Сравнение способа вдохновения при написании духа пророчества и вдохновения при написании библии

1919 SDA Bible Conference Index.

Minutes of the 1919 Bible and History Teachers Conference

Август 1

W. E. Howell, Chairman: Сегодняшняя тема есть продолжением прошлой темы… постараемся сравнить воодушевление при написании вдохновения и духа пророчества при написании Библии. Брат Daniells введёт нас в тему, и он сохраняет надежду, что после этого будет собственного рода круглый стол, на котором любой будет иметь возможность высказать собственную точку зрения.

A. G. Daniells: Глубокоуважаемый брат глава, я думаю, случилось недоразумение между нами. Я выступал против принятия таковой тяжёлой повестки дня, исходя из этого я прекратил думать на эту тему, и я думал о втором, в частности, о пастырской подготовке и остальных вопросах, каковые нужно решать. Вследствие этого, я не ощущаю себя готовым к дискуссии данной весьма тяжёлой темы.

Как вы понимаете, имеется два взора выдающихся людей о вербальном воодушевлении при написании Библии. Вы уже просматривали об этом. Один человек — ученый, набожный, важный, всецело доверяющий Библии во всех смыслах этого слова, — уверен в том, что пишущему была открыта истина, и он должен был изложить её наилучшим образом, как он это имел возможность сделать. Второй, такой же образованный, честный и богобоязненный человек уверен в том, что было дано дословное воодушевление либо откровение, и были продиктованы конкретные слова – исходя из этого, каждое слово в оригинале было дано Господом, и написано так же, как оно было написано пророками, начиная от Моисея до Малахии. Эти люди отличаются друг от друга и отличаются честно и искренно, и оба имеют приверженцев собственных взоров среди нас, прямо тут, на конференции, и я не вижу ничего, что разрешило бы мне конкретно с достоверностью принять ту либо иную точку зрения. И я не желаю этого делать. Мы все остаёмся при отечественном мнении. Исходя из этого, мы можем перейти к следующему вопросу, касающемуся пасторского служения, либо продолжить дискуссию по прошлому вопросу. Мне знакома эта дискуссия с того момента, в то время, когда в Баттл Крике началось противостояние по вопросу воодушевления при написании Свидетельств. Мне привычны все точки зрения и все доводы за и против с обеих сторон. Я не знаю, что мы не обсудили …. с этими людьми, каковые в последствии покинули отечественную церковь. Я бы желал услышать обсуждение и дальнейшие вопросы, в случае если это желание конференции.

W. E. Howell: Я не желал бы дабы брат Daniells почувствовал, что этим утром он приведёт к разочарованию у нас, и как я осознаю, пожелания преподавателей заключаются не столько в долгом дискуссии технических вопросов вербального либо подлинного (verbal or truth) пути откровения Библейской истины, сколько в жажде взять дополнительные руководства касательно пути получения воодушевления при написании трудов духа пророчества, если сравнивать с воодушевлением при написании Библии. Я не желаю настаивать, но воображаю только пожелания преподавателей разглядеть кое-какие нюансы этого вопроса мало дальше, например, применение неизданных произведений, писем, частных бесед, с учётом дискуссий каковые происходили на данной конференции. Сестра Уайт сама заявила, что в случае если мы желаем знать, что сообщил нам дух пророчества, необходимо просматривать её напечатанные работы.

F. M. Wilcox: Мне весьма понравились эти дискуссии. Я взял наслаждение вечером несколько дней назад, в то время, когда разглядывали вопрос о духе пророчества. Мне весьма понравилась точка зрения, которую высказал по этому вопросу пастор Daniells, и я думаю, моё вывод по этому вопросу всецело сходится с его точкой зрения. Я знал в течение многих лет, как планировали труды сестры Уайт и как компилировались её книги. Я ни при каких обстоятельствах не верил в вербальное воодушевление Свидетельств. Нужно сообщить, но, что в последнюю среду вечером, кое-какие замечания были сделаны без надлежащих мер предосторожности, и я обязан поставить под сомнение последствия этих позиций и заявлений в данной области. Я знаю, что происходит много бесед около позиции, занимаемой в Такома-Парке, и существует схожая обстановка в других местах. Как внес предложение пару дней назад брат Wakeham, я пологаю, что мы имеем дело с весьма щекотливым вопросом, и я не желал бы ужаснуться от последствий, каковые смогут развернуться в отечественной среде и в любой из наших школ, при пренебрежения Свидетельствами. Существует большая опасность реакции, которая может последовать, и о чём я высказываю собственный беспокойство.

Я осознаю, что в случае если вопросы, обсуждаемые тут, появятся в отечественных школьных классах, то последствия будут весьма важные, и мы будем иметь громадные трудности. Я полагаю, что имеется довольно много вопросов, каковые мы должны оставлять в секрете и не выносить на дискуссию. Я не преподаватель в школе, не смотря на то, что в течение 13 лет я учил Библии медсестёр училищ, где было не мало парней, но я пологаю, что для нас нужно отвечать на все вопросы, каковые ставят перед нами студенты либо другие лица, но мы не должны быть уведёнными в ту область дискуссий, которая может подорвать веру. Я пологаю, что Свидетельства Духа Божия[1] явление крайне полезное для отечественной церкви, и в случае если мы уничтожаем веру в них, то мы планируем уничтожить веру в саму базу отечественной работы. Я ещё раз отмечаю собственную озабоченность теми последствиями, каковые смогут появиться затем заседания, и от вопросов, каковые тут были подняты. И в случае если эти вопросы не будут решаться очень дипломатично, то я думаю, мы будем иметь весьма значительные неприятности. Я, само собой разумеется, надеюсь, что Господь даст нам мудрость, так дабы мы знали, что сообщить и сделать в ответе этих вопросов в будущем.

C. L. Benson: Я ощущаю подобное беспокойство довольно данной темы, и вопрос, что появляется в моём сознании, идет мало дальше, чем то, что мы тут обсуждаем, но мне думается, это логичным шагом. В случае если имеется такая неопределённость по отношению к нашей исторической позиции, и если не следует надеяться на Свидетельства, как на дополнительный свет в отечественной исторической позиции, и в случае если то же самое правильно по отношению к нашему богословскому пониманию текстов, в то время как мы можем последовательно основывать безоговорочную уверенность по отношению к вопросам отечественного неспециализированного образования, и отечественной медицинской школы, и всей церковной организации? В случае если же имеется определённое духовное лидерство Свидетельств, то, как мы можем откладывать их в стороне, всецело либо частично, в то время, когда речь идет о пророческих и исторических частях Свидетельств и поместить их в разряд научно-исследовательской работы? Эти вопросы появляются у меня, и я уверен, что они находится в сознании вторых людей.

Waldorf: Данный вопрос стоит и передо мной. Исходя из этого этим утром я привёл иллюстрацию на доске – Это три реки: история, дух пророчества, и Библия.

J. N. Anderson: В то время, когда мы пару дней назад обсуждали эту тему, то главный вопрос был, как мы -учителя должны себя вести в классе со студентами. Я пологаю, что мы тут пришли к единодушному точке зрения по этому вопросу, и мы заключили относительно позиции, которую должны занимать свидетельства, их их отношение и авторитет к Библии, и без того потом, — но вопрос в моём сознании, и в сознании некоторых вторых также, я думаю, всё таки остался, что нам делать, как преподавателям, в то время, когда мы стоим перед отечественным классом и появляются кое-какие исторические вопросы… то, как мы уже говорили тут, мы сделали вывод, что писания сестры Уайт не окончательны для ответа этих вопросов.
Мы уже говорили, что имеется большое количество исторических фактов, каковые должны решать специалисты в данной области, и что сестра Уайт ни при каких обстоятельствах не утверждала, что её произведения являются окончательным критерием для их решения. Можем ли мы это сообщить отечественным студентам? Либо мы будем держать данный вопрос в состоянии неопределенности? И можем ли мы держать у себя в сознании что-то, в чём мы полностью уверены, и что большинство из братьев кроме этого осознаёт данный вопрос, как и мы? Можем ли мы держать эти вопросы в тайне, и наряду с этим быть честными перед самими собой? И более того, безопасно ли это? Прекрасно ли это, что большая часть из отечественной церкви верит в то, что свидетельства были написаны на базе вербального воодушевления? В случае если мы так поступим, готовы ли мы к вероятному кризису в будущем, что будет весьма важным когда-нибудь? Мне думается, что оптимальнее для нас, дабы мы делали это с опаской и шепетильно обучали отечественных людей, чтобы выяснить, где мы вправду должны находиться, дабы быть последовательными протестантами, в соответствии с самими Свидетельствами, и быть последовательными с тем, что мы знаем; мы должны поступать мудро, как мы уже решили на этих заседаниях.

Само собой разумеется, это не такие ответственные вопросы, по причине того, что я не учу в этом направлении. Однако, время от времени они появляются в моих классах. Но лично меня это не обеспокоит. Меня больше тревожит вера молодых женщин и мужчин, каковые приходят в отечественную школу. Они должны быть отечественными фаворитами, и я пологаю, что это как раз те дни, в то время, когда они должны приобретать наилучшее основание, какое лишь мы можем им дать. Мы должны дать им самые искренние и честные убеждения, каковые мы имеем в отечественных сердцах.

Я буду сказать пара эмоционально, по причине того, что я не сомневается в том, что нужно что-то делать как раз тут и по сей день, на этом месте, дабы обезопасисть отечественных людей, воспитать их, и вернуть их обратно, и дать им возможность находиться на фундаменте, что должен быть надёжным, на протяжении движения и нашего развития вперед.

[1] Тут употребляется термин – не ‘Дух пророчества’, а ‘Дух Божий’, что по-моему точке зрения неправомерно, потому, что машинально прекращает какие-либо рассуждения на эту тему. – прим. Пер.

Какие конкретно пророчества Ветхого Завета исполнились с большой точностью? | \


Также читать:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: