Теория научных революция т.куна

Лекция 7. Философия науки постпозитивизма

Попперовская критика логического позитивизма отыскала собственный развитие у постпозитивистов — Томаса Куна (1922-1996), Пола Фейерабенда (1924-1994) и др. Кун и Фейерабенд — не только философы, но и историки науки. Кун — создатель книги Структура научных революций (1960). Самые узнаваемые работы Фейерабенда: Против способа. Очерк анархистской теории познания (1975) и Наука в свободном обществе (1978). Опираясь именно на настоящую историю развития научного знания, они пробуют продемонстрировать, что позитивистские представления о структуре и развитии науки не соответствуют данной истории.

Теория научных революция Т.Куна

Главным объектом критики Куна делается кумулятивная концепция развития науки. Развитие науки предстает в ней как постепенный процесс, в котором факты, теории и способы слагаются во все возрастающий процесс достижений. Он уверен в том, что в развитии науки необходимо четко различать два сменяющих друг друга этапа. Один из них Кун именует обычной наукой. Это изучение в рамках не подвергаемых сомнению теоретических правил в рамках определенной парадигмы[1]. Таковой парадигмой (примером научности) для различных эр были эвклидова геометрия, астрономия Птолемея, классическая механика и т.д. Парадигма неявно определяет правомерность методов и проблем изучения. На базе верности примеру складывается научное сообщество, формируется круг неприятностей, подлежащих изучению. Обычная наука не сориентирована на фундаментальные открытия. Она не ставит целью создание новых теория, кроме того нетерпима к ним. Ученые пробуют применить узнаваемые теоретические правила к новым областям явлений, расширить точность, улучшить соответствие теории природе и т.п. Результаты обычной науки предсказуемы, но их необходимо взять. В обычной науке, считает Кун, решаются задачи-головоломки. Внимание ученых концентрируется на решаемых вопросах, что снабжает стремительный прогресс знания. Т.е. развитие обычной науки носит в полной мере кумулятивный темперамент [2].

Но иногда происходят научные революции — коренные трансформации основных теоретических правил. Такими революциями были и создание классической механики, и коперниковская астрономия, и появление теории относительности, и происхождение генетики в биологии. В случае если отыскать в памяти образ стенки, что уже употреблялся для разъяснения концепции развития науки логического позитивизма, то возможно заявить, что научная революция — это в то время, когда мы разрушаем фундамент и после этого строим заново и фундамент, и всю стенке (пускай из тех же кирпичей).

Прерыв постепенного развития обычной науки связан с накоплением аномалий: природа не оправдывает ожидания парадигмы. Переход к новой парадигме совершается лишь по окончании быстро выраженных неудач решить проблему в рамках обычной науки. Ученые ни при каких обстоятельствах не отказываются легко от парадигмы, которая трудилась, не смотря на то, что и ввергла их в кризис. В этом случае Кун спорит с Поппером. Ни одна парадигма не решает все неприятности собственной области, не согласуется со всеми известными фактами. Появление фальсифицирующих фактов ни при каких обстоятельствах не ведет к мгновенному отказу от теории. По большому счету проверка теории – это не сопоставление теории с природой, а составная часть конкурентной борьбы. Не бывает отказа от парадигмы без замены ее второй.

Накопление аномалий ведет к революциям. Переход к новой парадигме – некумулятивный процесс. Научная революция, по Куну — это коренное изменение взора на мир [3]. Она меняет значение неприятностей: кое-какие объявляются псевдопроблемами (к примеру, все неприятности, которые связаны с понятием эфира, по окончании появления теории относительности), значение вторых возрастает. Научная революция – это смена понятийной сетки, через которую рассматривается мир. Ее возможно уподобить религиозному обращению: человек, уверовавший в Всевышнего, видит всю собственную настоящую и прошедшую судьбу в другом свете, по-иному оценивает значение тех либо иных событий. Так же и тут: узнаваемые факты приобретают новую интерпретацию, становятся практически вторыми фактами. Кун обосновывает, что разные теоретические парадигмы несоизмеримы, т.е. у них нет неспециализированной земли, на которой их возможно было бы сравнивать – нет неспециализированных фактов, неспециализированных понятий [4]. Эта мысль несоизмеримости разных теоретических правил стала предметом критики по окончании выхода в свет книги Куна. По Куну получается, что ученые, каковые являются носителями разных парадигм легко неспособны осознать друг друга. Выбор между парадигмами не решается экспериментами и логикой. Переход основан на убеждении, а не на доказательстве. Кумулятивный же образ науки создается книжками. Научные революции в них не видимы, открытия выстраиваются в ряд, ведущий к современной парадигме.

Такое представление истории науки связано с иным, чем в логическом позитивизме, понятием о соотношении фактов и теории. Идею базового знания Кун вычисляет умозрительной догмой логического позитивизма. Никаких жёстких, либо обнажённых, фактов, всецело свободных от примеси мышления, от истолкования, в науке нет. Факт имеется факт с позиций определенной теории. Теория — это сеть для вылавливания фактов, и что попадется в эту сеть, зависит от формы и размеров ячеек. Кун и Фейерабенд обосновывают, что реальность по большому счету нереально разглядывать до- и вне-теоретически. Для настоящего понимания фактов нужен некий подход. Теория заключена кроме этого в устройстве устройств, благодаря которым устанавливаются факты. К примеру, измеряя вес, мы используем или принцип рычага, или какой-нибудь еще теоретический принцип. Большинство экспериментально установленных фактов была результатом целенаправленного поиска, направляемого той либо другой теоретической догадкой. К примеру, с какой стати человек стал бы вставлять магнит в катушку из проволоки? — А ведь так было открыто явление магнитной индукции. Позитивистскому представлению о том, что научное знание неизменно основано на жёстких фактах противоречит то, что ни одна теория в науке не согласуется со всеми известными в данной области фактами. Но ученые постоянно предпочитают иметь пускай нехорошую теорию, чем не иметь никакой.

Кун задает вопрос: в то время, когда был открыт кислород? В то время, когда его в первый раз выделили, либо, в то время, когда было понято и растолковано, что именно выделено? Он склоняется ко второй мнению. Об открытии возможно сказать лишь по окончании его концептуального освоения [5].

Помимо этого, постпозитивисты уверены в том, что логическому позитивизму так и не удалось разграничить философию и теоретическую науку. Да это и нереально. Наука начинается в социокультурном контексте. На нее воздействуют разные факторы: общепринятая картина мира, стиль мышления эры, мировоззренческие (религиозные и философские) представления и т.д. Безотносительных параметров научности, свободных от этих факторов кроме этого нет. Они изменяются от эры к эре, от культуры к культуре. Кун пишет, что действенное научное изучение не может быть начато без ответа на вопросы, из каких сущностей состоит мир, как они взаимодействуют между собой и с отечественными органами эмоций, как е вопросы возможно задавать и какие конкретно способы применять при их решении[6].

Критики упрекали Куна в иррационализме. Его обнаружили в идее несоизмеримости разных парадигм. Критики думали, что необходимо искать чисто рациональные параметры сопоставления парадигм. Иррационализм, вычисляли критики, ведет к релятивизму: в случае если однозначных параметров выбора фундаментальных теорий нет, истинность их будет относительной. Кун признавал релятивизм собственной концепции, считая, что критерии вправду относительны, не смотря на то, что они имеется: точность предсказаний, число решенных вопросов, широта охвата явлений, совместимость с другими концепциями в других науках.

А 1.7 Концепции Т. Куна и М. Полани — Философия науки для аспирантов


Также читать:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: