Тренинг по краткосрочной позитивной терапии

Этот тренинг создан по данным книги «Кратковременная хорошая психотерапия» (Ахола, Фурман, 2000).

Уже устоявшееся наименование – кратковременная хорошая психотерапия – отечественное обозначение подхода, именуемого в Соединенных Штатах терапией, фокусированной на ответе (solution focused therapy) (Shazer, 1985; Kim Berg, 1991, 1992). В Финляндии пользуются заглавием «разговор о ответе» (Furman, Ahola, 1992). Предлагаемая модель продемонстрирована в широком диапазоне случаев, среди них и при работе с потерей (горем). В концепции терапии, фокусированной на ответе, подчеркивается, что чувство вины есть деструктивным для психотерапии, а обвинение и самообвинение собственных родных есть препятствием к сотрудничеству его близких и клиента с доктором, обстоятельством длительности и низкой эффективности хорошей психотерапии. Исходя из этого психотерапевты, фокусированные на ответе, принципиально не занимаются поиском обстоятельств дискомфорта собственных клиентов, но только реализацией и поиском ресурсов для его преодоления.

принципы психотерапии и Основные постулаты, фокусированной на ответе.

1. Уровень качества судьбы – производное мировоззрения человека, его отношения к событиям. Психотерапевт как правило не имеет возможности поменять настоящую судьбу клиента, но может поменять его мировоззрение. Человек не имеет возможности освободиться от проблем и всех болезней, но способен поменять «тёмное» видение собственной проблемы и жизни на более диалектичное.

2. Конфронтация, «борьба» с проблемой как правило неэффективна. Любая неприятность, любой симптом имеет и хороший (адаптивный) нюанс. Принятие этих качеств, поиск компромисса – путь к ответу.

3. Рамки любой психотерапевтической концепции неизменно уже, чем опыт и индивидуальные особенности конкретных их семей и клиентов. Упорное следование прекрасной концепции либо догматизм терапевта может навязывать нереалистичные и неэффективные ответы. интуиция и Опыт клиента, его терапевта и семьи закрепляют и подсказывают действенные ответы. Нет «сопротивляющихся» клиентов, имеется концептуально либо технически ригидные психотерапевты.

4. Анализ обстоятельств неприятности лучше не сочетать с самообвиняющими обвинениями и переживаниями клиента в адрес его родных. Более конструктивный подход – распознать и активизировать ресурсы для решения проблемы, имеющиеся у каждого его окружения и клиента.

Приведенные выше постулаты диктуют стратегические правила:

1. Выговор на позитивной динамике и ресурсах неприятности.

2. Применение опыта, мировоззрения, эмоций и интересов клиента, характера симптома либо неприятности.

3. Позитивистский подход: нетеоретическое, нестандарти-зированное видение неприятности, опора на субъективную «концепцию здоровья/заболевания» клиента.

4. краткосрочность и Экономичность («то, что возможно сделать малыми средствами, не делайте громадными»).

5. Преимущественная ориентация на будущее клиента («прошлое уже не поменять, но оно несет в себе ресурсы для преодоления неприятности, настоящее уже существует, возможно поменять только будущее»).

6. открытость и Сотрудничество, что подразумевает передачу ответственности за принятие ответов клиенту.

7. подстройка и Техническая пластичность к конкретному клиенту.

Цель кратковременной психотерапии не в том, дабы «проанализировать» проблему, а в том, дабы отыскать продуктивные методы ее осмысления и практические подходы к ней. Классические психиатрические объяснения, включающие догадки о роли психотерапевтических факторов, личностных расстройствах, нарушениях либо любых формах патологии в семье, не приветствуются. Или они заменяются более приемлемыми пояснениями, или вопрос о причине неприятности всецело игнорируется.

Последовательность техник и упражнений и продвижение от техники к технике не являются жестко фиксированными. Приводимые техники не только содействуют продвижению в сторону ответа; их подбор трудится на создание нужной атмосферы психотерапевтической сессии, столь серьёзной для успеха. Любимый метод введения новой техники – это рассказ (довольно часто достаточно подробный) клиенту о случае из прошедшей практики, о втором клиенте, удачно решившем проблему. Употребляются кроме этого истории и притчи из судьбы, завершающиеся открытым вопросом: «Не происходит ли что-то подобное в вашем случае?». Эти рассказы, притчи, истории не должны звучать как утверждение «ваш случай подобен». Вправду, прямые аналогии редко успешны, такая подача техники стимулирует клиента поразмыслить о собственной ситуации непривычным образом.

Нужно выделить, что не существует кроме этого и твёрдой соответствия техники и блока, сами техники смогут комбинироваться. Приветствуются импровизации, опирающиеся на интуицию психотерапевта.

Способ 1. «Работа с проблемой» ТЕХНИКА 1. «Придумывание ярлыков и имён»

Термины, которые связаны с патологией, смогут иметь последовательность нежелательных последствий. Кроме того неспециализированные слова: «нарушение», «нарушение», «патология» и «дисфункция» – приводят к образу дефицита и ненормальности.

Техника хороших наименованийзаключается в поиске таковой формулировки, которая формирует воздух надежды, разрешает наблюдать на проблему как на что-то изменяющееся. Функция нового наименования – оказать помощь людям избавиться от разных отрицательных ассоциаций, которые связаны с классическими заглавиями, и сосредоточиться больше на своем потенциале, чем на проблемах. Новое наименование будет трамплином для новых творческих ответов неприятности и разрешить клиенту стать активным в ее ответе. Одно удачно выбранное новое наименование может в один момент уменьшить разговор о проблеме и сыграть роль трамплина для новых творческих ответов.

Образцы вопросов:

• Имеется ли у вас какое-то «прозвище» (либо кличка) для данной неприятности?

• Возможно, начнем с того, что дадим проблеме красивое «оптимистическое» наименование. Чго бы это могло быть?

• Как бы старое поколение, перед тем как показались психология и психиатрия, назвало проблему для того чтобы рода?

• Да, возможно было бы воспользоваться термином «не сильный Эго». но в случае если мы скажем «сильное Эго спит», не будет ли это означать то же самое, но наряду с этим звучать красивее?

направляться выделить, что новое наименование неприятности не должно отрицать ее серьезности. Новое наименование не должно стать оправданием бездействия, оно должно быть приемлемым для всех термином, что позволяет человеку деятельно включиться в решение проблемы.

Такие возможности дает, к примеру, замена биологического психиатрического ярлыка обычными оборотами речи из повседневного языка.

Так, слово «депрессия» употребляется, дабы обозначить обстановку, в то время, когда люди видят собственную жизнь в пессимистическом свете и страдают от недочёта энергии для дел. Оно лишает уверенности в себе, приводит в уныние. Для описания данной ситуации возможно применить выражения: «проводить опись судьбы», «собирать силы», «пребывать в поиске смысла жизни», «чувство хандры», «скрытая эйфория» и т. д.

Психотические симптомы смогут именоваться фантазированием, мечтами, необыкновенными мыслями, общением с привидениями, страхом перед смертью либо возможно заявить, что жизненный стиль этого клиента – «сидеть в углу» (в зависимости от характера текущей неприятности).

Человек, что выпивает через чур много, не должен именоваться пьяницей. Стремясь к сотрудничеству с таким человеком, плодотворнее применять более мягкие выражения, такие, как «чрезмерная выпивка». Время от времени подходят юмористические альтернативы: так, возможно предложить, что этого человека «грызет червь пьянства».

Еще один пример – в то время, когда профессионалы и клиенты говорят, применяя таковой ярлык, как «базисная тревога». Он отсылает к психоаналитическому представлению о том, что неприятности имеют собственный происхождение в ранних взаимоотношениях между ребенком и осуществляющим уход взрослым, в большинстве случаев матерью. В подтексте подразумевается вина матери и предполагается, что неприятность глубокая. Время от времени нужнее заменить данный тяжелый термин чем-то полегче. Но спорить со экспертами, употреблявшими диагностические термины, непросто. В таких случаях юмор адекватнее, чем старание быть рассудительным. Вместо слов: «Я не вижу толку именовать состояние этого ребенка – базисной тревогой», возможно, лучше сообщить: «Превосходно, люди с таким диагнозом особенно прекрасно разрешают собственные неприятности», либо: «Это то же самое, что у меня». (Отметим, что юмор – явление контекстуальное.)

Не всегда клиент способен сходу поменять «выстраданное» наименование, которое он носил с собой продолжительное время. Тогда возможно ограничиться тем, дабы неприятность взяла какое-то имя либо красивое прозвище.

В начале терапии стоит обратить внимание на то, что уже делалось клиентом либо вторыми специалистами для решения проблемы. Это окажет помощь не повторять неточностей и не летать опять то, что уже когда-то не сработало.

ТЕХНИКА 2. «Работа с визитером»

Видятся случаи, в то время, когда начальная картина неприятности отсутствует: «Нет у меня никаких неприятностей. И по большому счету, желаю, чтобы все от меня отстали!» Это категория клиентов, каковые вступили в контакт с психотерапевтом по инициативе либо настоянию участников семьи и других социальных университетов. Их рвение отметиться, нанести визит, с тем дабы, к примеру, сообщить позже жене: «Я был у врача, как ты желала. Твой врач ничего в этом не осознаёт». Неспециализированный подход к установлению контакта с подобным клиентом и обрисован в технике работы с визитером.Сущность ее – в работе через третье лицо, в то время, когда психотерапевт занимает метапозицию и исследует обстановку, не отождествляясь ни с позицией клиента, ни с позицией второй стороны.

Образцы вопросов:

• Чья была мысль, что вам необходимо прийти ко мне?

• Что заставляет N думать, что вам нужно ко мне прийти?

• Что должно случиться, дабы N покинул вас в покое?

• Что, согласно точки зрения N, вам нужно делать по-второму?

• Как вы полагаете, что N сообщит о том, в чем содержится польза от вашего визита ко мне?

Еще один тип взаимоотношений с клиентом – в то время, когда тот видит себя в роли невинного постороннего либо жертвы. Данный кли-ент-«жалобщик» с радостью говорит о том, какую боль ему причиняют, но не делает никакой попытки решить проблему. Ответственность за ответ возлагается на людей, каковые, согласно точки зрения клиента, породили проблему. Такие клиенты, в отличие от «визитеров», с радостью предоставляют данные и видят в психотерапевте союзника. В таких ситуации через чур рано затевать сказать о его вкладе в проблему. До тех пор пока клиент не достигнет точки, где он видит себя участником ответа, направляться относиться с сочувствием к его тяжёлому положению и благодарить за предоставление информации. оптимальнее – принять его сторону, показать сочувствие, подчеркивать каждые его хорошие действия, но настойчиво концентрироваться на чем-то, что он обязан делать по-второму, дабы отыскать ответ.

ТЕХНИКА 3. «Изучение связи неприятностей»

Обычно клиент предъявляет сходу пара неприятностей, подразумевая, что одна влечет за собой другую, а наличие третьей делает неразрешимыми первые две. Клиенты, как и все люди, являются «природными психологами» и склонны выполнять обычные атрибутивные неточности, к примеру: «затем – значит, по обстоятельству этого».

В конечном итоге установление правильного типа причинной связи – отнюдь не несложная задача и для специалиста. Наличие нескольких неприятностей ставит перед психотерапевтом вопрос: что ему направляться думать о связи между несколькими проблемами? Связаны ли они между собой, и в случае если это так, то что обстоятельство, а что – следствие? Возможно, все эти неприятности должны рассматриваться как симптомы второй, лежащей в их основании, главной неприятности, которую еще предстоит найти? Возможно, что любая из неприятностей не зависима от остальных и не связана с ними?

В то время, когда психотерапевт ощущает подавленность нагромождением неприятностей, у него появляется тенденция искать оправдание собственной неудаче, и клиент приобретает соответствующие характеристики: «неперспективен для работы», «отсутствует мотивация», «оказывает сопротивление» и т. д. Альтернатива такому перечню неприятностей – замысел нужных действий, нацеленный на постепенные малые трансформации, отсекающие проблему за проблемой. Вместо перечня того, что «неправильно у клиента» – карта, разрешающая выяснить, куда желает попасть клиент (и психотерапевт).

В случае если на протяжении консультации у специалиста всплывают пара неприятностей, то попытка отыскать их связь может помешать клиенту сохранять творческий подход и свой оптимизм. Наличие «клубка» неприятностей вносит оттенок безысходности. Предпринимать шаги по расследованию настоящего характера их связи – занятие трудоемкое, а итог не всегда соответствует затраченным упрочнениям. С позиций продвижения к ответу плодотворнее принять в качестве рабочей догадки, что названные неприятности случайно сосуществуют у одного человека, будучи свободными друг от друга.

В конечном счете довольно часто нельзя сказать точно, вызывается эта неприятность второй проблемой либо нет. Но, с прагматической точки зрения, нужнее высказать предположение, что нет необходимости в установлении какой-либо причинно-следственной связи между двумя проблемами. Это разрешает концентрировать внимание скорее на фактической жалобе, чем на предполагаемой, гипотетически лежащей в основании вторых проблеме. Сотрудничество в разрешении предъявленной неприятности возможно хорошим опытом, что вдобавок благоприятно отражается на вторых проблемах.

В то время, когда существует множество затруднений, взор на каждую из них как на свободный элемент со своей собственной судьбой разрешает клиенту осознать, что прогресс в работе над одной проблемой может оказать помощь в ответе второй.

При подходе к проблемам с позиции терапии, ориентированной на решение, лучше не предписывать причинно-следственных связей различным проблемам клиента.

Образцы вопросов:

• У вас, по всей видимости, в один момент пара неприятностей. Согласны ли вы, в случае если мы вначале сфокусируемся на данной и разглядим другие позднее, в случае если в этом будет необходимость?

• Вы упомянули пара неприятностей. Какую из них вы * желали бы дать добро прежде всего?

• Быть может, разрешение какой-то одной из ваш) х неприятностей окажет хороший эффект на другое. Какая, по-вашему, самый перспективна в это\’ отношении?

• Известен ли вам старый вопрос о курице и яйце? Вычисляете ли вы, что он применим к вашим проблемам9

• Вы назвали пара неприятностей Какая из них больше всех научила вас чему-то? Имеете возможность ли вы применить то, чему обучились благодаря данной проблеме, для ответа некоторых вторых?

Время от времени клиент и психотерапевт не согласны по поводу причинно-следственных связей, касающихся неприятностей клиента. При таких условиях психотерапевт обязан или принять точку зрения клиента, или, в случае если это нереально, открыто обсудить разногласия и вероятные последствия для того чтобы расхождения.

В то время, когда причинно-следственные связи между двумя проблемами отрицаются либо игнорируются, идеи по решению проблемы появляются легче и свободнее.

Второй подход к обстановкам, в то время, когда имеются две предположительно связанные неприятности, – в том, дабы поменять местами следствие и причину. Таковой переворот причинных взаимоотношений «вверх дном» – это метод найти полностью новые пути в обращении с проблемами.

Еще один метод связать две неприятности между собой – взглянуть, как ответ одной содействует ответу второй. Возможно предложить замысел, в котором одна неприятность употребляется в ответе второй.

Напоследок, обобщая все случаи, в то время, когда имеется пара неприятностей, направляться подчернуть, что любой определенный взор на связь между проблемами воздействует на достижение желаемого трансформации.

ТЕХНИКА 4. «Неприятность как приятель»

В то время, когда мы страдаем от неприятности, мы в большинстве случаев наблюдаем на нее как на неприятеля, на несчастье, которое приносит лишь горе. Но позднее мы время от времени в состоянии заметить, что неприятность, кроме больших страданий, в один момент в чем-то помогла нам, но в то время это не было ясно. Неприятности смогут быть нам нужны, облегчая разрешение вторых неприятностей либо научая нас чему-то полезному, чего бы мы в противном случае не определили.

Образцы вопросов:

• Существует поговорка: «Нет худа без хороша». Применимо ли это в какой-то мере к вашей проблеме?

• Многие считаюм, что страдания и проблемы не напрасны. А что думаете вы?

• Быть может, эта неприятность научила вас чему-то серьёзному о жизни, о себе либо о вторых людях – что это было в вашем случае?

• Понимаете, время от времени нереально сходу осознать, чему человека обучили неприятности, это происходит существенно позднее. Представим себе, что через пара лет мы встретимся и я задаю вам данный вопрос. Как вы думаете, что бы вы ответили?

• Представим себе, что в один прекрасный день, в то время, когда у вас будут дети либо внуки, вы захотите научить их чему-то серьёзному о жизни, чему обучили в свое время вас эти самые неприятности. О чем бы вы им сообщили?

С позиций хорошей психотерапии, попытка решить проблему постоянно зависит от того, как человек ее определяет и растолковывает. Изменение концепции неприятности может коренным образом поменять метод, которым человек пробует ее решить.

В соответствии с таковой мнению, тот, кто оказывает помощь, обязан направить разговор в русло не столько проблемы^ какое количество решения и ресурсов. Разговор о разрешении неприятности формирует у людей приятный опыт, что превращает проблему в вызов, поощряет оптимизм, развивает сотрудничество, стимулирует творческие свойства и, в первую очередь, оказывает помощь клиенту сохранить собственный преимущество.

Способ 2. «Работа с целью»

При работе с проблемой нужно быть осмотрительнее с вопросами, направленными на углубление в проблему, на поиск ее обстоятельств. Такие вопросы приводят к обнаружению двух профессионала – и мнений клиента. И эти мнения, время от времени в скрытом виде, а время от времени – в явном, в виде спора, вступают в столкновение. При таких условиях это соперничество, где специалист выступает с позиций авторитета (науки, опытных достижений, как успешный человек). направляться избегать позиции «старшего» в отношениях с клиентом и ситуации соперничества. Альтернативой являются вопросы, направляющие разговор к будущим целям.

Разговор о цели машинально ориентирует на будущее. направляться стремиться перевести проблему в цель. Обычно клиенты формулируют цель обобщенно. В этих обстоятельствах нужно оказать помощь конкретизировать цель, к примеру посредством техники «символы улучшения».

ТЕХНИКА 1. «Символы улучшения»

Образцы вопросов:

• Давайте вообразим, что случилось чудо – и внезапно в один прекрасный день неприятность провалилась сквозь землю. По каким показателям вы увидели бы, что ее больше нет?

• Как смогут другие люди подметить, что случилась перемена?

ТЕХНИКА 2. «Оценка по шкале»

Вычерчивается 10-балльная шкала, где 10 баллов соответствуют идеалу, а 1 – нехорошее положение дел. Клиента просят отметить на шкале его сегодняшнюю обстановку, а после этого обрисовать, что изменится в жизни, в случае если случится сдвиг на один балл вправо. направляться не ограничиваться пометками на бумаге либо доске, а проговорить вслух, что свидетельствует эта оценка.

Техника оценки по шкале индуцирует идею продвижения «со ступени на ступень».

В кратковременной хорошей психотерапии считается, что единственный перспективный вопрос, о котором направляться сказать с клиентом, это – как он воображает собственный будущее без неприятности. Создание хороших фантазий о будущем имеет большое количество полезного. Разговор о надеждах порождает оптимизм. Он кроме этого оказывает помощь людям ставить перед собой конкретные цели, что есть предпосылкой трансформации. Хорошие представления о будущем способны поменять взор на прошлое и настоящее. В то время, когда в первых рядах хорошее, человек машинально начинают наблюдать на собственные трудности в настоящем как на переходную фазу, а не как на нескончаемую мучительную обстановку. Мечта о хорошем будущем кроме этого проливает новый свет на настоящие и прошлые неприятности. Из тщетных страданий они преобразовываются в трудности, каковые в конечном итоге содействуют достижению цели. Фантазии о будущем кроме этого оказывают помощь думать о вероятных методах решения проблем, подмечать трансформации, каковые уже происходят, и осознавать, как различные люди имели возможность бы содействовать осуществлению желаемого результата.

В технике «воспоминание из будущего»клиента задают вопросы о времени, в то время, когда неприятность уже не будет актуальной (в то время, когда цель будет достигнута); после этого, дав ему возможность эмоционально «окунуться» в это превосходное будущее, интересуются тем, как ему удалось прийти к цели. Психотерапевт применяет наряду с этим глаголы совершенного вида прошедшего времени – так, как будто бы это превосходное изменение – свершившийся факт.

Большая часть клиентов с наслаждением фантазируют о хорошем будущем. Но время от времени клиент нехотя идет на сотрудничество. В таких случаях рекомендуется детально растолковать, в чем цель мыслей о будущем. Если он все равно проявляет нежелание, возможно применять «циркулярный вопрос», т. е. вовлечь всех присутствующих на встрече в создание хороших фантазий о будущем. Коллективные фантазии о будущем в большинстве случаев втягивают в данный процесс кроме того самого бесстрастного клиента. Второй подход, что возможно применять при работе с клиентом, не интересующимся беседами о хорошем будущем, – это сперва предложить ему представить себе пессимистическую картину будущего и лишь по окончании исполнения этого задания перейти к созданию оптимистической картины.

В то время, когда клиент четко воображает, каким бы он желал видеть будущее, ему легче распознавать показатели прогресса, каковые уже показались. Исходя из этого принципиально важно сперва организовать представление о хорошем будущем и только позже обсуждать продвижение клиента к цели.

Участие психотерапевта в мечтах клиента, даже если они очевидно нереалистичные и фантастические, – превосходный путь установления контакта. (По большому счету, участие одного человека в мечтах другого содействует хорошим отношениям.) Наряду с этим психотерапевту несложно избежать авторитарной позиции.

ТЕХНИКА 3. «Создание хороших представлений о будущем»

Большая часть людей с наслаждением фантазирует о будущем: они с радостью соглашаются, в то время, когда это предлагает психотерапевт. Но кое-какие клиенты как словно бы неспособны генерировать хорошее будущее либо не хотят этого делать. В то время, когда это случается, возможно применять технику создания хороших представлений о будущем; наряду с этим психотерапевт предлагает собственные фантазии о будущем клиента, предоставляя последнему прокомментировать данный хороший образ. В то время, когда на сессии присутствует пара человек – приятели, члены семьи, студенты либо другие ассистенты – возможно вовлечь их всех в создание коллективной фантазии о будущем клиента.

Образцы вопросов:

• Представим себе, что эта сессия окончена. Предположим, уходя, вы осознали, что встреча была для вас нужной. При таких условиях, на какие конкретно вопросы вы узнали ответы?

• Давайте предположим, что мы встретились опять через год и что вашей неприятности больше нет. Как при таких условиях выглядит ваша жизнь?

• В то время, когда неприятность, наконец, провалится сквозь землю, кого, не считая себя, вы станете благодарить?

• Давайте пофантазируем, что мы – в будущем и неприятность уже давно вас не тревожит. Мы случайно видимся. Мне весьма интересно знать, как вы поживаете, я вас об этом задаю вопросы. Что вы мне ответите? Я расспрашиваю и задаю вопрос, благодаря чему вы так изменились. Что вы ответите?

В случае если клиент настойчиво придерживается пессимистического взора на будущее, время от времени полезно начать с фантазии о будущем в негативном свете. Кроме того в том случае, в то время, когда единственная вещь, которую клиент может представить, это суицид, психотерапевт неотступно занимается созданием хорошего будущего, опираясь на суицидальную фантазию клиента. По окончании установления хороших взаимоотношений с клиентом психотерапевт может сообщить: «Предположим, что по окончании того, как вы погибнете, вы окажетесь в небесных вратах. Вас встречает ангел, что информирует, что ваш случай был пересмотрен и вам дарован второй шанс. В то время, когда вы возвратились на землю, то поняли, что ваши неприятности устранены и сейчас ваша жизнь в полной мере удовлетворительна. Как в этом случае выглядит ваша жизнь?»

В некоторых случаях стоит создавать две и более картины будущего. Эти фантазии развиваются , пока они не станут хорошими, оставляя открытую возможность для предстоящего выбора. Эта мысль открытых альтернатив основывается на том факте, что, в то время, когда пара людей находятся в конфликте между собой, никто не может ни принять другую точку зрения, ни дать согласие на компромисс, лежащий где-нибудь посередине. Довольно часто ответ конфликта содержится в «третьей альтернативе», в которой обе стороны видят заметные отличия от начальных предложений. Главный вопрос: откуда возьмется эта «третья альтернатива»? Создание хороших представлений о будущем преодолевает «зацикленность» на сегодняшнем моменте и помогает появлению таковой «третьей альтернативы».

Будущее – одна из самых благодатных тем психотерапевтической работы. Это территория, которой никто не имеет возможности обладать, исходя из этого она открыта для всех представлений и возможных идей. Люди смогут расходиться во взорах по поводу того, что принесет будущее. Но в глубине души они знают, что будущее никому не известно, а потому эта ничейная территория – превосходное место для конструктивного беседы на равных

Представления о хорошем будущем разрешают принимать прошлое как ресурс, распознавать и ценить собственные удачи, видеть в других людях скорее союзников, чем соперников.

ТЕХНИКА 4. «Нахождение польз от успехи цели»

Довольно часто, формулируя собственную цель, клиент руководствуется скорее конвенциональными нормами, чем собственными жаждами. Исходя из этого направляться кроме этого распознать и усилить мотивацию для ее успехи (т. е. клиент обязан предвидеть пользы, каковые влечет за собой реализация цели). Для этого возможно применять технику нахождения польз от успехи цели.

Образцы вопросов:

• Какие конкретно хорошие события начнут происходить, в то время, когда неприятности больше не будет? И вдобавок какие конкретно?

• Какие конкретно из этих изменений уже начались? И вдобавок?

• Что изменится в вашей жизни, в то время, когда вы достигнете того, что вы намечаете? И вдобавок?

В случае если уже установилась неспециализированная воздух согласия, усилению мотивации содействует кроме этого техника разубеждения.

ТЕХНИКА 5. «Разубеждение»

Образцы вопросов:

• Вы рассказываете, что из-за собственной неприятности не имеете возможность поменять собственную работу на более увлекательную и лучше оплачиваемую. Да для чего вам это нужно? Так как на вашей теперешней работе спокойнее и имеется свободное время.

Наряду с этим в вопросах психотерапевта должны звучать нотки любопытства, уважение и юмор к намерениям клиента, но не подозрительность либо недоверие (в последнем случае возможно не усилить, а ослабить мотивацию).

Способ 3. «Работа с ресурсами» ТЕХНИКА 1. «Обнаружение ресурсов клиентов»

Все люди владеют какими-либо ресурсами – это навыки, способности, интересы, хорошие восторги черты характера и т. д. Они смогут быть в той либо другой степени использованы при разрешении неприятности. Но эти ресурсы смогут остаться и незамеченными, в случае если психотерапевт намеренно не сфокусирует внимание на них. Возможно задавать прямые вопросы: «Имеется ли что-то такое, что вам прекрасно удается? Как возможно было бы применять это ваше умение для разрешения данной неприятности?» Техника аналогичных вопросов разрешает распознать, как человеку удается совладать со собственными проблемами, противостоять их давлению.

Образцы вопросов:

• Если бы мне было нужно пройти через то, через что прошли вы, я бы, возможно, не выжил. Как вам удалось выжить? Откуда у вас взялись силы?

• Вам так продолжительно получалось избегать данной неприятности. Какие конкретно ресурсы вы для этого применяли?

• Имеется ли что-то такое, что вам прекрасно удается? Как возможно было бы применять это ваше умение для разрешения данной неприятности?

• Какая у вас самая хорошая черта характера? Как вы применяли эту черту характера в подходе к данной проблеме? Что еще возможно сделать, что разрешило бы вам применить эту вашу сильную сторону для решения проблемы?

• Существуют ли похожие неприятности, каковые вам приходилось решать до этого? Имели возможность бы вы поразмыслить о том, как применять подобное ответ в этом случае?

• Кто, по-вашему, имел возможность бы разрешить эту проблему? Как вы себе воображаете, что бы он сделал?

ТЕХНИКА 2. «Ревизия прошлого»

Психотерапевты в кратковременной хорошей терапии ищут ресурсы везде, к примеру, в прошедшей судьбе клиента.

Время от времени люди твердо уверенны, что обстоятельством страдания есть определенный проступок, грех, идеальный ими по отношению к вторым либо вторыми по отношению к ним. Негодование, чувство обиды либо сильный и стойкий бешенство, порожденные ощущением несправедливости и причиненного зла, смогут равно как и чувство вины, стать препятствием к удовольствию собственной судьбой.

Отечественная история – обязательный атрибут нас. В то время, когда мы думаем о прошлом как об источнике неприятностей, мы причиняем себе боль. Прошлое, совсем как и люди, очень плохо реагирует на отрицание и критику и благосклонно относится к поглаживанию и «уважению». Прошлое желает, дабы в нем видели ресурс, предание прошлого, хорошее и нехорошее, и источник мудрости, исходящей из отечественного жизненного опыта.

В большинстве случаев, как что-то само собой разумеющееся, принято вычислять, что причина текущих неприятностей лежит в прошлых негативных переживаниях. Привычно считаюм, что негативный детский опыт (и более поздние стресси-рующие события) оставляют собственный след, отпечаток на людях и проявляются в последующей судьбе как симптомы. Основываясь на данной идее, в клинической практике клиента обычно поощряют «трудиться» через беседы о психологических травмах прошлого. Это убеждение на данный момент видится не только в психиатрических и психотерапевтических книжках либо среди специалистов, вместе с тем и в обыденном сознании.

Идея, что травматический опыт – источник неприятностей в последующей судьбе, само собой разумеется, правдоподобна, по крайней мере – в отечественной культуре. Это, но, не единственно вероятная точка зрения. Другое представление о тяжелых опробованиях прошлого как о полезном обучающем опыте кроме этого достаточно разумно. Вера в то, что трагедии прошлого являются источником последующих неприятностей и делают людей уязвимее к будущим стрессам, может стать самоисполняющимся пророчеством. И напротив, идея о собственном прошлом как о ресурсе может помогать в достижении цели. Возможно думать о прошлых опробованиях в хорошем свете – как об ос-н’ове положительных качеств и нынешних ресурсов.

Исходя из этого, не смотря на то, что терапия, фокусированная на ответе, скорее направлена на будущее, чем на прошлое, это не свидетельствует, что разговор о прошлом – запретная либо нежелательная тема. На прошлое направляться наблюдать не как на источник трудностей, а как на ресурс. Клиент может обучиться видеть в собственных прошлых несчастьях тяжелые опробования, каковые не только породили страдания, но и вызвали что-то полезное и стоящее.

В технике «ревизия прошлого»разговор о прошлом клиента как об источнике его внутренних ресурсов направляться вести в сердечной манере, оптимальнее – в форме подобной истории. Это задача клиента, а не психотерапевта – произвести обзор собственной прошедшей жизни в соответствии с этим понятием.

Образцы вопросов:

• Если бы возможно было каким-то образом совершенно верно определить, имеют ли ваши прошлые переживания отношение к текущим проблемам, и выяснилось бы, что никакой связи между прошлым и вашей проблемой не существует, изменится ли ваш подход к проблеме?

• Имеется ли что-то такое, чему вы обучились из прошлых опробований, что имело возможность бы появляться нужным для разрешения вашей неприятности?

• Возможно, это к лучшему, что у вас было такое богатое событиями детство? Так как человек, прошедший через все, что пережили вы, скорее сможет разрешить такие тяжёлые неприятности, чем, скажем, человек, у которого было радостное детство. Разве не так?

• Как вы думаете, тяжёлое детство делает человека посильнее либо не сильный?

• Давайте представим себе, что прошло десять лет. Ваша неприятность в далеком прошлом уже решена, и если вы посмотрите назад назад, как, по-вашему, прошлые переживания помогли вам преодолеть эту проблему?

направляться выделить следующую вещь: не смотря на то, что негативные а также мучительные жизненные события смогут позднее, в ретроспективе, восприниматься как полезный обучающий опыт, это никаким образом не оправдывает идеальное принуждение, оскорбление либо пренебрежение. направляться делать все возможное, дабы обезопасисть себя и других от аналогичных переживаний.

ТЕХНИКА 3. «Признание компетентности клиентов»

Полагая себя специалистами, специалисты, психотерапевты и психологи, обычно не признают того факта, что клиент сам есть специалистом по собственной проблеме. Он уже испробовал бессчётные методы ее решения и потому уже светло воображает, какого именно рода ответа негодны в этом случае. Он выслушал массу советов от друзей и родственников, и от специалистов. Именно поэтому он стал специалистом в сфере классических способов подхода к проблеме. Довольно часто клиенты на удивление прекрасно ознакомлены с литературой по собственной проблеме и многократно виделись и разговаривали с людьми с подобными проблемами.

Участников семьи кроме этого часто возможно разглядывать как специалистов. В случае если у них была либо существует неприятность, сходная с проблемами клиента, они очень многое смогут сообщить не только о том, как необходимо решать эту проблему, но и о том, как ее не нужно решать.

Техника «жизненного опыта» либо «признания компетентности клиента» разрешает узнать личные глубоко личные идеи клиентов о том, как доходить к решению проблемы, с тем дабы в последующем опираться на эти идеи. Убеждение, что клиенту как мы знаем, что ему не окажет помощь, и что где-то в глубине сознания у него кроме того имеется идея о том, как решить собственную проблему, разрешает психотерапевту «проконсультироваться у собственного психотерапевта».

Образцы вопросов:

• Предположим, что ваш приятель с проблемой наподобие вашей пришел к вам за советом. Что бы вы ему сообщили?

• Представьте, что в один прекрасный день вы приобретаете приглашение прочесть лекцию специалистам о проблеме, аналогичной вашей. Что бы вы им поведали?

• У меня имеется предположение о том, что вы имели возможность бы сделать, но, возможно, вы лучше всех имеете возможность предвидеть, что случится, в случае если постараться решить вашу проблему тем либо иным методом.

• Предположим, по окончании данной встречи у вас покажется чувство, что отечественный разговор был успешным. Как вы воображаете, какие конкретно темы мы бы обсуждали в этом беседе?

• Какое из ваших собственных ответов неприятности на сегодня выяснилось самым успешным? Что еще, по-вашему, вам хотелось бы испробовать?

• Имеете возможность ли вы составить перечень ответов неприятности, каковые вы пробовали либо предлагали, но убедились, что они неприменимы в вашем случае?

ТЕХНИКА 4. «Шкала надежды»

Легко поразительно, как довольно часто клиенты дают утвердительные ответы, в случае если их задают вопросы, случился ли какой-нибудь прогресс в ответе их неприятности в последнии месяцы. Фокусировка внимания кроме того на малых показателях прогресса оказывает помощь создать плодотворную воздух сессии. Это содействует обнаружению выполнимых ответов, отысканных самими клиентами. В то время, когда налицо показатели прогресса, пускай кроме того маленького, ограниченного, разговор о нем разрешает конечно двигаться в направлении таковой конструктивной темы, как то, что сделало улучшение вероятным (а также, что сделали различные люди, дабы его позвать).

В случае если об этом не задать вопрос, многие клиенты думают , что изменение не так значимо, дабы о нем информировать; оно думается совсем мелким если сравнивать с большими проблемами, стоящими перед ними.

Вот один из способов завести разговор о прогрессе. На стандартной 10-балльной шкале отмечаются нехорошее сегодняшнее положение и состояние проблемы дел. Обычный вопрос: «Что дает вам основание так оценивать положение вещей, считать, что ваша обстановка сейчас лучше?»

Пятиступенчатая модель хорошей психотерапии при работе с группой


Также читать:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: