Тема №10. основные направления и идеи современной западной философии

Вопросы для дискуссии:

1. Характерные изюминки современной западной философии. Критика хорошей философии.

2. «Философия судьбы» в XIX — XX столетиях.

3. Исторические формы позитивизма. Спор около метафизики.

4. Иррационализм. Бессознательное и психоанализ.

5. Человек в мире и мир человека: экзистенциализм.

Термины:

Сциентизм, иррационализм, экзистенциализм, феноменология, позитивизм, неопозитивизм, постпозитивизм, технократия, «творческая эволюция», неотомизм, историцизм, психоанализ, герменевтика, структурализм, «жизненный мир», дискурс, деконструкция, «пограничная обстановка», сублимация, коммуникация, постмодернизм, верификация, фальсификация.

Задания для проверки уровня компетенций:

1. К какого именно рода аргументации прибегает Шопенгауэр для ее атрибутов и объяснения материи: Но пространство и время, каждое само по себе, смогут быть созерцательно воображаемы и без материи, материя же без них не воображаема (А. Шопенгауэр).

2. Прокомментируйте данное определение истины.

То, что мы именуем миром либо действительностью, подразумевая под этим что-то внешнее, объективное, существующее независимо от отечественного опыта либо знания, в действительности имеется картина мира, либо в терминах феноменализма, конструкция из данных опыта. Схему мир — опыт — картина мира направляться заменить схемой опыт — картина мира — мир (Э. Гуссерль).

а) Как именуется такая точка зрения?

б) Каковы корни этого взора?

3. Прочтите фрагмент и ответьте на вопросы. Сознание человека имеет, по преимуществу, интеллектуальный темперамент, но оно кроме этого имело возможность и должно было, по-видимому, быть интуитивным. интеллект и Интуиция воображают два противоположных направления работы сознания. Интуиция идет в направлении самой жизни, интеллект… — подчинен перемещению материи. Для совершенства человечества было бы нужно, дабы обе эти формы познавательной активности были едины…В конечном итоге, … интуиция полностью пожертвована в пользу интеллекта… Сохранилась, действительно, и интуиция, но смутная, мимолетная. Но философия обязана овладеть этими мимолетными интуициями, поддержать их, позже увеличить и согласовать их между собой,… потому что интуиция воображает самую сущность отечественного духа, единство отечественной духовной судьбы[1].

а) В чем, по Бергсону, преимущество интуиции перед интеллектом?

б) Имеет ли место в настоящем ходе познания противопоставление интеллекта и интуиции?

в) Как реально соотносятся в познании интеллект и интуиция? Сравните точку зрения Бергсона и диалектического материализма.

4. М. Хайдеггер, полемизируя с Марксом по вопросу сущности человека, пишет: «Маркс требует «познать и признать человечного человека». Он обнаруживает его в «обществе». Публичный человек имеется для него естественный человек. Христианин усматривает человечность человека в свете его отношения к божеству. В плане истории спасения он — человек как дитя Божие, слышащее и принимающее зов Божий во Христе. Человек не от мира этого, потому, что мир, в теоретически-платоническом смысле, остается только эпизодическим преддверием к потустороннему».

а) За что экзистенциалист М. Хайдеггер осуждает христианство и марксизм по вопросу сущности человека?

б) Каковой видит сущность человека сам Хайдеггер? Что больше всего завлекает его в человеке?

5. Новалис говорит в одном фрагменте: Философия имеется, фактически, ностальгия, тяга везде быть дома… Это что может значить? Не только тут и в том месте, и не просто на каждом месте, на всех подряд, но быть дома везде значит: неизменно и, основное, в целом. Это «в целом» и это целое мы именуем миром. Мы существуем, и до тех пор пока мы существуем, мы постоянно ожидаем чего-то. Нас постоянно зовёт что-то, как целое. Это целое и имеется мир… (Хайдеггер М.).

а) Что имеется, по Хайдеггеру, бытие?

б) Что является предметом философии: бытие само по себе как целостный мир либо существование человека в мире?

в) Что свидетельствует для человека быть везде дома?

6. «В восемнадцатом веке атеизм философов ликвидировал понятие Всевышнего, но не идею о том, что сущность предшествовала существованию… В случае если кроме того Всевышнего нет, другими словами, по крайней мере, одно бытие, у которого существование предшествует сущности, бытие, которое существует прежде, чем его возможно выяснить каким-нибудь понятием, и этим бытием есть человек. Что это указывает, «существование предшествует сущности? Это указывает, что человек сперва существует, появляется в мире и лишь позже он определяется.

Для экзистенциалиста человек потому не поддается определению, что первоначально ничего собой не воображает. Человеком он делается только потом, причем таким человеком, каким он сделает себя сам»[2].

а) Каков суть экзистенциального принципа: существование человека предшествует его сущности?

б) В чем прав и в чем ошибается Сартр? Каково ваше вывод о выводе Сартра: человек делает себя сам?

7. Человек — единственное существо, которое отказывается быть тем, что оно имеется. Неприятность в том, дабы знать, не имеет возможности ли таковой отказ привести только к уничтожению вторых и самого себя, обязан ли каждый бунт завершиться оправданием общего убийства либо, наоборот, не претендуя на неосуществимую безвинность, он окажет помощь распознать сущность рассудочной невинности…

а) В какой мере в бунте отражается природа людской бытия?

б) В какой мере существование человека определяется его бунтом?

8. «Свобода, «это ужасное слово, начертанное на колеснице бурь, — вот принцип всех революций. Без нее справедливость представлялась мятежникам немыслимой. Но приходит время, в то время, когда справедливость требует временного отказа от свободы. И тогда революция завершается громадным либо малым террором. Каждый бунт — это ностальгия по невинности и призыв к бытию. Но в один прекрасный день ностальгия вооружается и принимает на себя тотальную вину, другими словами насилие и убийство»[3].

В случае если вычислять, что бытие имеется то, что было, имеется и будет, то применимо ли к нему революционное принуждение?

Темы рефератов:

1. Эволюция религиозной философии. Главные направления развития в двадцатом веке.

2. значения и Анализ языка: аналитическая философия, структурализм, герменевтика.

3. Технократизм и его критика. Антитехнократические утопии.

4. Главные направления развития зарубежной марксистской философии в двадцатом веке.

5. Феноменология Э. Гуссерля и становление современной философии.

6. Мысль сверхчеловека в философии Ф. Ницше.

7. Свобода и трагедия в философии Ж.-П. Сартра.

8. Основания метафизики, бытие и язык в философии М. Хайдеггера.

Тексты для анализа:

Воля вместо разума.

А. Шопенгауэр(1788–1860) — германский философ. (Шопенгауэр А. Мир как представление и воля // Собр. соч. в 5-ти т. Т.1. М., 1992. С.148, 156, 157, 159.)

Вопросы:

1. Как Шопенгауэр осознаёт волю? Возможно ли наделять волей неживую природу?

2. Согласны ли Вы с мнением Шопенгауэра о том, что воля образует первичную и более глубокую базу жизненности организма?

3. направляться ли из того, что интеллект генетически вторичен если сравнивать с волей, утверждение, что в жизнедеятельности организма он играется кроме этого вторичную роль?

4. Честна ли, эта философом, оценка мозга как паразита организма? В чем объективная обстоятельство критики Шопенгауэром рационализма?

«Воля, как вещь в себе, имеется внутреннее, подлинное и нетленное существо человека, но одновременно с этим она бессознательна. Потому что сознание обуславливается интеллектом, что имеется легко придаток отечественного существа либо, лучше сообщить, функция нервов и головного мозга. Самый мозг имеется плод либо продукт всего организма, либо скорее паразит его, по крайней мере в отношении того, что он не участвует конкретно во внутренней работе организма, а регулирует только отношения его к внешнему миру… Возможно исходя из этого заявить, что интеллект имеется вторичное начало, а организм — первичное, как раз — яркое проявление воли… Воля имеется субстанция человека, а интеллект — акциденция…

Воля у всех животных имеется что-то первичное, субстанциональное; интеллект, наоборот, вторичное, случайное… Мозг, функцией которого имеется познание, так же нужен животному, как копыта, когти, руки, прочие органы и крылья, без которых немыслима жизнь его…

Не обращая внимания на то, что похоти и желания человека значительно посильнее, чем у других животных, все-таки сознание его занято неизменно в основном абстрактными представлениями и мыслями. Несомненно, это событие и подало предлог к глубокому заблуждению всех философов, в силу которого мышление считалось основной и значительной частью так называемой души, т.е. внутренней, духовной судьбы человека, в это же время как хотение считалось чем-то вторичным и производным…

Сознательность — это роскошь природы и притом наивысшая, которую она исходя из этого может тем меньше создавать, чем больше самая затрата. Сознательность имеется плод, расцвет церебральной нервной совокупности, которая подобно паразиту питается за счет всего организма»[4].

Катастрофа разума.

Вопросы:

1. Как Вы оцениваете задачу Ницше: «Мир обманчив сам по себе и отечественное мышление дает нам обманчивую картину мира»? Образовывает ли «принцип обмана» базу отечественного бытия? Может ли человек жить, руководствуясь фальшивыми представлениями о действительности?

2. В чем сокровище, по Ницше, людских иллюзий? Имеется ли рациональный суть в его утверждениях? Сопоставьте со словами Ницше известную сентенцию: «Тьме вечных истин нам дороже нас возвышающий обман». Разделяете либо нет Вы такую позицию?

3. Как соотносятся, по Ницше, «знание» и «вера», «инстинкты» и «разум»? Отрицает ли он всецело роль разума? Какова роль инстинктов в жизни человека и животных? Как соотносятся по Ницше, разумное и иррациональное?

«На какую бы философскую точку зрения ни становились мы в наше время, со всех сторон обманчивостьмира, в котором, как нам думается, мы живем, есть самым верным из всего, что еще может уловить отечественный взгляд, — мы находим тому аргументы за аргументами, каковые, пожалуй, смогут соблазнить нас на предположение, что принцип обмана лежит в «сущности вещей». Кто же возлагает ответственность за фальшивость мира на само отечественное мышление, значит, на «ум»…, кто вычисляет данный мир вместе с пространством, временем, формой, перемещением за неверный вывод, тот, по крайней мере, имеет красивый предлог проникнуться, наконец, недоверием к самому мышлению по большому счету: разве оно не сыграло уже с нами величайшей шутки? и чем же возможно поручиться, что оно не будет делать то, что делало неизменно?

Что истина полезнее иллюзии, — это не более как моральный предрассудок; это кроме того хуже всего доказанное предположение из всех, какие конкретно лишь существуют. Необходимо же сознаться себе в том, что не существовало бы никакой жизни, если бы фундаментом ее не помогали мнимости и перспективные оценки; и если бы вы захотели, воспламенясь бестолковостью и добродетельным вдохновением иных философов, совсем избавиться от «кажущегося мира», ну, при таких условиях — при условии, что вы имели возможность это сделать, — от вашей «истины» по крайней мере, также ничего не осталось бы! Да, что побуждает нас по большому счету к предположению, что имеется значительная противоположность между «подлинным» и «фальшивым»?..

Ветхая знания и «теологическая» проблема «веры» — либо, правильнее, разума и инстинкта, — значит, вопрос, заслуживает ли инстинкт при оценке вещей большего авторитета, нежели разум, ставящий вопрос «из-за чего?», требующий оснований, значит, полезности и целесообразности, — это все та же ветхая моральная неприятность, которая явилась в первый раз в лице Сократа и еще задолго до христианства произвела умственный раскол. Действительно, сам Сократ сообразно вкусу собственного таланта, таланта отличного диалектика, поднялся вначале на сторону разума; и в действительности, что он делал в течение всей собственной жизни, как ни смеялся над неуклюжей неспособностью современных ему знатных афинян, каковые, подобно всем знатным людям, были людьми инстинкта и ни при каких обстоятельствах не могли дать удовлетворительных сведений о обстоятельствах собственных поступков? Напоследок же, втихомолку и втайне, он смеялся и над самим собою: при самодознании и перед лицом собственной более чуткой совести он отыскал у себя то же затруднение и ту же неспособность. Но к чему, сообщил он себе, освобождаться вследствие этого от инстинктов. Необходимо дать права им, и и разуму, необходимо направляться инстинктам, но убедить разум, дабы он наряду с этим оказывал им помощь убедительными аргументами. В этом, фактически и заключалась фальшьвеликого загадочного насмешника; он довел собственную совесть до того, что она удовлетворялась собственного рода самообманом; в сущности он прозрел иррациональное в моральном суждении»[5].

А 1.1 Современная философия науки: неспециализированная черта — Философия науки для аспирантов


Также читать:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: