Спрятать деньги на вокзале

Я исправил тяжелый портфель и решил закинуть его в какую-нибудь камеру хранения. Камера хранения у Кремля мне, понятное дело, не доходила. Уже наступал вечер. Я решил закинуть портфель с долларами на время в камеру хранения на каком-нибудь вокзале.

На фото привокзальные камеры хранения времен СССР. Фото flackelf.livejournal.com/311768.html

Забрав такси до Ленинградского вокзала, я отправился в камеру хранения. Портфель был и в действительности тяжелый, и у меня уже не было сил ехать в том направлении на метро либо на любом втором публичном транспорте. У камеры хранения появились маленькие трудности, портфель вошел с трудом в ячейку камеры хранения, и мне было нужно повозиться, дабы бережно вложить его в том направлении. Аренда ячейки камеры хранения обошлась мне всего в 15 копеек, не считая рубля, израсходованного на такси. Чуть не забыл вам заявить, что перед этим, конечно, я зашел в очередной раз в кабинку туалета на вокзале и дотянулся из портфеля на всякий случай еще около $5000, рассовав деньги по карманам штанов, и дотянулся начатую маленькую бутылку виски, приобретённую в гостинице «Националь». Такие виски в СССР не приобретёшь. Недостаток. Ее я положил во внутренний карман легкой куртки. Кстати, эту куртку кроме этого возможно будет реализовать. Отыскать бы лишь что-то эргономичное в магазинах вместо. В СССР простые прилавки магазинов не отличались хорошим и качественным ассортиментом одежды. Завершив все дела и запрятав деньги, я вышел с Ленинградского вокзала на Комсомольскую площадь.

Комсомольская площадь в Москве. Начало 60-х

Сейчас у меня были хоть какие-то деньги, соответственно, и хорошее настроение. Было уже около девяти часов вечера. Забрав газированной воды с сиропом за три копейки, я спустился в метро и отправился в центр Москвы — поужинать. Я доехал до Проспекта Маркса (по окончании развала СССР метро переименовали в «Охотный ряд») и пересел на станцию «Площадь Свердлова» (новое наименование данной станции метро — «Театральная», за счет солидного числа театров в шаговой доступности). Проехав еще одну остановку до станции метро «Маяковская», я вышел из метро. Напомню, что в 60-е годы станции метро «Горьковская» («Пушкинская») еще не было, т. к. она была выстроена позднее, при Брежневе. Как раз исходя из этого я вынужденно проехал сходу до станции «Маяковская». Выйдя на Маяковской, я решил зайти в ресторан «София», что размешался прямо наоборот монумента Маяковскому, через Тверскую улицу (улицу Неприятного). В двадцать первом веке на этом месте москвичи и гости столицы знают фастфуд KFC и ресторан IL Patio.

В ресторан меня разрешили войти не сходу, сообщив сперва, что «мест нет». Но услышав пара слов от меня на английском, меня пропустили и все же обслужили. Перекусил я робко, по-советски, но достаточно вкусно. В моем рационе в тот вечер был куриный бульон с пирожком либо пампушкой, столичный салатик (типа оливье), маленькая порция шашлыка из свиной шейки с зеленью и бутылка «Боржоми» (эта грузинская минеральная вода была очень популярна в СССР).

Выйдя из кафе около 10 часов вечера либо чуть позднее, я внезапно осознал, что остановиться в отеле будет сложно. Вернее, не сложно, а просто невозможно… У меня не было паспорта. Притом ни зарубежного (для интуристской гостиницы), ни советского (для каждый гостиницы). Я сел на лавочку в соседнем дворе, пригубил опять открытый еще в гостинице «Националь» виски и сделал смачный глоток. Вечером стало мало прохладно. Но, глоток виски подействовал, как и положено в таких случаях, позитивно.

Я опять решил шикануть и забрал такси до ближайшего, Белорусского вокзала. По большому счету, с Маяковской до него возможно было дойти мин. за 15—20 пешком, по той же Тверской, но уже не было сил. Заплатив опять рубль, что было больше чем достаточно, я вошел в зал ожидания Белорусского вокзала. Необычная обстановка, «на кармане» у меня было практически пол месячной зарплаты среднего советского человека. Ну, может, треть заработной плата. Кроме этого в кармане было около 6500 американских долларов, что кроме того по советскому курсу составляло около 4000 рублей! Это уже годовая заработная плат министра в начале 60-х, а для простого советского человека это была приличная заработная плат более чем за три года. И это не считая того, что в камере хранения другого вокзала у меня по большому счету лежало практически три миллиона долларов. Но мне было нужно ночевать в зале ожидания поездов дальнего следования. «Бомж. Как бомж», — поразмыслил я.

Столько денег, а я должен ночевать на вокзале! Эх, мой любимый капитализм начала XXI века. Сейчас я с ностальгией грезил о прошлом (которое уже было в далеком будущем). Эх, хрущевская оттепель. Для чего ты мне нужна такая, раз тут все так сложно!

Я дотянулся из кармана шкалик виски и опять сделал глоток. На меня и маленькую начатую бутылку виски с интересом взглянули «соседи» по залу ожидания. Я умышленно поставил ее на пол рядом с собой, не притронувшись к ней больше. Утром ее уже не было около меня, как вы осознаёте. Вокзал кроме того при СССР был не самым успешным местом. Основное, что, пока я дремал, никто не проверил мои карманы. Доллары США были на месте, не смотря на то, что в основном я уже нервничал за рубли.

Утро было хорошим. Я поднялся с кресла зала ожидания, размял затекшую пояснице и отправился в соседний магазинчик типа «Все для туриста». Он был прямо на вокзале, к моему громадному наслаждению. Приобретя недорогую советскую (второй не было, как осознаёте) зубную пасту, мыло и совсем маленькое полотенце с маленькой хозяйственной сумкой, куда возможно было все это сложить, я привел себя в порядок в публичном привокзальном туалете. Чистота туалета была не ахти, но в советском туалете на советском вокзале иного и быть не имело возможности, как осознаёте. Я опять отыскал в памяти, что я долларовый миллионер. Наряду с этим я, по сути, БОМЖ, человек без паспорта. Ни в пансионат, ни в отель не разрешат войти. А для проверки документов остановят — так по большому счету беда. В советском отделении милиции, в случае если у меня отыщут хоть сотню американских долларов, меня совершенно верно посадят. И это будет лишь начало. С учетом того, что «на кармане» у меня было пара тысяч американских долларов, проверка документов имела возможность закончиться высшей мерой наказания — смертной казнью.

Напомню, что только в 80-е годы по 88 статье УК (была в СССР такая статья, предусматривающая наказание за валютные операции) были шансы на спасение. Во времена Хрущева за валюту возможно было лишиться жизни. Я четко осознал, что жить так запрещено. Необходимо что-то делать! Где-то искать жилье.

Я осознал, что, по всей видимости, в недалеком будущем мне кроме этого стоит поразмыслить и о покупке советского паспорта у Эльвиры…

Напомню, что возможность встречи с Эльвирой была оговорена в ГУМе. Возможность встречи была (в случае если меня не одурачили и она вправду была) каждый день в 19:00 у фонтана. Но, встретиться с ней и поболтать с ней мне весьма хотелось по ряду причин, как вы осознаёте!!!

С тяжелыми мыслями о необходимости приобретения советского паспорта я позавтракал в привокзальном кафе. Коммунистический общепит, кстати, на меня произвел не самое нехорошее чувство в тот момент. Я съел пару сосисок из натурального мяса (без добавок и непонятных консервантов) с мало помятым, но натуральным зеленым горошком, добавив порцию макарон, и выпил сладкого чаю. Заплатил я за все это меньше рубля.

На вокзале я отыскал наконец-то киоск со свежими газетами. Я пристально вгляделся в дату. Если судить по дате на свежем номере газет «Правда» и «Известия», был финиш мая 1964 года. Это означало, что я переместился во времени больше чем на полвека назад! Я продолжительно стоял у киоска, рассматривая газеты, и вспоминал, что же случилось в первой половине 60-ых годов двадцатого века в СССР. Слава всевышнему, Хрущева не так долго осталось ждать снимут, отыскал в памяти я. Ну, довольно не так долго осталось ждать. Лишь в осеннюю пору. Ему еще 4,5 месяца суждено было находиться у власти. Из истории я не забывал, что ближайшие соратники Хрущева пошлют его в осеннюю пору в отпуск на Черное море, из которого он уже не возвратится хозяином СССР. Его негромко снимут на пленуме ЦК сходу по возвращении из отпуска, в середине октября 1964 года.

26 тайников для денег дома! Лайфхаки, как запрятать деньги


Также читать:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: