Субъект и объект познания в философии

Второй серьёзной проблемой гносеологии есть вопрос о сотрудничестве познаваемого мира и человека либо, говоря языком философии, неприятность отношения между объектом познания и субъектом Уже в античном мире некоторыми философами высказывались отдельные предположения о характере этого отношения. Так, в трудах Эмпедокла, Демокрита и других была создана так называемая теория истечения. В соответствии с ей, с поверхности предметов всегда отделяются как бы узкие пленки (образы), повторяющие внешние характеристики вещи. Они попадают в поры отечественных органов эмоций и приводят к соответствующим ощущениям.

Но современная трактовка данной неприятности восходит к Новому времени — к работам Бэкона и Декарта. Они в четкой форме высказали идея о том, что процесс познания имеется неразрывное единство объекта и субъекта познания. Под субъектом познания понимается тот, кто познает вещи и явления (в самом несложном варианте — человек), а под объектом познания — то, что познается, т. е. предметы, явления, свойства и т. д., включенные в сферу познавательных заинтересованностей человека.

Вместе с тем правила объекта познания и взаимодействия субъекта (да и трактовка их самих) представлялись по-различному в истории философии. Так, в XVII – XVIII вв. сформулировались две другие модели познания: объектно-натуралистическая и субъектно-рефлексивная. Первая модель, характерная в первую очередь для классического механистического материализма, ключевую роль в познавательном сотрудничестве отводила, по существу, объекту познания. Субъектом познания в данной модели выступает отдельный индивид (гносеологический Робинзон), что, будучи природным существом, взаимодействует с объектом познания только по законам природы (натуры). Объект познания физически воздействует на субъекта и отражается в его создании в форме зеркальных чувственных образов, картин вещей. Обстоятельством ощущения, — говорит, к примеру, Гоббс, – есть … объект, что давит на соответствующий орган[31]. Эти чувственные эти обрабатываются и анализируются субъектом посредством разума — так обнаруживается сущность вещи, законы ее бытия. Человеку отводится тут по большей части роль наблюдателя. И не смотря на то, что он может проводить разные опыты с вещами, однако и наряду с этим субъект в основном только фиксирует умелые эти. Эта модель очень упрощенно и грубо воображала процесс познания, но ей однако удалось найти его отдельные настоящие черты – физическую активность изучаемого объекта и роль чувственного опыта человека в познании.

Вторая модель была развита в германской хорошей философии и ставила на первое место в ходе познания творческую активность субъекта. Эта активность понималась в основном как духовная деятельность человека — его мысленные операции с познаваемым предметом, размышление (рефлексия) над ним. Познавая предмет, субъект не ограничивается чувственными данными о нем, он творчески соотносит их со собственными знаниями, просматривает объект через призму уже имеющихся представлений, пробует распознать человеческое измерение вещей. Главная мысль данной модели — в познании человек не просто отражает объект изучения, но и деятельно воздействует на него, додаёт в образ объекта те либо иные субъективные моменты. Говоря словами Бердяева, познание не может быть только послушным отражением действительности… – оно имеется кроме этого активное преображение, осмысливание бытия[32].

Начиная с середины XIX в. в марксизме и других философских школах начинается современная модель познавательного процесса — деятельностная. Ее сущность возможно свести к следующим главным положениям.

1. Познание — это активная деятельность субъекта, направленная на объект познания с Целью раскрытия его связей и основных свойств. Познаваемый объект задан человеку не в форме созерцания, а в формах деятельности. Иными словами, мы определим предметы такими, какими их раскрывают отечественные действия с ними и особенно — практика, задающая субъекту угол зрения на объект познания.

2. Субъект познания — неизменно социальное явление. Любой человек, познающий мир, выступает частью какой-то общности людей: коллектива, социальной группы, всего общества. В познании реализуются не только субъект-объектные, но и субъект-субъектные отношения. Субъект познания в собственной познавательной деятельности связан — конкретно либо опосредованно -с вторыми людьми, применяет не только собственный персональный, но и разум и общечеловеческий опыт. Конкретный человек есть, так, полпредом человечества.

3. Процесс познания направляется и организуется той либо другой социокультурной программой. Она формируется под влиянием личных и публичных потребностей субъекта, его целей, знаний, других компонентов и мировоззрения культуры, в сфере которой он живет и действует. Как раз содержание и уровень личной культуры задают субъекту определенное виде ние изучаемых объектов и интерпретацию взятых знаний.

4. Все компоненты познавательного отношения -субъект, его деятельность, объект познания — конкретно-историчны и динамичны, они изменяются по мере развития общества. Растет духовный багаж субъекта, как следует изменяются методы познания мира, расширяется мир объектов, познаваемых человеком.

Итак, сущность процесса познания пребывает в двустороннем сотрудничестве, диалоге объекта и субъекта познания. С одной стороны, объект воздействует на человека, сам кое-что говорит о себе, и это влияние имеется нужное (но не достаточное!) условие познания. Легко представить, что если бы отечественное познание сводилось лишь к этому действию, то знания о явлениях и вещах были бы очень поверхностными и случайными. Иначе, субъект деятельно воздействует на познаваемый объект, задаёт вопросы его о том, о чем сам объект умалчивает (к примеру, о законах собственного бытия), и заставляет так или иначе отвечать. Получить от объекта ответы на собственные вопросы и имеется наиболее значимый суть познания и его цель.

5.В случае если в обыденном и других видах познания эта деятельность рассматривается как единство двух ее сторон: чувственной (сенситивной) и рациональной, то в научном познании принято выделять два уровня: эмпирический и теоретический. Они различаются по объекту, видам знания способам познания.

На эмпирическом уровне объект исследуется со стороны, дешёвой экспериментированию и наблюдению. Полученный эмпирический материал обобщается и систематизируется. И не смотря на то, что и формировании эмпирического объекта значительную роль играется чувственное познание, опираясь на которое исследователь — конкретно и опосредованно, посредством устройств — приобретает эмпирический материал, значительная роль в собственности рациональной, интеллектуальной деятельности, без которой систематизация и обработка эмпирических данных была бы неосуществимой.

Теоретический объект представляет собой мысленную реконструкцию эмпирического объекта. Это абстракция, логическая модель настоящего объекта, выраженная, в большинстве случаев, на особом языке науки: научными терминами, символами неестественного языка. Теоретическими объектами смогут быть предполагаемые связи и свойства, каковые еще не найдены, но существование которых с определенной степенью возможности выводится из имеющейся теории. Такие объекты именуются ненаблюдаемыми.

Различия по видам знания заключаются в следующем.

На эмпирическом уровне содержанием знания являются научные факты и сформулированные на их базе эмпирические законы. Содержанием теоретического уровня являются научные понятия, категории, законы науки. Развитое научное знание выражается в форме научной теории.

Эмпирический и теоретический уровни различаются кроме этого по способам (6-7), каковые делятся на эмпирические (наблюдение, описание, сравнение, измерение, опыт), благодаря которым осуществляется накопление, фиксация, систематизация и обобщение умелых данных, их статистическая и индуктивная обработка, и теоретические (моделирование и аналогия, формализация, идеализация, аксиоматический, гипотетический и др. способы); с их помощью формируются законы науки, теории.

Отношение эмпирического и теоретического уровней познания не сходится с отношением «чувственное — рациональное». Это различные отношения, различные подходы к познанию. Эмпирическое познание включает в себя не только деятельность органов эмоций, применение устройств, описание результатов познания на особом языке науки, активную деятельность мышления. Теоретическое познание — это не любая рациональная деятельность, а научно-теоретическая деятельность, подчиненная решению и выдвижению научных неприятностей, познанию законов, формированию теорий. Это деятельность, опирающаяся на сознательное применение научных способов познания.

НОРМЫ и ИДЕАЛЫ НАУКИ

Совершенства науки — это ее теоретические и экспериментальные способы, разрешающие достигнуть максимально обоснованного и доказательного знания.

— принципы и регулятивные идеи, высказывающие представления о сокровищах научной деятельности, ее путях и целях их успехи. Соответственно двум нюансам функционирования науки — как познавательной деятельности и как социального университета —различают: а) нормы и познавательные идеалы, каковые регулируют процесс воспроизведения объекта в разных формах научного знания; б) социальные нормативы, каковые фиксируют ее ценность и роль науки для публичной судьбы на определенном этапе исторического развития, руководят процессом коммуникации исследователей, отношениями научных учреждений и сообществ между собой и с обществом в целом и т. д.

нормы и Познавательные идеалы реализуются в следующих главных формах: идеалы и описания 1) и нормы объяснения, 2) обоснованности и доказательности знания, 3) организации и построения знаний. В совокупности они образуют необычную схему способа исследовательской деятельности, снабжающую освоение объектов определенного типа. На базе познавательных норм и идеалов формируются своеобразные для каждой науки конкретные способы эмпирического и исследования ее объектов. нормы и Идеалы науки исторически развиваются. В их содержании возможно выделить три взаимосвязанных уровня смыслов, высказывающих: 1) неспециализированные чертей научной рациональности, 2) их модификацию в разных исторических типах науки, 3) их конкретизацию применительно к специфике объектов той либо другой научной дисциплины.

Первый уровень представлен показателями, каковые отличают науку от вторых форм познания (обыденного, искусства, философии, религиозно-мифологического освоения мира и т. п.). В различные исторические эры природа научного знания, процедуры его обоснования и стандарты доказательности понимались по-различному. Но то, что научное знание превосходно от мнения, что оно должно быть обосновано и доказано, что наука не имеет возможности ограничиваться яркими констатациями явлений, а обязана раскрывать их сущность —эти нормативные требования выполнялись и в древней, и в средневековой науке, и в науке Нового времени, и в науке 20 в.

Второй уровень норм исследования и содержания идеалов представлен исторически изменчивыми установками, каковые характеризуют тип научной рациональности, стиль мышления, главный в науке на определенном историческом этапе ее развития. Так, сравнивая древнегреческую математику с математикой Древнего Египта и Древнего Вавилона, возможно найти различия в совершенствах организации знания. Идеал изложения знаний как комплекта рецептов ответа задач, принятый в математике Вавилона и Древнего Египта, в греческой математике заменяется идеалом организации знания как целостной теоретической совокупности, в которой из исходных посылок-постулатов выводятся теоретические следствия. Самый яркой реализацией этого идеала была Евклидова геометрия.

При сопоставлении способов обоснования знания, господствовавших в средневековой науке, с нормативами изучения, принятыми в науке Нового времени, обнаруживается изменение идеалов и обоснованности знания и норм доказательности. В соответствии с неспециализированными мировоззренческими правилами, сложившимися в культуре собственного времени познавательными установками и ценностными ориентациями ученый средневековья различал верное знание, проверенное наблюдениями и приносящее практический эффект, и подлинное знание, раскрывающее символический суть вещей, разрешающее через чувственные вещи микрокосма заметить макрокосм, через земные предметы соприкоснуться с миром небесных сущностей. Исходя из этого при обосновании знания в средневековой науке ссылки на опыт как на подтверждение соответствия знания особенностям вещей в лучшем случае означали обнаружение лишь одного из многих смыслов вещи, причем далеко не главного. В ходе становления естествознания в конце ???? вв. утвердились новые нормы и идеалы обоснованности знания. В соответствии с новыми мировоззренческими установками и ценностными ориентациями основная цель познания определялась как раскрытие и изучение природных связей и свойств предметов, обнаружение естественных законов и причин природы. Из этого в качестве главного требования обоснованности знания о природе было выдвинуто требование его экспериментальной проверки. Опыт начал рассматриваться как наиболее значимый критерий истинности знания.

Историческое развитие естествознания было связано с формированием хорошей, после этого неклассической и постнеклассической рациональности, любая из которых изменяла предшествующие характеристики норм и идеалов изучения (см. Наука). Напр., физик хорошей эры не принял бы совершенств квантово-механического описания, в которых теоретические характеристики объекта даются через ссылки на темперамент устройств, а вместо целостной картины физического мира предлагаются две дополнительные картины, где одна дает пространственно-временное, а вторая — причинно-следственное описание явлений. Классическая физика и квантово-релятивистская физика — это различные типы научной рациональности, каковые находят собственный конкретное выражение в разном понимании норм и идеалов изучения. Наконец, в содержании норм и идеалов научного изучения возможно выделить третий уровень, в котором установки второго уровня конкретизируются применительно к специфике предметной области каждой науки (математики, физики, биологии, социальных наук и т. п.). Напр., в математике отсутствует идеал экспериментальной проверки теории, но для умелых наук он необходим. В физике существуют особенные нормативы обоснования развитых математизированных теорий. Они выражаются в правилах наблюдаемости, соответствия, инвариантности. Эти правила регулируют физическое изучение, но они избыточны для наук, лишь вступающих в стадию теоретизации и математизации. Современная биология не имеет возможности обойтись без идеи эволюции и исходя из этого способы историзма органично включаются в совокупность ее познавательных установок. Физика же сейчас не прибегала в явном виде к этим способам. В случае если для биологии мысль развития распространяется на законы живой природы (эти законы появляются совместно со становлением судьбы), то в физике до последнего времени по большому счету не ставилась неприятность происхождения действующих во Вселенной физических законов. Только в современную эру благодаря формированию теории элементарных частиц в тесной связи с космологией, и достижениям термодинамики неравновесных совокупностей (концепция И. Пригожина) и синергетики в физику начинают попадать эволюционные идеи, приводя к ранее сложившихся норм и дисциплинарных идеалов.

#127808; объект и Субъект. Сатсанг | Юрий Башта


Также читать:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: