Технологический подход к знанию

Л.Н.Голубева в работе Технологическое отношение к знанию: методологический нюанс (Рыбинск, 1993) вводит термин технологическое отношение к знанию для обозначения деятельности инженера знаний. Функции инженера знаний (на протяжении проектирования экспертных совокупностей) понимаются следующим образом:

1. Извлечение знаний из социума на протяжении неформальных интервью с специалистом и анализа особой литературы.

2. Представление знаний – кодирование знаний посредством экспертов-специалистов и создание машинной модели порождения знаний, к примеру дедуктивной автомобили вывода.

3. Создание сверхбыстрого прототипа экспертной совокупности и ее последующих предположений.

4. Контроль над модификациями базы знаний – компонента экспертной совокупности на протяжении эксплуатации9.

Так осознаваемое технологическое отношение к знанию может принимать во внимание одним из проявлений технологического подхода к знанию, трактуемого намного более широким образом.

Технологический подход к знанию предполагает постановку, решение и исследование технологических вопросов о знании. К последним относятся вопросы типа Как именно направляться (возможно, возможно) обращаться (иметь дело) со знанием, имея в виду достижение такой-то цели?. Обращаться, либо иметь дело, со знанием предполагает тут не только приобретение, хранение либо обработку знаний, но и каждые ментальные и речевые акты, осуществляемые в отношении знания, – к примеру, утверждение, что некто (a) знает что-то (p), возможно истолковано как ментальный акт, совершаемый некоторым наблюдателем в отношении знания, которым владеет субъект a (в качестве наблюдателя может выступать и сам субъект a).

При самом широком истолковании технологический подход к знанию есть неотъемлемой частью судьбы любого человека. В этом смысле и первобытный человек, применяющий для передачи информации примитивные сигналы, и отечественный современник, выбирающий между почтой, телеграфом, телефаксом и телефоном, смогут принимать во внимание решающими технологические вопросы относительно знания.

Примером технологического подхода к изучению знания как особенной сущности может служить черта сократовой майевтики в диалогах Платона. Мастерство Сократа задавать наводящие вопросы так, что собеседник в итоге приходит к верным выводам довольно обсуждаемых предметов (по крайней мере, к таким выводам, каковые вычисляет верными сам Платон), характеризуется тут как мастерство пробуждения подлинных точек зрения, живущих в душе человека, в следствии чего мнения становятся знаниями. Пожалуй, самая выразительная иллюстрация данной процедуры дана в известном примере из диалога Менон, где мальчик-раб решает геометрическую задачу. По большому счету же говоря, все диалоги Платона демонстрируют сократову технику пробуждения знаний. Но фактически технологический подход к изучению знания мы находим у Платона только в тех случаях, в то время, когда сама эта техника делается предметом осмысления, в то время, когда сама она рассматривается как средство для совершения каких-то действий над знанием. Фрагментарные характеристики данной техники видятся во многих диалогах – примером может служить тот же Менон, где говорится о пробуждении знаний вопросами. Более подробного рассмотрения она удостоена в диалоге Теэтет. Тут Сократ говорит о собственном мастерстве как подобном ремеслу собственной матери – повитухи Фенареты, да и то, что в Меноне характеризовалось как техника пробуждения знаний, тут характеризуется как необычная техника родовспоможения мужчинам, беременным мыслью10.

Технологические вопросы о знании смогут быть до известной степени противопоставлены экзистенциальным вопросам – т.е. вопросам о том, как существует знание, каково оно имеется. К вопросам последнего типа относятся, к примеру, вопросы о соотношении знания с мнением либо верой, о структуре знания и его видах, об онтологии знания, о том, как происходит познание.

До второй половины нынешнего столетия экзистенциальный подход в изучении знания был преобладающим. Это не свидетельствует, само собой разумеется, что не развивалась сама разработка получения, передачи, обработки и хранения знания, и оценки результатов познания, претендующих на статус знания. Достаточно отыскать в памяти о развитии технических устройств и книгопечатания для передачи информации, о педагогических исследованиях и методах обучения, посвященных технике передачи знаний и воспитанию свойства к использованию знаний и самостоятельному приобретению, развитие исследований и методов науки этих способов. Но кроме того в то время, когда эти методы работы со знанием становились предметом изучения, их соотносили не столько со знанием как особенного рода сущностью, сколько с познаваемой действительностью (которая имела возможность истолковываться как физическая, ментальная либо психологическая в зависимости от мировоззрения исследователя). Многие из этих рассмотрений смогут быть по окончании определенных интерпретаций квалифицированы как технологические, но это все же будет относиться скорее к результату отечественной интерпретации, чем к самому изучению.

Расцвет технологических (в указанном выше смысле) изучений знания связан с развитием эпистемической логики и ИИ. Примером технологического рассмотрения знания может служить изданная в 1962 г. книга Я.Хинтикки полагание и Знание (Knowledge and belief. N.Y., 1962; в большинстве случаев наименование переводится как вера и Знание). Основную цель представленного в ней изучения он характеризует следующим образом: …сформулировать и обезопасисть эксплицитные параметры непротиворечивости для определенных множеств предложений – критерии, каковые, как я надеюсь, будут сравнимы с параметрами непротиворечивости, изучаемыми в устоявшихся разделах логики. Предложения, о которых идет обращение, – это предложения о полагании и знании, сформулированные в выражениях типа a знает, что p, a знает, имеет ли место p, a не знает, что p, a не знает, имеет ли место p, a считает, что p, p вероятно в свете всего, что a знает, p совместимо со всем, что a думает. Тут a – имя человека либо личное местоимение либо, быть может, определенная дескрипция, относящаяся к человеку; p – свободное предложение.

Разумеется, что утверждения указанных типов являются ментально-речевые акты в отношении знания субъекта a, пребывающие в осознании лицом, делающим эти утверждения, некоей части содержания знания субъекта a и формулировании соответствующих высказываний. Исследователь, поставивший собственной задачей отыскать ответ на вопрос: Как именно обязана осуществляться деятельность, пребывающая в формулировании высказываний о знании некоего субъекта непротиворечивым образом?, имел возможность бы принимать во внимание, в соответствии с отечественной трактовкой, осуществляющим технологический подход к изучению знания. В работе Хинтикки данный вопрос не ставится, но задача сформулировать критерии непротиворечивости множеств предложений, получающихся в следствии для того чтобы рода деятельности (утверждение понимается Хинтиккой как раз как акт), кроме этого обусловливает технологический темперамент рассмотрения знания. В центре его внимания оказываются инструменты (т.е. сформулированные в метаязыке модальной логики критерии непротиворечивости), нужные для оценки (как совместимых либо несовместимых) результатов ментально-речевых актов, идеальных в отношении знания некоего субъекта (выраженных в высказывательных формах типа a знает, что p, a считает, что p и т.д.).

Книга Я.Хинтикки была одной из первых работ по эпистемической логике и до сих пор остается одной из самые значительных в данной области. В целом же эпистемическая логика есть сейчас очень интенсивно развивающимся направлением, для которого характерно разнообразие инструментальных средств и подходов.11 Не имея целью сколь-нибудь полно охарактеризовать это многообразие, отметим только, что достаточно обычной чертой изучений по эпистемической логике есть разработка определенных средств для решения проблемы о том, будет ли такого-то вида формула (содержащая эпистемические операторы, соответствующие словам знает, думает, сомневается, отрицает либо др.) доказуемой в таком-то исчислении либо общезначимой для такого-то типа моделей. С позиций технологического подхода к знанию данный вопрос возможно осознан как вопрос о легитимации (узаконении) с применением определенного символико-концептуального аппарата результатов ментально-речевой деятельности в отношении знания некоего субъекта (либо группы субъектов), выраженных в форме, пригодной для применения данного аппарата. Темперамент легитимируемых результатов определяется как изюминками применяемых формализмов, так и позицией исследователя по отношению к экзистенциальным вопросам о знании. В частности, он может зависеть от того, разделяет ли он взор на знание как подлинное.

Ямы лодок пирамиды Хефрена: технологический подход


Также читать:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: