Создание теории: понятия и гипотезы в политологии

Политические неприятности неизменно сложны. Приведут ли судебные распоряжения, направленные на расовую десегрегацию муниципальных школ, к установлению расового равенства либо усилят расовые различия, поощряя “белое вторжение” в сегрегированные пригороды? В случае если Конгресс снизит федеральный подоходный налог, будет ли наряду с этим получено достаточное количество средств для сокращения безработицы либо это приведет только к большей инфляции? Мы проводим социологические изучения для понимания окружающего нас сложного мира: или чтобы удовлетворить отечественную потребность в знаниях, или чтобы быть и состоянии предвидеть будущие события либо кроме того руководить ими.

Так, научное изучение начинается с потребности что-то определить. Это то, что мы назвали проблемой изучения. В большинстве случаев неприятность изучения носит весьма характер. К примеру, мы имели возможность бы задаться вопросом, из-за чего кое-какие люди принимают активное участие в защите внешней среды, в то время как другие выступают против этого перемещения либо просто не интересуются им. самый эффективный метод отыскать правильный и потому нужный ответ на данный вопрос пребывает в том, дабы применить существующие способы эмпирического изучения взаимоотношений, замечаемых нами в мире. Перед тем как мы сможем применить научные процедуры, пробуя отыскать приемлемое для всех ответ отечественной неприятности, нужно свести данный весьма неспециализированный вопрос к одному либо нескольким весьма конкретным. Не сделав этого, мы не будем знать, за чем как раз направляться замечать при поиске ответа, и не осознаем, как связаны замечаемые факты с исследуемой проблемой.

Превращение неспециализированной неприятности изучения в одну либо пара конкретных требует разработки вероятных объяснений замечаемых фактов. К примеру, мы имели возможность бы вычислять, что позиция людей в отношении защиты внешней среды определяется характером их работы. Так, для некоторых профессий меры по защите [c.40] внешней среды оказываются нужными, в то время как вторым они наносят ущерб (по крайней мере на первых порах). Возможно было бы сделать вывод, что на отношении людей к экологии отражается возраст, потому, что более молодое поколение воспитывалось в то время, в то время, когда неприятности загрязнения внешней среды были уже поняты, в то время как люди более старшего поколения выросли перед тем, как эти неприятности были увидены.

Для того чтобы рода объяснения разрешают нам уменьшить степень сложности публичных явлений и приступить к научному изучению. Мы можем применять уже известную нам логику эмпирических связей и имеющуюся данные о них, чтобы продумать до конца последовательность положений, каковые, как мы ожидаем, будут аналогичными. Сейчас мы можем задать вопросы типа: правда ли, что более юные люди чаще выступают в защиту законов об окружающей среде, чем это делают более пожилые? Правда ли, что “белые лица” и воротнички свободных профессий чаще, чем “светло синий воротнички”, поддерживают мероприятия в защиту внешней среды? Возможно создать методы наблюдения, каковые разрешили бы нам ответить на эти вопросы, и, в то время, когда достаточно небольшие вопросы будут изучены, мы сможем в итоге решить первоначально поставленную проблему.

Пробуя дать вероятные объяснения событиям, мы теоретизируем, либо строим теории. Теории создаются при попытке достигнуть понимания. Они оказывают помощь направлять отечественную работу и определять, верно ли отечественное познание неприятности. Как раз исходя из этого создание теории есть первым шагом исследовательского процесса, и как раз исходя из этого необходимо понимать взаимоотношения между самим исследованием и теорией.

Неподходящая теория может привести к тому, что отечественный труд окажется ненужным для ответа заинтересовавшей нас сначала неприятности. Не располагая надежной теорией, мы не сможем растолковать, из-за чего отечественные результаты дают ответ на поставленный вопрос. Предположим, что мы начинаем изучение, имея в собственном распоряжении лишь тот неспециализированный вопрос, что был сформулирован выше. В случае если подобающим образом организованной выборке, складывающейся из 1500 американцев, задавать вопросы об их [c.41] отношении к защите внешней среды вместе с выяснением их черт, то полученные результаты возможно будет применять для описания типов людей, поддерживающих законодательную деятельность по охране внешней среды либо выступающих против нее, но растолковать, из-за чего они поддерживают ее либо выступают против, мы не сможем.

Иначе, в случае если мы начнем с теории, которая дает объяснение того, из-за чего люди выступают в поддержку либо против политики охраны внешней среды, и зададим отечественные вопросы с целью проверить правильность ожиданий, логически вытекающих из данной теории, полученные результаты будут содействовать пониманию того, из-за чего люди занимают как раз ту позицию, которую они занимают.

Предположим для простоты, что, в соответствии с отечественной теории, первая забота всех людей – материальное благополучие и что их позиция по вопросам защиты внешней среды всецело определяется тем, как, согласно их точке зрения, предлагаемые законы повлияют на их доходы. Вероятное ожидание, либо прогноз, логически вытекающий из для того чтобы рода рассуждений, пребывает в том, что люди, каковые считаюм, что введение законов по охране внешней среды нанесет им материальный ущерб, будут выступать против этих законов, а те, кто предполагает благоприятное действие законов, поддержат их. В случае если отечественная теория есть адекватным объяснением того, как люди производят собственную позицию по вопросу защиты внешней среды, то этот прогноз должен быть верным. Возможно взять некое представление о пользе теории, проверив эмпирическую правильность прогнозов, логически из нее следующих. К примеру, мы имели возможность бы задать вопрос людей об их позиции по вопросу защиты внешней среды и о том, как, согласно их точке зрения, эти неприятности связаны с их доходами, чтобы узнать, подтверждается ли отечественный прогноз имеющимися у нас знаниями о настоящих отношениях. Независимо от взятого результата отечественное изучение может сказать нам данные о том, из-за чего люди принимают эту проблему так, а не в противном случае. В случае если изучение совершено корректно и прогноз подтверждается, мы можем с определенной степенью уверенности вычислять, что взяли надежное объяснение [c.42] обсуждаемых фактов, и искать дополнительные доводы в пользу пригодности этого объяснения. В случае если прогноз выясняется неверным, мы по крайней мере можем вычислять, что эта теория не годится для понимания позиции людей в данном вопросе, и можем обратиться к поиску вторых вероятных объяснений.

Независимо от того, располагаем мы либо нет сначала какой-либо теорией, на протяжении изучения смогут быть взяты одинаковые факты. Но продвинуться в понимании неприятности окажут помощь только факты, каковые мы в состоянии связать между собой при помощи теории. Знание того, что “белые воротнички” чаще, чем “светло синий воротнички”, выступают в защиту внешней среды, будет являться объяснением того, из-за чего люди занимают ту либо иную позицию, только тогда, в то время, когда мы можем как-то обосновать связь между родом занятий и позицией по проблемам экологии. В другом случае все это может оказаться случайным совпадением, и знание данного факта никак не окажет помощь нам растолковать наличие у человека той либо другой позиции. Теории оказывают помощь растолковывать, из-за чего факты должны быть связаны так, а не в противном случае, и позволяют трактовать факты в определенных рамках и установить связи между ними.

Цель разрешённой главы – показать, как разрабатываются теории и как они воздействуют на проведение изучений. Мы обсудим специфику теорий в области социальных наук, элементы таких теорий и соотношение теории с другой частью процесса изучения. Прочтя эту главу, читатель будет в состоянии осмыслить интересующие его политические неприятности в таковой степени, дабы совершить систематическое эмпирическое изучение и отыскать действенные (если не полные) ответы этих неприятностей. [c.43]

ЧТО ТАКОЕ ТЕОРИЯ?

Теории создаются по двум обстоятельствам. Во-первых, мы сохраняем надежду посредством теорий так упростить реальность, дабы возможно было как-то осознать ее и тем самым осуществлять контроль или приспосабливаться к ней. Во-вторых, по окончании того как познание действительности достигнуто, теории смогут послужить управлением для проверки его правильности. Теории логически обосновывают ожидания, либо прогнозы, довольно настоящего мира, [c.43] каковые при помощи соответствующих способов изучения смогут сопоставляться с действительностью. В то время, когда прогнозы подтверждаются, приобретают те рассуждения и подтверждение, каковые лежат в их основе, соответственно возрастает отечественная уверенность, что мы верно уловили движение событий. В то время, когда отечественные прогнозы выясняются неверными, мы начинаем сомневаться в собственном понимании и ищем методы достигнуть верного понимания событий.

Теории представляют собой множества логически связанных знаков, отражающих то, что, согласно нашей точке зрения, происходит в мире. Теории всего лишь интеллектуальные инструменты. Это крайне важно усвоить, потому, что так мы получаем возможность осознать, что теории ни в каком безотносительном смысле не являются ни подлинными, ни фальшивыми, а лишь более либо менее нужными. Совершенно верно так же, как существует пара способов изготовить молоток, существует и множество дорог создания теорий, растолковывающих политическую судьбу. Так, бессмысленно ожидать, что теорию возможно открыть подобно тому, как мореплаватель открывает малоизвестный остров. Из-за чего? Да вследствие того что теории не существуют “во внешнем мире”, так дабы их возможно было открыть. Они – создание людской воображения, тяжелого труда и время от времени счастливого случая.

В случае если теории столь нужны с целью проведения добротного изучения и одновременно с этим их нельзя обнаружить методом несложного разглядывания в течении многих часов груды распечаток, то как же взяться за построение теории, которая бы вела к пониманию интересующих нас качеств политике? Какие конкретно процессы тут задействованы? Ответ не совсем ясен и несложен, потому, что теории строятся самыми различными методами. Мы не можем предъявить комплект процедур для конструктивной теории так, как имели возможность бы обрисовать изготовление стереосистемы. Но мы можем пояснить главные идеи, лежащие в базе процесса разработки теорий, и самые важные этапы этого процесса. Первый из них – концептуализация неприятности. [с.44]

Политология Тема: Концепции власти


Также читать:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: