Технические приемы классического психоанализа

Происхождение психоанализа как особенной совокупности теоретических воззрений было неразрывно связано с возникновением и особенной терапевтической техники, пришедшей на смену гипнозу, что Фрейд практиковал перед тем, как начал создавать собственный учение. Разбираемый больной размешался лежа на кушетке, а аналитик сидел у изголовья вне его поля зрения. Можно заявить, что кушетка досталась Фрейду в наследство от его опытов с обмороком, но в соответствии с созданной им теорией положение обоих участников купило особый суть: на кушетке больному легче ассоциировать, поскольку ослабевает влияние внешних стимулов, главным из которых помогает сам аналитик.

Намного проще в таковой ситуации приходится и терапевту, что может вольно отдаваться потоку собственных собственных ассоциаций, не заботясь о выражении собственного лица и о том, какое влияние оно окажет на больного. В следствии ему легче играть роль необычного «нейтрального» экрана, на что больной может проецировать собственные эмоции, мысли и стремления, большая часть из которых в конечном итоге направлено значимым фигурам из его настоящего и, в особенности, прошлого. Как уже отмечалось выше, аналитик интерпретирует ассоциации больного, пробуя распознать их бессознательные источники. Наряду с этим он пытается сохранять нейтральность, не осуждая больного, но помогая ему понять его вытесненные импульсы (Фрейд, 1923).

Для сохранения терапевтической нейтральности и чистоты «экрана», которым обязан являться для больных психоаналитик, Фрейд не советовал им иметь в течении терапевтического процесса какие-либо иные контакты, не считая аналитических, и давал предупреждение о трудностях, появляющихся, в то время, когда аналитик берется разбирать больного, с которым у него имеется индивидуальные отношения. В тех же целях аналитик обязан выполнять так именуемое психоаналитическое инкогнито, другими словами стараться информировать больному как возможно меньше информации о себе и собственной жизни. Он пользуется правом не отвечать кроме того на прямые вопросы больного, что не свидетельствует запрета для больного их задавать (подобный запрет противоречил бы главному правилу психоанализа).

В хорошей психоаналитической технике главное правило дополнялось так называемым правилом абстиненции, которое устанавливало строгие ограничения на удовлетворение потребностей, появляющихся у больного на сеансе и в какой-то степени на протяжении психоаналитического процесса в целом. В соответствии с этим Фрейд советовал своим больным воздерживаться на протяжении психоаналитического лечения от принятия ответов, могущих без шуток поменять их жизнь (расторжение и заключение брака, смена профессии и т. д.). Одно из базных положений психоанализа состояло и пребывает в том, что бессознательные тенденции больного, каковые реализуются в действиях («отыгрываются вовне»), тем самым дезактуализируются, остаются вне поля зрения анализа и сохраняют собственный патогенное действие.

Фрейд отмечал (1923), что работа с бессознательным требует непрерывности, стабильности и регулярности. Из этого положения вытекают его советы довольно пространственной и временной организации терапевтической среды. Сеансы должны по возможности проводиться в одном и том же помещении, и нужно, дабы любой больной неизменно приходил в одно да и то же время. Обеим сторонам направляться строго соблюдать расписание сеансов, а опоздания и пропуски являются примером бессознательно мотивированного отыгрывания вовне и поэтому должны становиться предметом анализа. Фрейд полагал, что для успешной работы с бессознательным необходим постоянный контакт, и исходя из этого сеансы психоанализа должны проводиться ежедневно, другими словами пять-шесть раз в недроблю. Продолжительность сеанса — 45-50 мин.. Со времени собственного создания психоанализ был и остается долгой терапией, которая может длиться от нескольких месяцев до нескольких лет.

Хороший психоанализ в собственной зрелой форме базывался на модели невроза как конфликта между разными структурами психики — Я, Оно и Сверх-Я (Эго, Ид и Супер-Эго) (Фрейд, 1989). В данной схеме Ид представляет собой бессознательную структуру, содержащую как врожденные инстинкты, так и вытесненные влечения и импульсы. Эго понимается как часть психологического аппарата, которая развилась из Ид и приобрело относительную самостоятельность от него. Эго характеризуется осознанием себя и помогает адаптации личности к импульсам, поступающим из Ид, и требованиям Супер-Эго и внешней действительности. Супер-Эго — это обособившаяся на протяжении предстоящего психологического развития часть Эго, которая, содержит запреты и моральные образцы и осуществляет функции контроля над Эго.

Структурный интрапсихический конфликт воздействует на динамику влечений, приводя к их подавлению и благодаря этого к формированию невротических признаков. В соответствии с подобным взором были созданы технические процедуры, направленные на разрешение этого конфликта. Фрейдовская модель была создана на материале работы с невротиками, и ее использование на практике ограничивалось кругом соответствующих больных: их личность в достаточной степени устойчива, дабы выдержать аналитические процедуры и связанные с ними фрустрации. Фрейд шепетильно смотрел за тем, дабы психоаналитические процедуры не использовались к лицам, страдающими тяжелыми расстройствами, в особенности психозами, поскольку им они имели возможность принести не пользу, а лишь вред. Пациент хорошего психоанализа должен быть «достаточно больным, дабы нуждаться в лечении, и достаточно здоровым, чтобы его выдержать» (Thoma, Kachele, 1987).

Психоанализ Зигмунда Фрейда


Также читать:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: