Стереотипы мужского и женского поведения в различных культурах

Из этнографии и социологии как мы знаем, что гендерные роли (комплект ожидаемых образцов поведения для мужчины либо дамы) распределяются в различных обществах не одинаково, а в зависимости от их общественного устройства и экономического развития. Психология же показывает, что не все психологические особенности женщин и мужчин зависят от их половой принадлежности.

В обществах, довольно часто именуемых «первобытными» либо кроме того «примитивными», существовала развитая совокупность женских и мужских ролей, и традиции обозначения и сложные обряды обоего пола. женщины и Мужчины строго различались по собственной одежде, украшениям, стилю раскраски тела и т.д. Для включения подрастающего поколения в совокупность полоролевого разделения труда были выработаны сложные обряды инициации — посвящения в «мужчину» либо «даму».

Но кроме того в регулируемом ритуалами обществе не все так легко. Во-первых, мужские и женские роли (а с ними и представления о том, что носитель каждой из них обязан делать и каким быть) значительно варьировались от одного сообщества к второму.

На это обратила внимание антрополог Маргарет Мид. В работе «темперамент и Пол» (1935) она разглядела изюминке публичных стереотипов, касающихся типично мужских и типично женских особенностей у нескольких племен Новой Гвинеи. В следствии изучения было обнаружено, что у племени арапешей и у мужчин и у дам преобладали женские роли и ценились женские черты характера. Они совместно трудились и воспитывали детей. И женщины и мужчины второго племени — мундугоморов — отличались агрессивностью и воинственностью, причем мужчины племени имели возможность вступать в брак со собственными дочерьми, а матери — со собственными сыновьями. У представителей племени тчамбули гендерные роли распределялись противоположно привычным нам: дамы ловили рыбу, занимались ткачеством, торговали; мужчины украшали себя и обдумывали торжественные церемонии[4].

Во-вторых, в этом обществе существовали люди, каковые не вписывались в строгое полоролевое разделение. Так, в книге Игоря Кона «Лунный свет на заре» (1997) приводятся примеры университета людей «среднего», либо «промежуточного», пола, распространенного у 113 племен Северной Америки, Дальнего востока и народов Сибири (чукчи, алеуты и др.), Индонезии, Африки.

«Пяти-шестилетний мальчик зуньи, нашедший склонность к общению и домашней работе с дамами, понятия не имеет об абстрактных нормах гендерного поведения, он просто проявляет собственные естественные склонности. Но его община и семья подмечают это, и в то время, когда в 10—12 лет он выбирает себе одежду, он уже поймёт символическое значение этого акта. Если бы не его природные склонности, зуньи бы не приняли ребенка двух-духовным»[5].

Современные изучения говорят о том, что любому из существовавших до сих пор людских обществ было свойственно какое-то разделение труда между полами, своеобразные для женщин и мужчин социальные функции и виды деятельности. Но гендерное разделение труда предполагает не просто разделение тех либо иных социальных функций, а определенную иерархию этих категорий людей и видов деятельности, каковые их реализовывают. Наряду с этим мужские занятия независимо от их содержания оказываются более респектабельными, чем женские. Из-за чего это происходит?

Однозначного ответа на данный вопрос не существует. Согласно точки зрения Кона, социальную зависимость дам возможно связать с биологической зависимостью женского организма от функций продолжения рода (беременность, рождение, кормление грудью), так как все эти функции мешают даме удаляться на большом растоянии от собственного жилища. Кроме этого возможно выделить еще психотерапевтическую зависимость, которая появляется у девочек в ходе социализации, в то время, когда они замечают собственных матерей и в то время, когда их обучают «домашней деятельности» в противоположность «внешней» активности мальчиков[6].

Но разнообразие конкретных условий хозяйственной судьбе содействует огромному многообразию гендерных иерархий в мире. Согласно данным антрополога Ф. Фридль, и среди охотников-собирателей, и среди земледельческих народов относительное могущество дамы возрастает, в случае если дамы участвуют в добывании пищи, и во внедомашнем обмене и распределении благ. Из этого она делает вывод, что место пребывания детей, распределение ответственности за выхаживание младенцев и т.п. зависит от отведенных обществом дамам производственных задач, а не наоборот. Так, комплект желаемых линия для мальчиков и девочек, занятия и навыки, которым отводится центральное место в ходе обучения и образования, кроме этого будут различаться.

Женщины: поведения и Стереотипы Мужчины


Также читать:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: