Средства записи и средства связи

Дабы подготовить к публикации и тиражировать информационный продукт, в качестве базы которого употреблялось интервью, нужно любым методом зафиксировать все сообщённое. Технологии записи кардинальным образом различаются в зависимости от канала передачи информации. На телевидении и радио данный процесс осуществляется в следствии кооперации творческих и технических работников и в какой-то мере отделен от журналиста-интервьюера. К примеру, на протяжении записи либо прямой трансляции телеэфира употребляется сложная аудио- и видеозаписывающая аппаратура, которая в больших создающих компаниях обслуживается целыми бригадами, складывающимися из операторов, осветителей, звукорежиссеров. На радио журналист ведет беседу у микрофона в студии, а ее эфир и запись программы «обслуживает» звукорежиссер, сидящий за пультом в аппаратной канала. Но сейчас благодаря стремительному совершенствованию записывающей аппаратуры процессы конвергенции затронули и существенно упростили разработке интервью. К примеру, посредством портативных звукозаписывающих устройств (аналоговых либо цифровых) журналисту ничего не следует самостоятельно осуществить «полевую» запись интервью для радиоэфира, причем ее уровень качества будет не хуже студийного, а посредством компьютерных программ сделать нужный монтаж. На данный момент на таком оборудовании трудятся уже фактически все каналы, говорящие в FM-диапазоне, и большинство средне- и длинноволновых станций.

Имеется три разных метода, каковые используются журналистами печатных СМИ для записи ответов на вопросы: параллельный, отложенный, электронный. В первых двух случаях записывает интервью сам журналист, применяя классический, как на данный момент принято сказать, «носитель» – бумагу, в последнем же – электронный. Наряду с этим он самостоятельно фиксирует ответы либо решает, какие конкретно выдержки из них подлежат записи. В последнем же случае за него это делает диктофон. Но в любых ситуациях цель одна – не только собрать, но и зафиксировать материал по возможности с большой точностью, дабы в тексте не исказился суть высказываний, а все сведения и факты, раздавшиеся в ответах, были воспроизведены в режиме дословного цитирования. В этом параграфе мы разглядим возможности главных способов записи интервью. В фокусе внимания будут наиболее значимые инструменты записи – диктофон и блокнот.

Блокнот.Перед тем как был изобретен диктофон, у журналистов по большому счету не было выбора. Интервью записывалось от руки – ручкой либо карандашом (в зависимости от предпочтений) на бумагу. «Человек с блокнотом» был знаком журналистской профессии. С течением времени символика изменилась, и сейчас образ репортера ассоциируется скорее с микрофоном либо камерой, а для облегчения записи показался диктофон – миниатюрный магнитофон для записи голоса. Но блокнот и ручка остались неизменным опытным инструментом репортера, и до сих пор большая часть умелых журналистов отдают им явное предпочтение. Из-за чего? Разве не несложнее включить аппарат и всецело отдаться беседе, не отвлекаясь ни на какие конкретно посторонние раздражители? В чем привлекательность таковой методики? Либо это дань традиции?

Основная обстоятельство, по которой многие репортеры стараются вести записи «от руки», содержится в том, что параллельно с этим начинается процесс отбора, анализа, интерпретации информации. В ходе записи журналист старается организовать, перефразировать, отредактировать сообщённое, дабы конечный информационный продукт (публикация) смогли воспринять и осознать потребители (читатели). По мере фиксации ответов собеседника в голове автора созревает план материала, неспешно вырисовывается «скелет» истории, она а также ее вероятное композиционное ответ начинают покупать начальные очертания.

Записывая интервью от руки, журналист решает сходу пара задач:

  • экономит время, которое нужно израсходовать на расшифровку диктофонной записи беседы;
  • организует и разбирает материал, расставляет в нем нужные выговоры;
  • делает пометки о ходе беседы, записывает собственные впечатления о реакциях собеседника, фиксирует подробности окружающей обстановки, что нереально осуществить посредством диктофона;
  • сосредотачивается на беседе, чтобы не перебивать без потребности и не отвлекать внимание собственного храбреца долгими, избыточными вопросами;
  • настраивает собеседника на конструктивный беседу, стимулирует его более полные и эмоциональные ответы. Кстати, как подмечают знатоки, собеседник проявляет интерес к предмету беседы, в то время, когда видит, что журналист деятельно за ним записывает;
  • убеждает собеседника в серьезности намерений, развеивает его сомнения в том, что высказывания не будут искажены.

Но имеется у данной классической технологии записи интервью и собственные недочёты.

  • Внимание репортера отвлекается на процесс записи ответов, в особенности в то время, когда он старается не потерять ни единого слова собеседника. В итоге возможно пропустить мимо ушей центральную идея вашего храбреца, не показать к ней должного интереса и так утратить с ним контакт.
  • Запись затрудняется, в случае если храбрец увлеченно либо восторженно отвечает, наряду с этим часто теряет контроль над ритмом беседы, говорит весьма скоро, взахлеб. Журналист, конечно же, вправе попросить его сказать в другом темпе, но это может: а) обидеть храбреца, б) нарушить его эмоциональное равновесие, в) снизить «накал» беседы.
  • Запись ответов в блокнот не имеет возможности дословно передать все сообщённое. Часто, ухватив только главный суть речи, ее идею, журналист спешит первым процитировать источник, забывая о том, что неточность кроме того в одном слове может привести к искажению либо неверной интерпретации сути дела.
  • Скоропись, личный стиль записи, применяемых сокращений не дают журналисту возможности прибегать к чьей-либо помощи. К тому же расшифровывать написанное нужно по горячим следам, пока еще свежи впечатления от замеченного и услышанного. В другом случае разобраться в собственных «каракулях» не сможет кроме того сам создатель.

Имеется, действительно, выход и из данной ситуации – обучиться стенографировать. У нас в свое время кое-какие факультеты журналистики ввели курс стенографии, но скоро отказались от данной идеи, посчитав ее нецелесообразной. Западноевропейские школы журналистики не предусматривают аналогичных занятий, а вот в Австралии таковой особый курс для журналистов, желающих повысить собственную квалификацию, существует.

И все же нет неспециализированных советов, как вести запись беседы. Получая опыт, любой репортер производит собственную способу: кто-то пользуется лишь ему одному известными сокращениями, кто-то записывает только главные слова и по ним восстанавливает постфактум движение интервью, у кого-то уже на протяжении беседы рождаются готовые фрагменты текста. От журналистов «ветхой школы» возможно кроме того услышать рекомендации, какой записывать ручкой, какого именно качества должна быть бумага в блокноте. И дело тут не только в нужных особенностях блокнотов и ручек, но и в некоей мистической связи, которая появляется между инструментами и автором его труда. Что-то подобное говорят и живописцы о собственных взаимоотношениях с кистью и холстом.

Диктофон.Сейчас большая часть журналистов кроме блокнота и ручки применяют для записи собственных интервью диктофоны. Для одних это единственный инструмент записи, другие вычисляют самым оптимальным методом фиксирования информации сочетание обоих способов, ручного и диктофонного. Так, согласно их точке зрения, достигается полнота записи и в один момент начинается работа по организации и осмыслению взятого материала.

Но было время, в то время, когда диктофон многими воспринимался как помеха для беседы, усложняющий течение интервью элемент, раздражающий, напрягающий собеседника. Считалось кроме того, что из-за применения технических средств труд журналиста получает механические черты, теряет личное начало.

Вот, к примеру, как реагировал на включенный диктофон автор Владимир Набоков: «Нет, никаких диктофонов. Так не говорят с Набоковым. В то время, когда я вижу эту машину, я начинаю запинаться и мямлить, мямлить и запинаться… Прямо хэмингуэйщина какая-то…».

Сейчас диктофоном уже никого не поразишь: ни интервьюируемых (разве что в глубинке), ни тем более журналистов. А высокие разработки предлагают все более идеальные устройства, помогающие журналистам хранить и обрабатывать данные. Как выяснилось, в некоторых обстановках диктофон для них — незаменимое устройство. К примеру, в то время, когда физически нереально осуществить запись от руки: на морозе, при недостаточном освещении либо при громадном скоплении людей. Трудясь в обычных условиях, репортеры применяют и другие преимущества диктофона, оптимизирующие их труд:

  • он разрешает сконцентрировать все внимание на содержании беседы;
  • освобождает время для наблюдения и позволяет мгновенно реагировать как на высказывания, так и на невербальные сигналы (мимику, жесты, взоры, пластику);
  • есть незаменимым дополнением записей на бумаге;
  • оказывает помощь бережно и совершенно верно цитировать собеседника.

Имеется у диктофонной записи и кое-какие недочёты, каковые молодым репортерам направляться иметь в виду, отправляясь на редакционное задание.

  • Диктофон вносит напряжение в движение беседы и может оказать влияние на честность ответов. Доказано практикой, что люди, интервьюируемые посредством диктофона, более осмотрительны, избирательны в собственных высказываниях, поскольку поймут, что фиксируется каждое их слово.
  • Он не разрешает выбирать, фиксируя всю, а также малозначимую, данные.
  • Диктофон притупляет внимание журналиста, формирует фальшивое чувство безопасности: дескать, все и без того запишется. Это, само собой разумеется, правильно, но только по отношению к словам, но невербальный контекст на пленке не останется.
  • Необходимость расшифровки всей аудиокассеты либо поиска нужной цитаты практически в два раза увеличивает процесс подготовки текста. Это, кстати, есть одной из обстоятельств того, из-за чего репортеры, трудящиеся в условиях твёрдого лимита времени, предпочитают записывать от руки. Действительно, в диктофонах имеется счетчики, но громадна возможность, что журналист забудет сделать пометки об их показателях.
  • И, конечно же, диктофон может в любую секунду дать сбой: «сядут» батарейки, «зажуется» либо кончится пленка.

Инженеры, правда, считают, что это журналисты сложили миф о том, что техника в самый важный момент ломается. Дабы избежать для того чтобы форс-мажора, согласно их точке зрения, нужно шести незамысловатым правилам.

  • Применять в работе лишь качественную технику и аксессуары, аудиокассеты и батарейки.
  • Перед интервью сделать пробную запись и проверить ее уровень качества. Кассеты, батарейки и микрофон протестировать заблаговременно.
  • Неизменно иметь при себе дополнительный набор кассет и батареек.
  • Верно установить диктофон, дабы он улавливал голоса говорящих. На пресс-конференции расположить диктофон (либо выносной микрофон) на столе, за которым сидят выступающие.
  • Избегать записи в шумных местах: ресторанах, самолетах, заводских цехах, на стадионах, в машинах.
  • Никому не позволять пользоваться своим диктофоном и стараться не применять казенные.

В практике журналистской работы бывают случаи, в то время, когда в силу различных обстоятельств организационного (неожиданная встреча, разговор на бегу, «у трапа самолета»), технического (вышел из строя диктофон, в помещении сильные шумовые помехи), психотерапевтического характера (застенчивый, скрытный собеседник) либо из-за конфиденциальности беседы нет возможности вести запись интервью ни в блокнот, ни посредством диктофона. Единственный выход – сделать пометки по памяти, в то время, когда беседа закончена.

Имеется журналисты, каковые предпочитают трудиться в режиме отложенной записи. Само собой разумеется, они должны владеть красивой памятью, но не только из-за собственных свойств они довольно часто прибегают к данному способу. Считается, что так понижается так называемый «эффект интервьюера». Это в то время, когда отвечающий видит, что все им сообщённое шепетильно записывается или на бумагу, или на диктофон, и старается угодить вопрошающему, подстроиться под движение его мыслей. Наряду с этим, сам того не подмечая, он поддается влиянию интервьюера, не говоря наряду с этим того, что желал бы сообщить. Отложенная запись при необходимости окажет помощь журналисту скрыть, замаскировать собственный явный интерес, дабы позволить собеседнику всецело высказаться, никак на него не влияя. Но для большинства случаев такая методика записи ненадежна, чревата неточностями, неверным цитированием, в итоге, требует в два раза больше времени. К тому же отсутствие блокнота либо диктофона, этих привычных знаков репортерской профессии, может вызвать у собеседника чувство недоверия, подозрения в несерьезности журналистских намерений, что, конечно, затруднит движение беседы.

Так как крайне редко диктофонная запись интервью возможно использована в качестве вещественного доказательства либо улики в судебном ходе, это накладывает последовательность организационных формальностей и ограничений на сам последующее использование и процесс беседы кассет. К примеру, правила корпоративного этикета требуют от журналиста взять у собеседника разрешение на электронную запись беседы. Но это нужно только , если интервью выходит за рамки намерено организованных информационных мероприятий, таких как пресс-конференции либо брифинги, и происходит с глазу на глаз.

Неписаные правила поведения журналиста гласят, что не нужно чрезмерно демонстрировать собственный опытный инструментарий – диктофон, микрофон, фотоаппарат, кроме того блокнот: нужно не только самому держаться на некоем расстоянии, но так же поступать и с техникой. В противном случае неоднократно приходилось слышать жалобы ньюсмейкеров, как их злит беспардонность журналистов, каковые грубо, не стесняясь, «диктофоны либо микрофоны суют прямо в лицо». Щекотливее поставить диктофон в таком месте, где он не будет стеснять собеседника, да и блокнот лучше держать на коленях, а не выкладывать прямо на стол.

направляться упомянуть еще одну проблему, которая может появиться при записи беседы. Как функционировать, в случае если собеседник даёт предупреждение: «Это строго тайно!»; «Это не для печати!» либо попросит вас отключить диктофон? По закону о СМИ журналист не должен разглашать тайную данные. Это не рекомендуется кроме этого делать и по соображениям этики. Журналисту, совершить правонарушение и этические принципы, вряд ли будет легко вернуть репутацию.

Представьте обстановку: журналист требует большого государственного служащего в области школьного образования прокомментировать новые законы о школьной реформе, и вот какой ответ приобретает: «Нас ожидают очень важные шаги по реформе всей совокупности школьного образования. Мы ее продолжительно готовили и сохраняем надежду, что результаты не вынудят себя продолжительно ожидать. А сейчас отключите магнитофон: я считаю, что это полный идиотизм, это уничтожит годами создававшуюся совокупность, реформа ничего хорошего не принесет и т.д. и т.п.» Как поступить журналисту? Какую данные дать широкой публике? По всем законам (и юридическим, и этическим, поскольку со стороны собеседника был сигнал – «не для печати») он обязан предложить для публикации лишь первую часть высказывания государственного служащего. Вторая, к сожалению, останется ему только «на память». Но утечка информации случилась, и дело журналиста, как ею распорядиться – «похоронить» в собственной памяти, применять в качестве рабочего материала для анализа обстановки либо собственного комментария, очевидно, без ссылки на источник. Имеется, действительно, в законе оговорка об исключении, в то время, когда в редакцию поступает требование из суда в связи с находящимся в его производстве делом. В этом случае редакция и журналист не обязаны сохранять в тайне источник информации и вправе назвать лицо, предоставившее сведения.

Как продолжительно хранить записи в блокноте? И как поступать с использованными кассетами? На эти вопросы нет однозначного ответа. Здравый суть подсказывает, что материалы не нужно выбрасывать перед тем, как публикация выйдет в свет. А предстоящая судьба блокнотных диктофонной плёнки и записей зависит от привычек журналиста. Кое-кто хранит их всю жизнь, а кто-то иногда устраивает «чистки» коробок собственного рабочего стола. Но не следует торопиться расставаться со ветхими записями: быть может, ими нужно будет воспользоваться. Во-первых, они еще неоднократно смогут понадобиться для продолжения темы либо новых проектов. Во-вторых, сохраненные записи смогут оказать помощь при обеспечении доказательств в ситуации разрешения спора. Не смотря на то, что юридических норм касательно сроков хранения блокнотных и диктофонных записей в законе не предлагается, имеется положение, в котором говорится о сроках опровержения не соответствующих действительности либо порочащих честь и преимущество граждан сведений. Срок данный выяснен законом один год. По окончании года со дня публикации, т.е. распространения данной информации, в требовании об опровержении по закону возможно отказано. Исходя из этого, в случае если имеется хотя бы мельчайшее опасение, что опубликованный материал возможно опровергнут, записи направляться хранить не меньше года.

Телефон.При всей собственной видимой простоте интервью по телефону требует от журналиста не меньшего мастерства, чем совершённое один на один с собеседником. Находясь в близи от журналиста, глядя в глаза и реагируя на его вопросы, интервьюируемый значительно тяжелее уходит от ответа. Развернуться и уйти прочь, сообщить «нет»? В приличном обществе так поступать не принято. Иное дело – телефон. В случае если у собеседника нет жажды отвечать журналисту, он может придумать каждые отговорки (нажать на звонок, позвала супруга и т.п.), предложит перезвонить позднее, кроме того повесит трубку.

Отличие интервью по телефону и в том, что сначала беседы нужно привлечь, а после этого удержать внимание собеседника. Разрешите понять, что не пробуете применять его в собственных целях, и ваше сотрудничество будет взаимовыгодным. Выделите, что ваш храбрец либо организация, которую он воображает, не будут в вашем сообщении смотреться очень плохо. Но, в случае если запрещено за это поручиться, то и давать слово не нужно. В другом случае при последующем обращении к этому источнику вам возможно отказано.

Вот последовательность правил телефонного интервью, каковые полезно знать журналисту.

  • В случае если быть может, договоритесь о телефонном интервью заблаговременно. Назначайте время, эргономичное вашему собеседнику. Нужно, дабы разговор по телефону не совпадал ни с какими мероприятиями, каковые смогут отвлечь его от беседы.
  • Согласуйте длительность беседы, отведенное время должно быть адекватным вашим целям. Ни при каких обстоятельствах не рассказываете собеседнику, что отвлечете его на «секундочку», заведомо зная, что предстоит важный, обстоятельный разговор. Придерживайтесь намеченной программы и не затягивайте беседу. В случае если собеседник окажется не в меру говорлив, вам нужно будет намекнуть, что время подошло к концу, даже если не все темы исчерпаны. Дабы не прерывать разговор на полуслове, еще раз напомните о его длительности.
  • Начать телефонное интервью нужно с представления – назвать собственный имя и фамилию, и СМИ, которое вы воображаете. После этого следует по возможности светло выяснить цели и задачи интервью. Это окажет помощь и вашему храбрецу, и вам.
  • Дабы сходу расположить к себе собеседника, старайтесь сделать персональным обращение к нему, т.е. именуйте его по отчеству и имени (либо по имени). Персональное обращение – показатель уважительного отношения к человеку. Два замечания в данной связи: 1) удостоверьтесь в фамилии и правильном произношении имени интервьюируемой персоны (искажение имени постоянно раздражает людей); 2) ни при каких обстоятельствах не употребляйте фамильярных обращений, кличек и кратких имён до того момента, в то время, когда вам это будет предложено им самим.
  • заметки и Вопросник должны лежать у вас наготове у телефона. Запрещено на протяжении беседы рыться в записях и заставлять собеседника ожидать. Пауза на протяжении телефонного интервью менее желательна, чем на протяжении «живого».
  • Дабы записать интервью на диктофонную пленку, нужно предотвратить собеседника и заручиться его согласием.
  • В телефонном интервью неуместна «разминка», преамбула. Сказать необходимо светло и кратко, не отвлекаясь от темы.
  • Перебивать собеседника направляться с опаской, а лучше не делать этого вовсе. В интервью с глазу на глаз перебивать оказывают помощь невербальные сигналы, отправляемые собеседниками друг другу. В телефонном же интервью эти сигналы практически неуловимы.
  • В случае если собеседник не отвечает на поставленный вопрос, не поленитесь его повторить либо перефразировать культурно, в спокойной форме.
  • Не забывайте, что сарказм и ирония в опосредованном телефонном общении звучат более жалко.
  • В случае если вам нужно забрать тайм-аут для записи сообщённого, предотвратите об этом в вежливой форме. Пауза без объяснения может дезориентировать собеседника.
  • направляться раздельно договориться, возможно ли назвать имя осведомителя. Если он захочет остаться неназванным, то в сообщении стоит сослаться на неизвестный источник.
  • В конце беседы не поленитесь подвести итог, а заодно проверить собственные записи. Так вы убедите собеседника, что он был пристально выслушан, поскольку в условиях «бесконтактного» общения удостовериться в этом не было возможности.
  • Проверить имена, географические заглавия, даты, цифры – закон для журналиста, трудящегося в произвольных условиях.
  • Поблагодарите интервьюируемого за оказанное вам внимание, заручитесь его согласием на дополнительный звонок для уточнений и исправлений.

Имеется люди, каковые испытывают ужас перед телефоном. Необходимость сделать рабочий звонок либо кроме того о чем-то в справочной работе вызывает у них состояние паники. Телефонные страхи смогут стать обстоятельством того, что человек неосознанно избегает звонков, а телефонные беседы сводит к минимальному комплекту слов. К сожалению, таковой «комплекс неполноценности» возможно у начинающих журналистов, и от него нужно любыми дорогами избавляться. Как это сделать, спросите вы? Оказать помощь смогут ваши коллеги, у которых имеется опыт телефонных интервью. Пускай они протестируют вас на вероятные обстановки: верно ли выбраны интонации; не повышаете ли вы на нервной земле голос; не спешите ли; не перебиваете ли партнера, мешая ему выразить до конца собственную идея; не через чур ли вы официальны и немногословны либо, напротив, чересчур болтливы? Специалисты по межличностным коммуникациям, помимо этого, рекомендуют на протяжении телефонного беседы не сдерживать собственную жестикуляцию, как словно бы вы видите собеседника. Помогая себе жестами, считают они, вы приближаетесь к беседе «без посредников», делаете собственную обращение более понятной и естественной для невидимого собеседника.

Глава 5

1С:Розница 8. Магазин электроники и средств связи


Также читать:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: