаж и роста производства отправится вверх[25].

Тревога индустрии относительно того, что может произойти с отечественной экономикой, в случае если отечественный стиль судьбы изменится, выражается в приводимом кратком высказывании ведущего банкира, занимающегося капиталовложениями: «Одежду будут брать из?за ее практичности; продукты питания будут брать, исходя из питательной ценности и экономии; в машинах останется лишь то, что нужно для езды, и обладатели будут ездить на них 10, в противном случае и 15 лет; дома будут строить и содержать по принципу крыши над головой, не учитывая стиль либо окружающую обстановку. А что произойдёт с рынком, зависимым от новых моделей, новых стилей, новых идей?»[26]

Медведчук: Для обмена военнопленными \


Также читать:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: