Терапевтические подходы к механизмам прерывания контакта.

Противоядием против слияния возможно хороший контакт, проговаривание и дифференциация. Клиент обязан осознать, что существуют потребности и эмоции, находящиеся в собствености лишь ему и, что они не обязательно связаны с опасностью разобщения со значимыми для него людьми. Вопросы «Что Вы на данный момент ощущаете?», «Что Вы желаете на данный момент?» смогут оказать помощь ему сфокусироваться на самом себе. Эмоции, вызванные такими вопросами позволяют не идти на предлогу у общепринятых стандартов. Первым шагом делается разговор о его желаниях и собственных потребностях, сперва с терапевтом, а после этого и с тем человеком, с которым связаны его ожидания. Проговаривая потребности, клиент может осознать, чего он желает в действительности и отыскать методы достигнуть желаемого. В то время, когда у него имеется собственные цели, он не ищет слияния с другими, он свободен в перемещениях и больше не выполняет «соглашение» заключенное много лет назад.

Работа по преодолению интроекции основана на стимуляции различений между Ты и я и созданию у клиента эмоции, что выбор вероятен. Имеется большое количество способов достигнуть этого. Самый простой, рекомендуемый Польстерами, — составлять предложения о себе, каковые начинаются с Я и о терапевте, каковые начинаются с Ты. Либо придумывать предложения, начинающиеся с «Я пологаю, что», а после этого обратить внимание, какие конкретно из этих убеждений основаны на своем опыте, а какие конкретно переняты у других людей. Любой опыт, усиливающий чувство собственного Я — ответственный ход на пути освобождения от интроекции. Либо освобождаться от представлений, не являющихся ассимилированными, т.е. результатом собственного опыта.

Психотерапевтическая техника работы с проекцией основана на предположении о том, что мы сами создаем собственную жизнь и, восстанавливая собственную причастность к ней, обретаем силу для трансформации мира. В то время, когда проективный человек сможет представить себе, что ему характерны кое-какие качества, каковые он прежде не осознавал, а подмечал в других, это расширяет и поддерживает его подавленное чувство идентичности.

Это не всегда легко. В то время, когда проекция формирует паранойяльную самозащиту, появляются значительные трудности. Каждые предложения по-новому применять собственные индивидуальные качества приводят к сильнейшему сопротивлению, которое может связывать руки терапевту. В таковой ситуации терапевт профессионально обязан вызвать у клиента доверие к себе, проявляя доброжелательность и поощряя кроме того незначительные удачи, по причине того, что тут существует тонкая грань между появлением осознания враждебности и восстановлением клиента. Такому клиенту крайне важно верить в том, что терапевт его осознает вопреки всему. Овладение проективным материалом происходит лишь при искренней помощи терапевта, в другом случае оно не происходит совсем.

В этом смысле терапевту нужно прекрасно сознавать собственные проекции. В работе с ретрофлексией терапевту нужно прекрасно знать тот факт, что расщепление импульсов, появляющееся при ретрофлексии, довольно часто не проявляется в действиях. Для освобождения от ретрофлексии направление внутренней борьбы должно быть поменяно на сотрудничество с чем- то внешним, изменение мира, ситуации судьбы.

Один из способов выяснить, что в клиенте происходит борьба, — это внимание к жестам и позе, и эмоциям, направленным на себя, в ситуации сотрудничества с другим. Сдерживание движеений рук, застывшая нижняя челюсть, вжимание себя в кресло, напряженная поза, поглаживание себя, раздирание платка в руках — все это возможно показателями внутренней борьбы, мешающими направлению импульса в среду, к людям. Еще один показатель — эмоции, направленные на себя. Терапевт может спросить кому еще, не считая самого клиента, смогут быть направлены досада либо раздражение, ужас либо неприязнь.

На начальной стадии освобождения от ретрофлексии — осознается то, что и скованные руки, и сжатые челюсти, и ноги, приросшие к полу, и неизменно нахмуренные брови — итог неосознанного контроля над импульсами. Чтобы освободиться от ретрофлексии, клиенту необходимо снова понять как он сидит, как держит и сдерживает себя на людях. Если он знает, что происходит у него внутри, его энергия готова преобразоваться в настоящее воздействие либо фантазию. Он может осознать, с кем бы ему хотелось посидеть совместно, кого обнять, кому дать в зубы, кого опасаться, кому предназначена его реплика.

Человек, для которого характерна дефлексия, пробует избежать яркого контакта с окружением, вторыми людьми, ситуациями и проблемами. На протяжении сеанса дефлексия, либо уклонение от настоящего контакта, может проявляться в форме неспециализированных фраз, болтливости, шутовства, избегания наблюдать в глаза собеседнику, условности и ритуальности поведения. В этом случае энергия рассеивается, поскольку индивид воздерживается от применения ее полностью тогда, в то время, когда это нужно, либо не может ее сконцентрировать так, дабы предпринять четко направленное воздействие. Это характерно для симптома избегания, выраженного при ПТСР, что проявляется в избегании работы и обсуждения с травмирующим опытом, потому, что это требует громадных психотерапевтических нагрузок. Клиент уходит в безлюдные рассуждения, не касающиеся тяжёлых переживаний, и в этом случае возможно применима импрессивная техника, которая пребывает в том, дабы прерывать клиента в каких-либо действиях, к примеру в избегании контакта либо же ухода в болтовню.

Существует противоположная, экспрессивная, техника, которая содержится в максимизации чувств, жестов, позы, которую принимает клиент, т.е. отслеживая в ходе сеанса невербальные проявления и отметив какую-либо позу клиента либо жест, мимику, направляться предложить клиенту усилить это. Так, клиент может выйти на новый уровень понимания собственного состояния и понять собственную скрытую чувство.

Механизмы прерывания контакта


Также читать:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: