Типичная семейная расстановка

Сорокалетнему Максу из Австрии тяжело обнаружить контакт с людьми. Он чувствует себя одиноким Ему думается, что он не может выразить то, что происходит у него в. В предварительной беседе я узнал, что папа его матери погиб, в то время, когда ей было всего три либо четыре года.

Из двадцати пяти участников семинара Макс выбрал помощников на роль матери и отца, и на роль самого себя и поставил всех троих лицом в одну сторону, отца и мать рядом, а себя перед ними, к ним спиной. Итак, мать внимательно наблюдает на сына, а тот безрадостно наблюдает в пол.

Я задаю вопросы помощников, как они себя ощущают, и мать заявляет, что для нее самым серьёзным есть сын, а мужа она практически не подмечает. Помощник Макса говорит, что не имеет возможности наблюдать на своих родителей и испытывает громадную грусть.

Сейчас я ввожу в расстановку помощника погибшего деда и кладу его на пол перед сыном. Мать смотрит на сына, тогда как сын приближается к деду и ложится рядом с ним. Сейчас мать начинает проявлять неловкость и некоторый дискомфорт, в то время как сын выглядит спокойным и расслабленным рядом с дедом

Я предлагаю сыну подняться, а матери лечь на его место рядом со своим отцом Сейчас ей делается прекрасно, а сын подходит к отцу, облегченно вздыхает и обнимает его.

Я прошу всех подняться, а мать прошу взглянуть на собственного отца. Это заставляет ее расплакаться и, наконец, обнять его. После этого мы расставляем всех по-новому, такую расстановку мы именуем разрешающей: сначала дедушка, после этого мать слева от него, после этого папа и, наконец, сын.

Сейчас я приглашаю клиента занять собственный место в расстановке, а его помощника — занять место среди наблюдателей. Я прошу клиента взглянуть на деда, поклониться ему и сообщить: «Дорогой дед, я испытываю к тебе глубокое уважение!» После этого он наблюдает на маму и говорит ей: «Дорогая мама, я храню в собственном сердце твоего папу. Я твой единственный сын, и я не могу заменить тебе твоего отца. Прошу вас, посмотри на меня как на собственного сына и разреши мне подойти к собственному отцу». После этого он подходит к собственному отцу, обнимает его и с чувством облегчения и большой любовью говорит: «Дорогой отец, прошу вас, не оставляй меня!»

Давайте посмотрим, что тут случилось.

Пристальный взор матери на собственного сына говорит о том, что она принимает его не как сына, а как серьёзную фигуру из прошлого. Одновременно с этим взор сына, направленный в пол, показывает на то, что он наблюдает на мертвого человека, — многие расстановки подтверждают тот факт, что взор, направленный в почву, имеется в действительности взор на человека, что погиб. Оба наблюдения подтверждаются эмоциями помощников. Создается чувство, что сын делает что-то для матери.

Зная, что папа матери погиб в раннем возрасте, возможно допустить, что Макс наблюдает на собственного деда. Макс несёт в себе эмоции матери, боль ранней потери, которую она, быть может, ни при каких обстоятельствах не разрешала себе выразить по-настоящему, и в то же самое время он отождествляется со своим дедом. Более детально я поведаю о перенятых эмоциях в следующих главах. Отождествляясь с отцом матери, Макс оказывается неестественным образом привязан к ней эмоционально, и не смотря на то, что он уже взрослый мужчина, он не в состоянии покинуть ее и идти своим методом. В следствии у него появляются трудности в общении со своим отцом и неспособность получить мужскую силу. Все это имело возможность стать обстоятельством его настоящей неприятности.

В начале сессии это неизменно — только предположение, которое проверяется тем, как реагируют помощники. Мы вводим в расстановку недостающий персонаж — в нашем случае погибшего деда. В случае если это не создаёт никакого видимого результата, то, вероятнее, отечественная догадка неверна. В случае если же эффект сильный, значит, мы нашли корень неприятности.

В нашем случае отождествление Макса с дедом стало очевидным в тот момент, в то время, когда его помощник почувствовал притяжение к деду. Когда это обнаружилось, решение проблемы нашлось само собой: матери необходимо завершить незаконченные отношения со своим отцом, столкнуться лицом к лицу с болью потери. Сыну же необходимо дать ей стать и эту боль ближе к собственному отцу.

В ходе поиска ответа все присутствующие подмечают облегчение, которое испытывают участники, в особенности помощник клиента. Макс выглядит так, как словно бы у него гора упала с плеч.

Все это показатели того, что мы совершенно верно выяснили проблему и движемся в направлении ее разрешения, а также в направлении большей расслабленности и внутренней свободы. Познание скрытых домашних переплетений, в следствии которых у участников семьи появляются трудности, дает нам ключ к разрешению насущных неприятностей. Этим мы и займемся в последующих главах.

Расстановки по Хеллингеру: Берт Хеллингер. Домашние системные расстановки по Хеллингеру.


Также читать:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: