Только что отпечатанных денег. сперва веселье, а потом изумленье охватило

целый театр. Везде гудело слово червонцы, червонцы, слышались восклицанья

ах, ах! и радостный хохот. Кое-кто уже ползал в проходе, шаря под креслами.

Многие находились на сиденьях, ловя вертлявые, капризные бумажки.

На лицах милиции помаленьку начало выражаться удивление, а артисты без

Церемонии начали высовываться из кулис.

В бельэтаже послышался голос: Ты чего хватаешь? Это моя! Ко мне

летела! И второй голос: Да ты не толкайся, я тебя сам так толкану! И

Внезапно послышалась плюха. В тот же час в бельэтаже показался шлем милиционера, из

Бельэтажа кого-то повели.

По большому счету возбуждение возрастало, и неизвестно, во что бы все это

Вылилось, если бы Фагот не прекратил финансовый ливень, неожиданно дунув в

Воздушное пространство.

Двое парней, обменявшись многозначительным радостным взором,

Снялись с мест и прямехонько направились в буфет. В театре стоял шум, у всех

Зрителей возбужденно сверкали глаза. Да, да, неизвестно, во что бы все это

Вылилось, если бы Бенгальский не отыскал в себе силы и не шевельнулся бы.

Стараясь покрепче овладеть собой, он по привычке потер руки и голосом

громаднейшей звучности заговорил так:

— Вот, граждане, мы с вами видели случай так именуемого массового

Обморока. Чисто научный опыт, идеально обосновывающий, что никаких

магии и Чудес не существует. Попросим же маэстро Воланда разоблачить нам

Данный опыт. на данный момент, граждане, вы заметите, как эти, якобы финансовые, бумажки

Провалятся сквозь землю так же неожиданно, как и показались.

Тут он зааплодировал, но в совершенном одиночестве, и на лице наряду с этим

У него игралась уверенная ухмылка, но в глазах данной уверенности отнюдь не было,

И скорее в них выражалась мольба.

Публике обращение Бенгальского не понравилась. Наступило полное молчание,

Которое было прервано клетчатым Фаготом.

— Это опять-таки случай так именуемого лжи, — заявил он громким

козлиным тенором, — бумажки, граждане, настоящие!

— Браво! — отрывисто рявкнул бас где-то в высоте.

— Кстати, данный, — тут Фагот указал на Бенгальского, — мне

Надоел. Суется все время, куда его не задают вопросы, фальшивыми замечаниями портит

сеанс! Что бы нам такое с ним сделать?

— Голову ему оторвать! — сообщил кто-то сурово на галерке.

— Как вы рассказываете? Ась? — в тот же час отозвался на это ужасное

предложение Фагот, — голову оторвать? Это мысль! Бегемот! — закричал он

коту, — делай! Эйн, цвей, дрей!

И случилась невиданная вещь. Шерсть на тёмном коте поднялась дыбом, и он

Раздирающе мяукнул. После этого сжался в комок и, как пантера, махнул прямо на

Грудь Бенгальскому, а оттуда перескочил на голову. Урча, пухлыми лапами кот

Вцепился в жидкую шевелюру конферансье и, дико взвыв, в два поворота сорвал

Эту голову с полной шеи.

Две с половиной тысячи человек в театре вскрикнули как один. Кровь

Фонтанами из порванных артерий на шее ударила вверх и залила и манишку и

Фрак. Безглавое тело как-то нелепо загребло ногами и село на пол. В зале

Послышались истерические крики дам. Кот передал голову Фаготу, тот за

Волосы поднял ее и продемонстрировал публике, и голова эта отчаянно крикнула на целый

театр:

— Доктора!

— Ты будешь в будущем молоть всякую чушь? — грозно задал вопрос Фагот у

Плачущей головы.

— Не буду больше! — прохрипела голова.

— Для всевышнего, не мучьте его! — внезапно, покрывая шум, раздался из ложи

Женский голос, и волшебник развернул в сторону этого голоса лицо.

Так что же, граждане, забыть обиду его, что ли? — задал вопрос Фагот,

Обращаясь к залу.

— Забыть обиду! Забыть обиду! — раздались сначала отдельные и в основном

Женские голоса, а после этого они слились в один хор с мужскими.

— Как прикажете, мессир? — задал вопрос Фагот у замаскированного.

— Ну что же, — задумчиво отозвался тот, — они — люди как люди.

Обожают деньги, но так как это всегда было… Человечество обожает деньги, из чего

Бы те ни были сделаны, из кожи ли, из бумаги ли, из латуни либо из золота.

Ну, легкомысленны… ну, что ж… и милосердие время от времени стучится в их

Сердца… обычные люди… в общем, напоминают прошлых… квартирный

Вопрос лишь сломал их… — и звучно приказал: — Наденьте голову.

Кот, прицелившись поаккуратнее, нахлобучил голову на шею, и она совершенно верно

Села на собственный место, как словно бы никуда и не отлучалась.

И основное, кроме того шрама на шее никакого не осталось. Кот лапами обмахнул

Фрак Бенгальского и пластрон, и с них провалились сквозь землю следы крови. Фагот поднял

Сидящего Бенгальского на ноги, сунул ему в карман фрака пачку червонцев и

выпроводил со сцены со словами:

— Катитесь из этого! Без вас веселей.

Бессмысленно оглядываясь и шатаясь, конферансье добрел лишь до

пожарного поста, и в том месте с ним сделалось худо. Он жалобно вскрикнул:

— Голова моя, голова!

? ВЕДАНТА ? Шримад Бхагаватам — Песнь 3: \


Также читать:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: