Типичное околосмертное переживание

В следующем отрывке описывается случай обычного переживания близкой смерти, как его сконструировал Раймонд А. Моуди[20] в собственной книге «Жизнь по окончании жизни» (Life after Life):

Человек находится при смерти. Тогда как его телесные судороги приближаются к собственному апогею, он слышит, как доктор объявляет его мертвым. Человек слышит неприятный звук, пронизывающий звон либо жужжание и в один момент у него появляется чувство, словно бы он весьма скоро двигается через долгий, чёрный туннель. Неожиданно человек обнаруживает, что находится вне собственного тела, но в том же окружении, что и перед смертью. Сейчас с позиции наблюдателя с некоего расстояния он наблюдает на собственное тело. В высшей степени взволнованный, он присутствует на этом необычном наблюдательном посту и смотрит за повторными попытками привести его в эмоцию.

Через некое время человек сосредотачивается и все больше привыкает к собственному необычному состоянию. Он обнаруживает, что до тех пор пока еще владеет «телом», значительно отличающимся по особенностям от физического тела, которое он только что покинул. Начинают происходить новые события. К умирающему приближаются другие существа, дабы поприветствовать его и оказать помощь ему. Человек видит духовные сущности погибших друзей и родственников, перед ним появляется излучающее тепло и любовь светящееся существо, которое он ни при каких обстоятельствах не видел. Это существо беззвучно задает умирающему вопрос, что обязан побудить его оценить собственную жизнь в целом. Перед человеком мгновенно проносится панорама наиболее значимых событий его жизни. Внезапно умирающему начинает казаться, что он приближается к некому барьеру либо границе, которая разумеется представляет собой разграничительную линию между земной и последующей судьбами. Сейчас ему делается ясно, что до тех пор пока он обязан возвратиться на Землю, поскольку время его смерти еще не наступило. Человек противится этому, его пленяет опыт потусторонней судьбе, и он не желает возвращаться назад. Он переполнен эйфорией, умиротворением и любовью. Не обращая внимания на его внутреннее сопротивление, непонятным образом человек воссоединяется со своим физическим телом и приходит в себя.

В будущем, пробуя поведать вторым людям о собственных переживаниях, он сталкивается с громадными сложностями. Во-первых, человек не имеет возможности подобрать соответствующие слова в языке, каковые бы разрешили обрисовать неземные события его опыта. Во-вторых, человек обычно встречает насмешки и совсем перестает делиться воспоминаниями о посмертных переживаниях. Однако, эти впечатления оставляют глубочайший след в его жизни; в особенности, они воздействуют на то, как человек начинает относиться к смертной казни и осознавать собственный отношение к судьбе.

Раймонд Моуди — признанный исследователь-новатор в области танатологии, область его заинтересованностей включает и жизнь по окончании смерти. Моуди изучал философию в одном из университетов США, и только позднее переквалифицировался во доктора, взяв образование по профессии «психиатрия». В собственной первой книге он собрал рассказы об околосмертных переживаниях 150 психически обычных людей. Кое-какие из них занимали высокое положение в обществе.

Приведенный выше пример характерен для переживания близкой смерти и значительно ничем не отличается от настоящего клинического случая.

Выход из тела

Околосмертные переживания появляются, в то время, когда люди будут в глубоком бессознательном состоянии. К утрата сознания смогут привести разные обстоятельства, к примеру, высокая температура, инфаркт, остановка сердца, несчастный случай, попытка суицида и без того потом.

Перед выходом из тела человек чувствует себя расслабленно, он не испытывает боли, не ощущает тревоги. С некоего расстояния он смотрит за тем, что происходит с его телом, замечает попытки реанимации либо хирургическое вмешательство. Как сторонний наблюдатель, он занимает положение выше поля зрения оперирующих докторов, довольно часто в углу помещения под потолком, откуда видит каждую подробность операции. Не обращая внимания на то, что люди знают, что речь заходит об их теле, которое сейчас оперируют, они не испытывают тревоги либо тревоги.

Одна дама, у которой была прободная язва двенадцатиперстной кишки, вспоминает: «В момент операции у меня было чувство совершенного спокойствия». Автогонщик, пострадавший в следствии аварии, подмечает: «В случае если вам знакомо чувство полного расслабления, то попытайтесь усилить его в тысячу раз, тогда вы мало приблизитесь к тому, что вправду чувствуешь в таковой момент». Еще одна дама, которая перенесла остановку сердца, говорит: «Я вспоминаю об этом необычном эмоции… счастливейшего бытия и покоя».

Все эти люди, пребывали ли они в полном покое либо появились как будто бы бы на расстоянии от собственного тела, подмечали, что слуха и чувства зрения становились намного острее. То же самое сообщается и об интеллекте, что делается очень правильным и ясным.

Мужчина, перенесший сердечный приступ, поделился своим ощущением: «У меня не осталось ничего, не считая моего разума. Я был невесом и как будто бы парил в воздухе». По окончании остановки сердца одна пациентка поведала: «Я была высоко вверху. Не знаю, где я пребывала, но ощущала я себя так, как словно бы у меня не было тела. Я была существом без тела». Вторая дама, жертва тяжелого дорожно-транспортного происшествия, трижды на протяжении реанимации умирала от остановки сердца. Она говорит: «Я слышала, как Джек (врач) обратился к второму доктору: „Печень практически совсем уничтожена. Мы сошьем ее, но не верю, что она будет функционировать. взглянуть на селезенку, она также порвана“. Я слышала эту беседу и 14 дней спустя задала вопрос Джека, что происходило тогда в операционной. Он сообщил мне, что я практически погибла: „Ты погибла, и мы должны были постараться сделать все, дабы вытащить тебя. На протяжении операции упало кровяное давление, и нам было нужно вскрыть брюшную полость, чтобы выяснить, что происходит с печенью“. Тут я его задала вопрос, что это был за момент, в то время, когда он сообщил: „Печень практически совсем уничтожена“. „Ты не имела возможности слышать этого, — ответил он. — Ты была без сознания“. И я поведала, как наблюдала на себя на протяжении операции: „Я все четко видела и слышала“. На это Джек опять увидел мне: „Этого не могло быть, ты дремала, ты была в глубокой бессознательности“». Потом эта дама обрисовывает собственному врачу подробности хода операции, к примеру, как то, что он прислонился к Клиффу, ассистирующему доктору, в то время, когда пробовал дотянуться до некоторых инструментов[21].

Подобный инцидент вспоминает психолог Кеннет Ринг в книге «Курс на Омегу» (Heading Towards Omega)[22]. На протяжении операции у больного произошла остановка сердца, и он испытал внетелесное переживание. Данный мужчина видел, как в операционную вбежали два доктора, дабы запустить посредством дефибрилляторов его сердце. Один из докторов был афроамериканец, и ранее больной его не встречал. Он обрисовал процесс собственного спасения со многими подробностями. Его рассказ практически соответствовал тому, что происходило в операционной, его имели возможность подтвердить медицинские сёстры и хирурги, находившиеся на операции.

В любых ситуациях описания аналогичных событий больные говорят о том, чего они имели возможность видеть физически, учитывая их критическое состояние и пространственное положение, в котором был организм.

Одна семнадцатилетняя женщина, купаясь в парке в маленьком пруду, переоценила собственные силы, и неожиданно отправилась ко дну. «Я ушла под воду на середине пруда, всплыла, опять ушла под воду и без того потом, до тех пор, пока не увидела, что нахожусь снаружи, на большом растоянии от моего тела. Я висела в пространстве, прямо в воздухе. Я заметила на расстоянии приблизительно трех-четырех футов, как мое тело всплывает и опять погружается под воду. Я видела себя позади, легко наклоненной вправо».

Тяжело больная дама продолжительное время пребывала в поликлинике и с новым сердечным приступом утратила сознание. У нее было чувство, как словно бы она медлительно поднимается вверх. Тогда как она начала «путь в высоту», в ее палату вбежали сходу пара медсестер. «Поднимаясь, я прошла конкретно рядом с лампой и остановилась мало ниже потолка. С данной точки я взглянула вниз… я следила за тем, как пробуют оживить мое тело доктора. Позже я услышала, как один доктор сообщил: „Боже мой, мы ее утратили“, тогда как второй доктор делал мне неестественное дыхание рот в рот» (Р. Моуди).

Серьёзный показатель наступления клинической смерти — угасание функции органов обоняния, и прекращение болей, и появляющееся после этого невозмутимости и чувство спокойствия. Умирающие начинают ощущать себя отлично. В случае если им сейчас приходит в голову идея о том, что они «еще живы», то ощущают они себя наряду с этим совсем нормально. Люди слышат, как доктора объявляют об их смерти. «Я всецело осознавал, что погиб… не знаю, знали ли об этом доктора».

Один доктор из Флориды, которому довелось пережить сердечный приступ, так обрисовывает собственный внетелесный опыт: «В момент, в то время, когда доктор очень сильно ударил меня по грудной клетке, я не почувствовал боли, не смотря на то, что ребро было сломано, но боли я совсем не почувствовал…» (М. Сабом).

Все, без исключения, пережившие клиническую смерть, не чувствовали боли и взяли однообразный опыт: «Я знал, что погиб. Из-за чего люди так очень сильно опасаются смерти? Так как она красива». В момент смерти люди пробуют вступить в контакт с родными, докторами, но никто их не слышит. Души умирающих желают сообщить своим родственникам, что у них все прекрасно, но все попытки обратить на себя внимание остаются бесплодными.

В то время, когда околосмертное переживание завершается, и люди возвращаются в собственный тело, конечно, срочно их одолевают боли и другие недомогания, которыми они страдали до «путешествия».

Нил Деграсс Тайсон — околосмертные переживания


Также читать:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: