Теоретические предпосылки использования психологии в социальной работе

Истоки психотерапевтических теорий восходят к 3. Фрейду, что в первый раз обрисовал бессознательное в психике человека и его авторитет на личность и поведение. Он с позиций последовательного детерминизма утверждал, что все психологическое вызывается и определяется предшествующими событиями, впечатлениями детства. Сознание, подсознание, бессознательное — три уровня психологического. Именно на последнем уровне находятся главные детерминанты личности, психологической энергии, инстинктов и побуждений.

Фрейд думал, что смогут наблюдаться социальные ограничители, такие, как бессознательное чувство вины. Развивая эту идея, К. Юнг, последователь Фрейда, обрисовал коллективное бессознательное — то, что накоплено человечеством, глубинные психотерапевтические образования, каковые передаются от одного поколения к второму в виде архетипов. Архетипы — это образования, существующие уже при рождении ребенка и которые содержат опыт прошлых поколений. Как раз архетип, согласно точки зрения Юнга, направляет и организует психику. Архетипы проявляют себя в виде знаков, в мифах, традициях и др. В соответствии с современной терминологией эту структуру возможно назвать Сверх-Я.

Ответственной изюминкой психоаналитической концепции есть конституирование ведущей роли бессознательного. Из этого главный путь помощи человеку — добиться осознания неприятностей, истоки которых постоянно кроются в юные годы. Осознание делается контролируемым, управляемым и разрешает человеку избавиться от тревожащих его неприятностей.

А. Адлер в отличие от приверженцев ортодоксального психоанализа выстроил собственное познание бессознательного содержания личности, сущность которого пребывает в признании господства индивидуализма. В то время, когда человек делает собственную жизненную цель, он пытается быть «особенным человеком», поднимаясь над собственные комплексом неполноценности, от которого желает избавиться посредством цели.

У ребенка формируются цели и жизненные замыслы, которым он сознательно либо бессознательно направляться, равняясь на пример, — успехи и пример вторых победителей в определенных культурных рамках. Из этого появляются мировоззрение, интересы, жажды личности либо тормозные механизмы. Личная психология Адлера, не считая рвения личности к превосходству (купленное в жизни), признает и чувство общности (врожденное). Так, Адлер предпринял попытку гуманизировать людскую личность, не ставить ее в твёрдые рамки зависимости от неуправляемых сил бессознательного.

Современный психодинамический подход в целом фиксирует внимание на огромной роли прошлого опыта человека, уходящего корнями в его детство, что, в большинстве случаев, не осознается субъектом. Исходя из этого центральным понятием есть конфликт — непознанные («бессознательные») моменты, каковые появились на протяжении развития человека, начиная с детства, и продолжились в жизни взрослого. Такие конфликты — манера поведения — были заложены как кластеры эмоций, поступков и мыслей. Надеется, что на базе прошлого опыта формируется особенная организация поведения (совокупность эмоций, мыслей и манер), оказывающая действие на нынешнее восприятие мира. Если она выражается в неадекватных условиям реакциях, то, исследуя настоящие события в контексте прошлого опыта, возможно поменять эти «организующие совокупности», содействуя тому, дабы в будущем опыт и информация у личности структурировались в противном случае. От неуверенности и тревоги человека выручает необычный механизм, названный психотерапевтической защитой, что действует на подсознательном уровне.

Обычными для психодинамического подхода являются такие теории, как эго-психология (А. Фрейд), Я-психология (X. Кохут), трансактный анализ (Э. Берн), кризисная интервенция (Г. Голан).

Одним из признанных направлений в психодинамике есть эго-психология, основоположником которого была Анна Фрейд — гениальная дочь известного психоаналитика. Эго-психология завоевала особенную популярность в 40-50-е годы и оказала большое влияние на формирование теории, индивидуальной работы и практики с людьми. До сих пор эго-психология не теряет собственной значимости для личной работы.

В отличие от классического психоанализа психологические воззрения, оформившиеся в эго-психологию, проникнуты верой в человека, в силы его личности, что в значительной мере приближает их к гуманистическому направлению. Применение идей психоаналитического направления в целом и эго-психологии в частности в практике социальной работы связано с учётом и пониманием защитных механизмов личности.

Еще в основном отмеченная тенденция характерна для одной из современных психодинамических теорий, взявшей наименование Я-психология (self-psychology). Главная сущность Я-психологии, созданной X. Кохутом[29], пребывает в рассмотрении Я как рефлексивной структуры, делающей функцию самоотражения и самоотношения. Эта теория довольно нова и есть мостом, соединяющим психоанализ с экзистенциональной и гуманистической психологией. Временем ее происхождения считается финиш 50-х годов. На данный момент она рассматривается как одна из теорий, других глубинной психологии: громадное значение придается эмоциям (эмпатии), анализу образа жизни и субъективного опыта индивида.

Отмеченная тенденция к гуманизации относится и к теоретическим построениям Э. Берна — трансактному анализу[30]. Трансактный (либо структурный) анализ — совсем новый уникальный взор на поведение человека, в базе которого лежат неосознаваемые, запрограммированные игры, в каковые он играется в течение всей жизни. Берн в данной связи отмечал тот факт, что любой человек располагает определенным, значительно чаще ограниченным, комплектом психологических особенностей (совокупностью эмоций, поведенческими схемами собственного Я). Репертуар этих состояний он назвал так: «Родитель» (сходное с образом своих родителей), «Взрослый» (субъективный настоящий опыт) и «Ребенок» (начало, действующее с раннего детства).

Все три составные серьёзны для человека: Ребенок — источник интуиции, творчества, спонтанных побуждений, эйфории; Взрослый — рациональности; Родитель — мудрости. Каждое состояние по-своему делает жизнь человека полноценной, и все они должны пребывать в оптимальном равновесии. Неприятности появляются в большинстве случаев при неадекватности их сочетаний, что проявляется в особенных играх.

Игры — обычная модель невыраженных компромиссов (трансактов), которая всегда повторяется, преобразовывается в стереотипы и содействует созданию дискредитирующих обстановок. Сотрудничество этих состояний, игру возможно проследить на примере деятельности социального работника, что может применять ее в собственной профессиональной деятельности.

Психотерапевтическая сущность кризисно-интервентной модели пребывает в признании необходимости применения кризисного кратковременного вмешательства (они смогут соединяться в серии) в психологический мир клиента. В этих обстоятельствах предполагается, что принципиально важно установить обстоятельство кризиса, его методы и характер восстановительной работы.

Кризисное вмешательство (четко регламентированное, базирующееся на способах психотерапевтического действия) есть действием, которое прерывает серию событий, ведущих к нарушению обычной судьбе людей. Исходя из этого кризисное кратковременное вмешательство рассматривается как неспециализированная теория решения проблем клиентов.

известный представитель этого направления в социальной работе Г. Голан создала и обрисовала главные теоретические положения кризисного кратковременного вмешательства. Наряду с этим ответственное внимание, как фактически в любой теории психодинамического подхода, уделяется происхождению истории переживаний и изучению кризиса. Основанная на психодинамических идеях кризис-интервентная модель социальной работы самый действенно применима для помощи людям, пережившим несчастье, для того, чтобы они имели возможность опять приспособиться к судьбе, совершенствовать прошлые уровни функционирования, по-новому справляться с трудностями.

Фокус помощи — эмоциональные реакции клиента на долгосрочные изменения и кризис в его свойствах справляться с ежедневными проблемами в основном прагматическим методом. Важное значение в работе с клиентами отводится психотерапевтическим условиям: четкому определению жизненных и перспективных целей, задач, временных рамок их реализации, демонстрации опыта решения проблем.

Кризисная интервенция предполагает экстренное вмешательство, отсутствие времени на взаимодействие причин и выяснение кризиса с клиентом в ситуации «тут и по сей день» посредством ресурсов, имеющихся как у самой личности, так и в ее социальном окружении.

Гуманистическое направление в психологии появилось и стало широко применяться психологами в последние десятилетия. К этому направлению относят концепции Карла Роджерса, Абрахама Маслоу (гуманистический подход), Виктора Франкла (экзистенциональный подход), Фрица Перлса (гештальт-традиции).

Важность рассмотрения вкладов в социальную работу указанных психотерапевтических подходов тяжело переоценить по двум обстоятельствам: во-первых, в собственной базе сущность, методы и содержание социальной работы являются добрыми и, во-вторых, эти подходы разрешают осознать человека как целостную личность, находящуюся во сотрудничестве со своим окружением. Разглядим любой из названных подходов в отдельности.

Сущность гуманистической психологии К. Роджерса — акцентированный на личности подход, в котором личность есть осуществляющим контроль центром для принятия ответов. В базе для того чтобы подхода человек, его назначение жить и функционировать. Гуманистический подход основан на применении одного из главных понятий интенциональности — необходимости для обычного существования человека свободы, человечности, выбора. По глубокому убеждению Роджерса, ядро, сердцевина каждого человека — конструктивны, и в случае если у личности имеется выбор, она постоянно выбирает хороший путь развития. Лишь на базе интенциональности, свободного личного выбора смогут пробуждаться самодвижущие силы развития личности, формироваться личностная, личная субъектность.

В соответствии с такому подходу решающую роль в развитии и жизни человека имеют его представления о самом себе: Я-концепция, центральным звеном которой есть понятие «самоценности». Через всю психотерапевтическую теорию личности у Роджерса красной нитью проходит мысль — любой человек владеет внутренней собственной активностью, пытается к росту, прогрессу, более полной реализации собственных внутренних потенций. Эти идеи он воплотил в модели «личностного роста», основанной на рвении человека к увеличению самоценности и конгруэнтности, что может действенно употребляться в социальной работе.

Роджерсу удалось выделить три условия, каковые благоприятны для личностного роста и смогут быть созданы самой личностью либо посредством эксперта: подлинность (конгруэнтность — честность), абсолютное принятие другого человека и свойство к эмпатическому пониманию другого, сопереживание. Он оценивал возможности личностного роста как неисчерпаемые, и достигнуть успеха в этом может пробовать любой человек.

У Роджерса большое количество сторонников и последователей. Его идеи активно применяются психологами и в теоретических, и в практических построениях. Родными ему «по духу» являются идеи А. Маслоу. Краеугольным основанием его концепции есть рвение личности к самоактуализации[31]. Маслоу создал концепцию иерархии потребностей: первый (низший) уровень соответствует естественным, биологическим потребностям человека; над ним последовательно надстраиваются потребности в безопасности, опеке, знании, самоуважении. Вершиной иерархии есть потребность в самоактуализации, становлении, росте личности. Этому содействует принятие человеком определенных, сокровищ: творчества, альтруизма, любви и др. Определяя самоактуализирующуюся личность, Маслоу всегда подчёркивает идея о том, что характерным для нее есть не отсутствие неприятностей, а умение обнаружить пути и методы их решения.

Экзистенциональная психология позволяет в социальной работе с клиентами научить их планировать и развивать отношения с другими людьми, каковые бы снабжали ему определенное существование. С этих позиций серьёзное значение придается выбору коммуникаций и действий как в отдельных совокупностей, так и межсистемных связей. Примером могут служить практика и теоретические построения В. Франкла[32]. Наиболее значимым рвением личности Франкл вычисляет обретение смысла собственного существования. В случае если личность не имеет возможности реализовать это рвение, то она испытывает фрустрацию (либо экзистенциальный вакуум). Любой человек независимо от пола, возраста, социального статуса, профессии, веры и т.д. отвечает за реализацию собственного неповторимого смысла жизни, которому нельзя научить, но что неизменно возможно понять.

В концепции личности Франкла господствует следующее положение: для человека принципиально важно не то, что с ним произошло, значительно значимее его отношение к произошедшему. Психотерапевтическую работу с людьми создатель назвал логотерапией, понимая ее как метод анализа обстановок и как способ консультирования. Это прямо включается в контекст неприятностей социальной работы. Главная задача логотерапии — оказать помощь отыскать суть и цель судьбе индивида, осознать, как человек конструирует собственный мир. Наряду с этим особенное место занимает формирование представлений личности о собственном будущем как «запускающем» поведение механизме, базе становления жизненных стратегий. С данной точки зрения путь к интенциональности и смыслу лежит через внимательное восприятие существующих смысла и конструкций. Составляющими логотерапии являются: свобода воли, воля к смыслу, осмысленность судьбы. методы и Теория, созданные Франклом, популярны, активно применяются в психотерапевтическом консультировании, в психотерапии, начинают активно использоваться в социальной работе.

К современным психотерапевтическим теориям гуманистического направления направляться отнести и гештальт-психологию. Главные тенденции ее развития и возникновения как научного направления связаны с изучением процесса восприятия. Но идеи гештальт-психологии — целостность, константность, структурность, осмысленность психики — были распространены и на психологию личности, социальную психологию.

Современные подходы в гештальт-психологии, каковые серьёзны в социальной работе, связаны со необычным пониманием ее опыта и личности. Основоположником этого направления считается Фриц Перле. В базе его подхода в первую очередь переживания и непосредственные чувства, актуальный опыт. С позиции данного направления, гештальт — это принцип целостности (либо фигура), действующий или в контекста, или на определенном фоне. В соответствии с взорам Перлса, личность складывается из множества частей, что делает ее неповторимой. По мере развития человек испытывает последовательность переживаний, каковые разрушают единство личности, а сложность окружающего мира формирует трудности в его понимании. Многовариантность мира усиливает разъединение разных частей и мешает их объединению в единую личность. Все это определяет в полной мере своеобразные технологию и стратегию социальной работы.

Гештальт-психологи справедливо считают, что жизненная обстановка это и имеется гештальт; исходя из этого теряет суть фрагментарная работа с отдельными частями личности. Лишь личность сама может выстроить новый, более действенный гештальт собственной жизни. Наиболее значимое место в гештальте отводится целеполаганию, которое и задает его структуру.

Гуманистическое начало в гештальт-теории связано с констатацией положения о том, что трансформации в личности происходят лишь тогда, в то время, когда она делается сама собой, а не тогда, в то время, когда она пробует кем-то быть. Ни ответ «быть лучше», ни просьбы, ни требования вторых людей, в большинстве случаев, не приводят к активным внутренним трансформациям. В русле гештальт-традиций было создано множество занимательных техник психотерапевтического влияния, каковые смогут быть использованы в рамках как данного, так и других подходов.

Сотрудничество клиента и социального работника имеется коммуникация. Клиент, получив данные, перерабатывает ее и отправляет партнеру по общению некое сообщение, которое содержит оценку взятой информации и ее интерпретацию. Социальный работник, начиная трудиться с клиентом, прежде всего обязан узнать главные изюминки его избирательного восприятия. Каждые действия, поведение клиента — это определенная реакция, ответ на данные, выражающийся в самых разных формах (чувства, воспоминания, физические ощущения и т.д.). Информация, полученная клиентом, оценивается, перерабатывается и отправляется обратно. переработка и Оценка информации — своеобразные личностно-личные процессы, каковые обусловливают избирательность восприятия информации.

Такая избирательность, в особенности на уровне межличностной коммуникации, может приводить к конфликтам и агрессии. Так, к примеру, начальник обнаруживает, что один из его подчиненных постоянно имеет собственную точку зрения на решение любых неприятностей, он начинает его вычислять конфликтным, неуправляемым. Причем сам начальник принимает подчиненного как конфликтную личность, выбирая из его высказываний лишь те, каковые коренным образом расходятся с его мнением, не подмечая наряду с этим тех случаев, где независимая точка зрения подчиненного приносит успех всем.

Исходя из этого социальный работник, видясь с клиентом, обязан учитывать такую чёрта коммуникативного процесса, как избирательность восприятий, на базе которой в ходе общения клиента и социального работника смогут появиться «разночтения» в интерпретации приобретаемой и отправляемой информации. Данный фактор, отрицательно воздействующий на установление партнерских взаимоотношений между клиентом и социальным работником, именуется «эффектом смысловых ножниц».

Социальный работник обязан учитывать, что таковой эффект может появляться, например, при несоответствии содержательной структуры передаваемой информации и словесной формы ее передачи, и при наличии речевых штампов, которые связаны с определенными стереотипами клиента и социальными установками, что мешает ему принимать адекватно данные, взятую от социального работника.

В ходе работы принципиально важно контролировать источники информации, которыми пользуется клиент. Среди таких источников смогут быть ответы клиента на вопросы о каких-то определенных событиях в прошлом, суждения на базе имеющихся у клиента знаний, точек зрения, оценок (к примеру, житейские предрассудки, разного рода стереотипы и т.д.), сведения, полученные на базе собственного опыта и т.д. Как клиент адекватно обрабатывает данные, социальный работник может проверить, отправляя ему некую «контрольную» данные и разбирая полученный ответ. направляться иметь в виду, что иногда клиенты смогут пребывать со собственными партнерами в так именуемом псевдообщении, т.е. общении, не адекватном имеющимся целям.

В ходе общения с клиентом социальный работник обязан продемонстрировать ему, что довольно часто неприятности появляются благодаря выбора информации и неправильного восприятия. Оценка данной информации довольно часто непонятна вторым людям, исходя из этого обратная сообщение может восприниматься неадекватно. В этом случае появляется блокировка информации. Для социального работника при таких условиях принципиально важно определить причины данной блокировки и устранить появившиеся «обработки» информации и поломки оценки.

Содержание коммуникации реализуется через разные коммуникативные модели (вербальные и невербальные), в которых раскрывается база сотрудничества между клиентом и социальным работником, больным и врачом, учеником и учителем и т.д. В настоящей действительности люди иногда как бы накладывают «рамочные» морали друг на друга или переносят мораль, действующую действенно в одной ситуации, в другую, что обусловливает нарушение баланса коммуникативных связей, приводящее со своей стороны к конфликтам и различным кризисам. Вследствие этого социальный работник обязан обладать методиками обнаружения характера коммуникативных взаимоотношений, имеющихся у клиента. Эти отношения смогут быть симметричными, комплементарными и в виде симметричной «эскалации». По одной из разработок перед клиентом смогут быть поставлены определенные задачи, ответ которых предполагает владение положением, обстановкой. Такие занятия возможно проводить с клиентом каждый день.

Второй действенно действующей разработкой есть применение разных коммуникативных моделей, каковые опираются на определенные традиции общения в аналогичных обстановках (сотрудника на работе, спутники в вагоне поезда т.д.), сложившиеся между отдельными участниками группы. К примеру, мы не забываем поздравить приятных нам людей с праздником либо днем рождения, отозваться на их дела, продемонстрировать, как значима для нас их помощь. При установившихся контактах мы довольно часто как бы пропускаем переработки информации и этапы оценки, а сходу выдаем ответ в соответствии с характером традиционно установившихся связей. Но иногда обстоятельства и различные факторы изменяют эмоции между людьми, они (либо один из них) начинают тяготиться установившимися отношениями. В этом случае может появиться кризисная обстановка, выход из которой прежде всего предполагает переработки формы информации и новые оценки, внесения корректив в избирательность восприятия информации.

Принципиально важно научить клиента реконструировать из приобретаемой информации мысли собственных партнеров по общению, а чтобы и их партнеры имели возможность осуществить подобный процесс, принципиально важно обучиться собственные мысли воплощать в адекватные речевые формы. Время от времени главным причиной, приводящим к негативным межличностным отношениям, есть неспособность клиента в неузнаваемой им информации выяснить основное — цель этого сообщения.

Одной из разработок, применяемых социальным работником, есть обучение клиента смысловому восприятию и самовыражению. Овладение этими компонентами коммуникативного процесса крайне важно для клиента, поскольку через общение осуществляется вхождение клиента в разные социальные группы, освоение им норм, обычаев, действующих в них, принятие либо непринятие которых воздействует на темперамент сотрудничества в этих групп.

Для социального работника принципиально важно успеть прогнозировать вероятные интерпретации той информации, которую он планирует предоставить клиенту. Исходя из этого значительным моментом в данной связи есть умение социального работника разбирать и реконструировать данные, приобретаемую от клиента для обнаружения мотивационно-целевой направленности коммуникативных взаимодействий и программ клиента.

Разработка, принимаемая социальным работником, применяющим коммуникативную модель, включает следующие шаги:

получение информации от клиента посредством задаваемых вопросов, применение поведения, поощряющего ведение беседы,

пересказывание комментариев клиента, которому показывают , что он поощряется социальным работником;

осуществление обратной связи, которая показывает, как социальный работник оценивает то, что информирует ему клиент: принимает, отклоняет, избирательно либо нейтрально относится к ней;

передача информации клиенту в виде определенных «порций», что разрешает донести до клиента, что социальный работник принимает данные, приобретаемую от клиента, но окончательную оценку сделает в конце сообщения;

корректировка информации по данной проблеме, приобретаемой клиентом из разных источников, каковые противоречиво либо недобросовестно дают клиенту эти сведенья.

Работа с клиентом обязана осуществляться поэтапно, причем на первых этапах направляться применять те формы коммуникации, каковые приемлемы для него, поскольку в этом случае поступающая информация будет приниматься более благожелательно в связи с тем, что соответствует ожиданиям того, кому оказывается помощь.

Сейчас появляется методологическая, теоретическая и технологическая необходимость сочетания разных психотерапевтических подходов. Это особенно принципиально важно для социальной работы. Такое соединение вероятно двумя дорогами: эклектическим либо конструктивным. В первом случае выбираются самый понравившиеся эксперту положения того либо иного подхода и механически объединяются между собой. Таковой путь вероятен, что часто и происходит. Второй путь более трудоемок. Применение разных подходов в нем связано с формированием иных принципиальных положений, отсутствующих в каждом из них в отдельности. В психологии такое направление стало называться психосинтеза, которое появилось практически в последние десятилетия.

Современный психосинтез требует сочетания разных методологических, теоретических и технологических воззрений в целом и нового способа для каждого клиента в отдельности. В центре для того чтобы подхода — построение новой концепции человека, его личности. Для психосинтеза принципиально важно применять как разные психотерапевтические модели личности (психоанализ, динамическую психологию, экзистенциальную психологию), так и прекрасно изученные факты из вторых областей (психосоматической медицины, психологии религии, изучений сверхсознательного, парапсихологического, восточной психологии, холодинамики, социальной психологии, психиатрии, антропологической психологии, активных способов действия на личность и др.).

В соответствии с разглядываемому подходу все элементы личностной структуры сфокусированы в высшем Я, которое ведет к познанию и единому видению разных эмпирических данных. Как раз рассогласование между высшим Я и личным Я мешает пониманию индивидом и себя, и других людей, что делает его тревожным и дезадаптированным. В данной связи направляться оказать помощь человеку в осознании (самоанализе) внутреннего высшего Я методом создания «совершенной модели Я», т.е. «нового центра Я», около которого и начинается психосинтез — построение новой концепции личности посредством особых техник и разработок.

Психосинтез постулирует целостную концепцию психотерапевтической судьбе как конфликта и постоянного взаимодействия между множеством разных и противоположных сил и объединенным центром (высшее Я), что постоянно стремится координировать, гармонизировать и объединять их. Разумеется, что это дает очень эластичный инструмент в руки социального работника в его сотрудничестве с клиентом.

Психосинтез употребляется в разных сферах деятельности: психотерапевтическом консультировании, психотерапии, самосовершенствовании личности, интегральном обучении. Применение психосинтеза в социальной работе есть перспективным при оказании поддержки и личности помощи в ответе внутриличностных, межличностных и межгрупповых распрей. Вероятно применение психосинтеза в профилактике и разрешении национальных, социальных, экономических, научных и религиозных противоречий.

Для социального работника серьёзным есть наличие навыков и умений по применению разных способов работы с индивидами, группами, разрешению неприятностей на федеральном, региональном и муниципальном уровнях. Действенным есть комплексное применение на практике теорий и методов психологии.

ВОПРОСЫ ДЛЯ САМОКОНТРОЛЯ

1. В чем содержится связь социальной работы и психологии?

2. Какие конкретно психотерапевтические способы употребляются в социальной работе?

3. Какие конкретно психотерапевтические теории чаще всего используются в социальной работе?

4. В чем суть теоретических концепций гуманистической психологии?

ЛИТЕРАТУРА

1. Агеев В.С. Взаимоотношение группе неравным социальным статусом и психотерапевтические последствия несправедливости // Психотерапевтический издание. 1990. Т. 11. № 6.

2. Айви Е., Айви М.Б., Сашеп Л. Д. психотерапия и Консультирование. практики методов и Сочетание теории. Новосибирск, 1992.

3. Берн Э. Игры, в каковые играются люди. Люди, каковые играются в игры. М., 1989.

4. Бернер Г., Юнссон Л. Теория социально-психотерапевтической работы. М., 1992.

5. Бурменская Г.В., Карабанова О.А., Лидерс А.Г. Возрастно-психотерапевтическое консультирование. М., 1990.

6. Гринберг К.А групповой процесс и Психодрама. Казань, 1990.

7. Джайтис М., Джонгвард М. Рожденные побеждать (Трансактный анализ с гештальт-опытами). М., 1993.

8. Маслоу А. Самоактуализация. Психология личности. Тесты. М., 1982.

9. Меиегетти А. Музыка души. Введение в онтопсихологическую музыкотерапию. М., 1992.

10. Неспециализированная психодиагностика / Под ред. А.А. Бодалева и др. М., 1986.

11. Перле Ф. Практикум по гештальт-терапии. Казань, 1990.

12. Роджерс К. К пауке о личности//История зарубежной психологии. М., 1986.

13. РуддестамК. Групповая психотерапия. М., 1990.

14. Франки В. Человек в отыскивании смысла. М., 1990.

15. Mead J.H. The Philosophy of the Present / A.E. Murphy (ed.). Chicago, 1992.

Социальный работник в сфере предоставления социальных одолжений


Также читать:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: