Тема 5. научная проблема

Постановка неприятности — начало любого изучения. И самые наивные, «детские» вопросы («Из-за чего небо голубое?» либо «Кто посильнее: кит либо слон?») являются прототипами неприятности. Не испытывает недостаток в изучении только подтверждение очевидности. Но очевидность субъективна. Можно считать очевидным, что все предметы, кинутые вами, упадут вниз. Но перемещение тел в невесомости, замечаемое в космическом корабле, опровергает эту «истину» ввиду отсутствия в том месте низа и верха в простом понимании. Красный цвет легко отличить от зеленого, а светло синий — от желтого, но люди с недостатками цветового зрения их не различают. Считается, что чем больше у человека рвение достигнуть цели, тем он лучше будет трудиться. Но в случае если его мотивация превысит некий оптимум (закон Иеркса—Додсона), то в деятельности возрастет количество неточностей, научение будет протекать медленнее и т.д.

В неизменных условиях, к каким приспосабливается человек, мир для него беспроблемен. Неприятности порождаются духовной и изменчивостью мира активностью людей.

В отличие от житейской, научная неприятность формируется в терминах определенной научной отрасли. Она должна быть операционализированной. «Из-за чего солнце светит?» — вопрос, но не неприятность, потому, что тут не указаны метод решения и область средств. «Являются ли различия в агрессивности, личностном свойстве людей, генетически детерминированным показателем либо зависят от влияний домашнего воспитания? — это неприятность, которая сформулирована в терминах психологии развития и возможно решена определенными способами.

Постановка неприятности влечет за собой формулировку догадки. Откуда берется неприятность? В науке формулирование неприятности — обнаружение «недостатка», нехватки информации для описания либо объяснения действительности. Свойство найти «белое пятно» в знаниях о мире — одно из основных проявлений таланта исследователя. Итак, возможно выделить следующие этапы порождения неприятности:

— обнаружение дефицита в научном знании о действительности;

— описание неприятности на уровне обыденного языка;

— формулирование неприятности в терминах научной дисциплины.

Второй этап нужен, поскольку переход на уровень обыденного языка позволяет переключаться из одной научной области (со своей своеобразной терминологией) в другую. К примеру, обстоятельства агрессивности поведения людей возможно искать не в психотерапевтических факторах, а в биогенетических, и решать проблему способами неспециализированной либо молекулярной генетики. Возможно окунуться в астрологическое знание и постараться сформулировать проблему в иных терминах — в терминах влияния планет на поведение и характер человека.

Так, уже формулируя проблему, мы сужаем диапазон поиска ее вероятных ответов и в неявном виде выдвигаем догадку изучения.

Неприятность — это риторический вопрос, что исследователь задает природе, но отвечать на него обязан он сам. Приведем и философскую трактовку понятия «неприятность». «Неприятность» — объективно появляющийся на протяжении развития познания вопрос либо комплекс вопросов, ответ которых воображает значительный практический либо теоретический интерес» [Философский энциклопедический словарь, 1989].

Неприятности подразделяются на настоящие неприятности и «псевдопроблемы», каковые кажутся значимыми. Помимо этого, выделяется класс неразрешимых неприятностей (превращение ртути в золото, создание «вечного двигателя» и пр.) Подтверждение неразрешимости неприятности само по себе есть одним из вариантов ее решения.

Тема 6. Догадка

Догадка — это научное предположение, вытекающее из теории, которое еще не подтверждено и не опровергнуто.

В методологии науки различают гипотезы и теоретические гипотезы как эмпирические догадки, каковые подлежат экспериментальной проверке. Первые входят в структуры теорий в качестве главных частей. Теоретические догадки выдвигаются для устранения внутренних противоречий в теории или для экспериментальных рассогласований результатов и преодоления теории и являются инструментом совершенствования теоретического знания. О таких догадках и ведет обращение П. Фейерабенд. Научная догадка обязана удовлетворять правилам фальсифицируемости (в случае если на протяжении опыта она опровергается) и верифицируемости (в случае если на протяжении опыта она подтверждается). Напомню, что принцип фальсифицируемости полон, поскольку опровержение теории неизменно совсем. Принцип верифицируемости относителен, поскольку неизменно имеется возможность опровержения догадки в следующем изучении.

Нас интересует второй тип догадок — предположения, выдвигаемые для решения проблемы способом экспериментального изучения. Это экспериментальные догадки, каковые не обязательно должны быть основаны теории. Правильнее, возможно выделить, по крайней мере, три типа догадок по их происхождению. Догадки первого типа основываются на теории либо модели действительности и являются прогнозами , следствия этих теорий либо моделей (так именуемые теоретически обоснованные догадки). Они помогают для проверки следствий конкретной теории либо модели. Второй тип — научные экспериментальные догадки, кроме этого выдвигаемые для подтверждения либо опровержения тех либо иных теорий, законов, ранее найденных закономерностей либо причинных связей между явлениями, но не основанные на уже существующих теориях, а сформулированные по принципу Фейерабенда: «все подходит». Их оправдание — в интуиции исследователя: «А из-за чего бы не так?» Третий тип — эмпирические догадки, каковые выдвигаются безотносительно какой-либо теории, модели, другими словами формулируются для данного случая. Хорошим вариантом таковой догадки есть афоризм Козьмы Пруткова: «Щелкни быку в шнобель, он махнет хвостом». По окончании экспериментальной проверки такая догадка преобразовывается в факт, снова же — для данного случая (для конкретной коровы, ее экспериментатора и хвоста). Вместе с тем главная изюминка любых экспериментальных догадок содержится в том, что они операционализируемы. Несложнее говоря, они сформулированы в терминах конкретной экспериментальной процедуры. Неизменно возможно совершить опыт по их яркой проверке. По содержанию догадок их возможно поделить на догадки о наличии: А) явления; Б) связи между явлениями; В) причинной связи между явлениями.

Проверка догадок типа А — попытка установить истину: «А был ли мальчик? Может, мальчика-то не было?» Существуют либо не существуют феномены экстрасенсорного восприятия, имеется ли феномен «сдвига к риску» при групповом принятии ответа, сколько знаков удерживает человек в один момент в краткосрочной памяти? Все это догадки о фактах. Догадки типа Б — о связях между явлениями. К таким версиям относится, к примеру, догадка о зависимости между интеллектом их родителей и детей либо же догадка о том, что экстраверты склонны к риску, а интроверты более осмотрительны. Эти догадки проверяются на протяжении измерительного изучения, которое чаще именуют корреляционным изучением. Их результатом есть установление линейной либо нелинейной связи между процессами либо обнаружение отсутствия такой. Фактически экспериментальными догадками в большинстве случаев вычисляют только догадки типа В — о причинно-следственных связях. В экспериментальную догадку включаются свободная переменная, зависимая переменная, отношения между ними и уровни дополнительных переменных.

Готтсданкер выделяет следующие варианты экспериментальных догадок:

— контргипотеза — экспериментальная догадка, другая к главному предположению; появляется машинально;

— третья соперничающая экспериментальная догадка — экспериментальная догадка об отсутствии влияния свободной переменной на зависимую; проверяется лишь в лабораторном опыте;

— правильная экспериментальная догадка — предположение об отношении между единичной свободной переменной и зависимой в лабораторном опыте;

проверка требует выделения свободной переменной и «очищения» ее условий;

— экспериментальная догадка о большой (либо минимальной) величине — предположение о том, при каком уровне свободной переменной зависимая принимает большое (либо минимальное) значение. «Негативный» процесс, основанный на представлении о двух базовых процессах, оказывающих противоположное воздействие на зависимую переменную, при достижении определенного (большого) уровня свободной переменной делается посильнее «хорошего»;

проверяется лишь в многоуровневом опыте;

— экспериментальная догадка об полных и пропорциональных отношениях — правильное предположение о характере постепенного (количественного) трансформации зависимой переменной с постепенным (количественным) трансформацией свободной; проверяется в многоуровневом опыте;

— экспериментальная догадка с одним отношением — предположение об отношении между одной свободной и одной зависимой переменными. Для проверки экспериментальной догадки с одним отношением возможно использован и факторный опыт, но вторая свободная переменная есть наряду с этим контрольной;

— комбинированная экспериментальная догадка — предположение об отношении между определенным сочетанием (комбинацией) двух (либо нескольких) свободных переменных, с одной стороны, и зависимой переменной — с другой; проверяется лишь в факторном опыте. Исследователи различают научные и статистические догадки. Научные догадки формулируются как предполагаемое решение проблемы. Статистическая догадка — утверждение в отношении малоизвестного параметра, сформулированное на языке математической статистики. Каждая научная догадка требует перевода на язык статистики. Для доказательства любой из закономерностей причинных связей либо любого явления возможно привести множество объяснений. На протяжении организации опыта количество догадок ограничивают до двух: главной и другой, что и воплощается в процедуре статистической интерпретации данных. Эта процедура сводима к оценке различий и сходств. При проверке статистических догадок употребляются только два понятия: Я/ (догадка о различии) и Н0 (догадка о сходстве). В большинстве случаев, ученый ищет различия, закономерности. Подтверждение первой догадки говорит о верности статистического утверждения Я/, а второй— о принятии утверждения Яи — об отсутствии различий [Гласс Дж., Стенли Дж., 1976].

По окончании проведения конкретного опыта проверяются бессчётные статистические догадки, потому, что в каждом психотерапевтическом изучении регистрируется несколько, а множество поведенческих параметров. Любой параметр характеризуется несколькими статистическими мерами: центральной тенденции, изменчивости, распределения. Помимо этого, возможно вычислить меры связи параметров и оценить значимость этих связей.

Итак, экспериментальная догадка помогает для организации опыта, а статистическая — для организации процедуры сравнения регистрируемых параметров. Другими словами статистическая догадка нужна на этапе математической интерпретации данных эмпирических изучении. Конечно, много статистических догадок нужно для подтверждения либо, правильнее, опровержения главной — экспериментальной догадки. Экспериментальная догадка — первична, статистическая — вторична.

Догадки, не опровергнутые в опыте, преобразовываются в компоненты теоретического знания о действительности: факты, закономерности, законы.

опровержения гипотез и Процесс выдвижения можно считать главным и самый творческим этапом деятельности исследователя. Установлено, что качество и количество догадок определяется креативностью (неспециализированной творческой свойством) исследователя — «генератора идей».

Подведем промежуточный результат. Теорию в опыте конкретно проверить запрещено. Теоретические высказывания являются универсальными; из них выводятся частные следствия, каковые и именуют догадками. Они должны быть содержательными, операциональными (возможно опровергаемыми) и формулироваться в виде двух альтернатив. Теория опровергается, в случае если выводимые из нее частные следствия не подтверждаются в опыте.

Выводы, каковые разрешает сделать итог опыта, асимметричны: догадка может отвергаться, но ни при каких обстоятельствах не может быть совсем принятой. Каждая догадка открыта для проверки.

А 1.8 Неприятность интернализма и экстернализма в понимании науки — Философия науки для аспирантов


Также читать:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: