Своеобразие символики п.верлена.

Поль Верлен — один из основоположников символизма и литературного импрессионизма.

«Верлен был яснее собственных учеников, — писал М. Неприятный, — в его неизменно меланхолических и звучащих глубокой тоской стихах был светло слышен крик отчаяния, боль чуткой и ласковой души, которая жаждет света, жаждет чистоты, ищет Всевышнего и не находит, желает обожать людей и не имеет возможности».

Поэтическое творчество Верлена началось в традициях парнасской школы. В его юношеских стихах сказалось рвение к чёткости образов, скульптурности речи. Но уже в первых зрелых сборниках Верлена «Сатурнические поэмы» (либо «Сатурналии»; 1866) и «Вежливые празднества» (1869) через классическую форму возможно смутно рассмотреть новые необычные образы. «Сатурнические поэмы» раскрываются обращением к «мудрецам прошлых дней», учившим, что те, кто рождаются под знаком созвездия Сатурн, владеют неспокойным воображением, безволием, зря гонятся за идеалом и испытывают большое количество горя. Через надетую на себя маску объективного мудреца очевидно проглядывали черты поколения финиша века и собственное лицо Верлена.

В его поэзии субъект и объект сливаются. Большое количество безличных предложений, напр.,Дождит над городом. Нет обстоятельств, нет следствий. Мир предстает зыбким, неизвестным. Это не философская лирика, тут не нужно искать подтекст. Тут серьёзны не слова, а эмоции, мысли и их выражение. Слова значимы не своим смыслом, а их музыкальностью. Поэт для Верлена — не мыслитель. Поэзия связана с интуицией. Верлен формулирует правила новой поэтики и эстетики, отделяя поэзию от фактически литературы, т. е. искусства, основанного на сюжете; поэзия, как вычисляет создатель, обязана высказывать некую неизвестную действительность: неуловимые перемещения души, мимолётные впечатления, мечту либо, скорее, её очертания, т. е. высказывать эмоции, настроения автора. Новый суть поэзии требует и другой формы. Для этого нужно высвободить слова от их конкретного значения и растворить их в мире звуков. Он требует «музыки в первую очередь». Дабы сделать стих адекватным миру неясных ощущений, необходимо возвратиться к его первородной песенной простоте, отказаться от строгой рифмы, необходимой паузы в середине стиха (цезуры), чёткой и синтаксически упорядоченной строфы.

Под музыкальностью Верлена не нужно осознавать лишь безукоризненную организацию стихотворения (применение фонетических средств языка — повторений, аллитераций, внутренних рим, согласных и тщательного отбора гласных и т.п. — для создания результата благозвучия), Музыкальная стихия в Верлена — новый тип поэтического мышления и совсем новая поэтика. Верлен ослабляет логическую связность поэтического текста для усиления ритмико-интонационной единства, единства чувство от стихотворения. Именно поэтому его стихи воспринимаются читателями конкретно, как воспринимаются слушателями музыкальные произведения

Поэзия для Верлена, как и для романтиков, в особенности Э. По, это суггестивное действие на все органы эмоций, среди них и на подсознание. Из этого одно из требований символистов к поэзии – молчание.

П. Верлен — вождь поэзии символизма, не смотря на то, что сам поэт открещивался от собственной причастности к символизму, а тем более лидерства в нем. В случае если под символистичною осознавать поэзию, которая в обязательном порядке обращалась к знаков, то вправду в лирике Верлена знаков практически не было. Вправду родным к символистов его сделало то, что он в первый раз обращает внимание не на художественно-ясные возможности лирического слова, а на его суггестивную, навивальную силу, другими словами на смысловой ореол, что подсказывал те либо другие настроения, образы. Это одна из основных изюминок лирики Верлена. Как литературное направление символизм зарождался в оппозиции к реализму. Символисты думали, что сущность мира не может быть познана посредством рационалистических средств, а доступна только интуиции, что раскрывается через намек, озарение. В базу эстетической совокупности символизма положен знак как средство ухода от повседневности, успехи совершенной сущности мира — красоты. Знак не был изобретением символистов, но таковой решающей роли в художественном творчестве он не игрался еще ни при каких обстоятельствах. Слово в символизме — намек, образ — тайная.

В верленовском творчестве соединились традиции романтизма, импрессионизма, символизма и декаденской поэзии. Многие поэты-декаденты переходили в стан символистов и, напротив, в символистской поэзии слышны декадентские мотивы (меланхолия, изощренная чувственность, шутовство и печальная ирония и др.). Как, к примеру, в «Осенней песне» Верлена.

«Осенняя песня» являет собой пейзаж осени. Но с тем же основанием возможно заявить, что это «пейзаж души», изображение меланхолии, в то время, когда «мертвым страницей» стали и природа, и поэт. Все уносится порывом холодного ветра. А само стих владеет кружащим и опадающим ритмом, похожим на гонимый ветром сухой листок. «Пейзаж души» – это импрессионизм, в таком варианте он может разрастаться – получить свойство к созерцанию самого себя в зеркале «пейзажа души»

Стих П. Верлена «Ночной пейзаж» есть хорошим примером воплощения эстетики импрессионизма – символизма.

Стих относится к пейзажной лирике, но в один момент является пейзажем « души», где внутреннее состояние поэта передается образом-знаком ночной картины, зарисовки которого медлено переходят приятель в приятеля. Живописность ночного пейзажа оформляется графически «гудящими и шуршащими» звуками, передающими таинственность впечатления. В ночной картине Верлена пара замыслов, переданных при помощи главного приема техники импрессионистов – «оптического смешивания», в то время, когда цвета не соединяются, а вводятся неспешно друг за другом. Ночной пейзаж варьируется в разных бликах: все происходящее как бы просматривается через струи дождя, «в размытой серой мгле», через «тёмную даль», «в лохматом, сажею наляпанном просторе». В поэтической картине преобладают чёрные краски: «серая мгла», «тёмная даль», «сажей наляпанный простор», мрак небес, вороны – тёмные, волки – серые, как мгла и ночь.

Неуверенность в Божией Благодати и Вечности порождает у поэта ужас не только за себя, но и за всех смертных, участь которых заблаговременно предрешена – быть «пригоршней праха». Образ смерти символично представлен тремя приговоренными, «расхристанными и дикими», как волки. Они шагают босиком, как словно бы по острым шипам. Остролист и «конвоиров пики» устремлены вверх, а струи дождя – вниз, так что человеку некуда не убежать от их остроты и от собственной участи. Он мечется между ними; «лохматый, сажею опаленный». Простор оживает, и люди идут как словно бы во «чреве зверя, которое их поглотило».

Образ души поэта символически выражен ночным пейзажем, в котором поэт изображает смерть всего живого, не только души-духа, но и всякой бессловесной твари, не считая стервятников, волка и ворона. Ночной пейзаж натуралистичен в собственной ужасной откровенности изображения смерти как уничтожения разложения и процесса материи не сильный сильным.

Звуковое оформление кроме этого мрачно и безнадёжно: небо, гудящее, как последний набат, сопровождающий смертников – погребальный звон по погибшему человеку и по безнравственной нераскаявшейся душе, которую «щерясь» встречает преисподняя. Серый цвет содействует возбуждению обоняния – в картине чувствуется серы и запах смрада как знаков ада.

Три смертника «расхристаны» (Троица) и «шагают босиком», как Христос на Голгофу. Их подталкивают конвоиры острыми саблями, «острые» струи дождя вонзаются в путников, «острые» шпили готических храмов вонзаются в небо.

Так, «Ночной пейзаж» души Верлена являет собой картину смерти, в которой нарочито эстетизируется страшное и ужасное, даются уничтожения и натуралистические картины унижения людской плоти, погрязшей в грехах. В стихотворении нет покаяния, но имеется вызов Всевышнему, создавшему данный несправедливый и ужасный мир.

Поль Верлен По следам великих писателей


Понравилась статья? Поделиться с друзьями: