Третья эпоха: день первый

Вообще-то, на данной игре я желал поиграть в макроэкономику, дабы и по миру походить, и с младшими людьми пообщаться. И дабы перечень моих хороших дел не исчерпывался зарубленными орками. Со времен УвИ, в макроэкономике прочно устоялась ставшая хорошей схема «собери каре из четырех макроресурсов, дабы приобрести ленты по самый выгодному тарифу». Учитывая, что любая локация создаёт лишь один ресурс, и шахта расположена за ее пределами, это открывало простор для достаточно увлекательной игры с элементами диверсий, экономической блокады и монополии. В прошедшем сезоне, на «Ведьмаке», призом за победу стало значительное превосходство Ковира в лентах на решающем штурме Каэдвена. Действительно, на «Третьей Эре» макроэкономику пара порезали. Во-первых, ресурсы имели срок годности, обесцениваясь через сутки, что должно было стимулировать не копить их под один финальный каток, а тратить на протяжении игры. Во-вторых, ресурсы были не единственным источником лент. Еще был виртуальный доход локации. Но заблаговременно было не весьма известно, как соотносятся эти источники.

В общем, задача виделась нужной и увлекательной. Я рисовал схемы, думал умные замыслы, а также замышлял утренний набег за льном. Познакомился с торговцами из семьи Карфаэл, каковые планировали вести гондорскую макроэкономику. Мы сошлись в том, что главная отечественная задача – ленты для Гондора, а прибыль – приятная формальность.

В первоначальный же сутки игры, по окончании парада я отправился к Карфаэлам на собрание гильдии торговцев. В течении часа их глава дома – Кориат – пробовал убедить колхеброна (казначея) почтить отечественное собрание своим присутствием, а делегация от дома Анфалас – мы с Маередом[2] (Бэтменом) – сидела в красивом гостевом зале семьи Карфаэл. Эпитет «красивый» в этом случае не содержит никаких скидок на условности. Имеется люди, каковые правда могут строить комфортные домики. Не то что мы. У отечественной-то команды с каждым годом, по-любому, получается одинаковая халупа, отличающаяся от прошлой лишь количеством и размерами стоек для оружия.

Музыкальная тема: Бенни Хилл

В общем, сидели мы у Карфаэлов и замечали, как по городу шляется и заглядывает к нам в дом какая-то туча пеларгирцев с оружием. Казалось бы, простые ролевые будни, но нет. Не сейчас. Сейчас до игры имел место быть эпичнейший срач в сети про ношение оружия в Гондоре, на котором Корсар – наместник Дэнертор (26 в собственном роду, до него было 25 наместников и он… сделал много всего хорошего) – настаивал, что на улицах его города не должно быть оружия по большому счету. Не считая как у бойцов и стражников Дагарим Аран (об этом позднее). Ну еще возможно у лордов. И сыновей лордов. И двух-трех человек в доме. Такие правила были через чур разумеется нежизнеспособны, в особенности учитывая, что география Минас-Тирита включала в себя самую настоящую «чёрную аллею». Исходя из этого мы с трудом продавили разрешение носить кинжалы для всех мужчин, и мечи – для намерено одобренных наместником «людей войны». Определив по заезду на строяк, что все бойцы отечественного дома были намерено одобрены наместником, я набрался воздуха с облегчением, по причине того, что моя вера в то, что на следующий день игры эти ограничения все еще будут функционировать, была сравнима только с верой в Деда Мороза. Наподобие как говорят, что подарки приносит именно он, но все знают: это немножечко не так трудится.

Но хотя бы на первый – небоевой – вечер, я все же сохранял надежду, что это будет трудиться. Ну по причине того, что для чего таскать с собой палку, которой все равно безтолку стукать? Исходя из этого толпы пеларгирцев, плюющих на отечественные выстраданные в продолжительных спорах традиции, задевали меня за живое. Но, Карфаэлов также. Это было высказано пеларгирцам, было высказано страже, но настоящий катарсис я испытал, в то время, когда в отечественный комфортный домик посмотрела Истрон Гарет (генсек), дабы спросить, сколько особых одобрений наместника необходимо выдать семье Карфаэл. Я отыскал в памяти, как она поддерживала невооружённый город, и между нами состоялся следующий диалог:

— Ни какое количество. на данный момент любой может выйти на улицу с оружием и сообщить: «Я из Пеларгира, ваши традиции труба шатал».

— Пеларгирцы отечественные союзники.

— А чего стоит случайному человеку с громадной дороги назваться пеларгирцем. В случае если стража не осилит с изъятием оружия на входе, обязанность каждого гондорца – носить при себе клинок, дабы при чего закрыть косяк стражи.

— Обязанность каждого гондорца – записаться в стражу. А вы уже записались в стражу?

Тут я на секунду задумался, что этому городу и правда нужен новый храбрец.

— Еще нет, где записаться?

— Во дворце, либо за вами придут.

— Прекрасно, запишемся.

На этом месте я перевернул первую карточку «Честь». Я бы не заявил, что прочтённое отразило трансформации в моем персонаже. Наоборот, достаточно прекрасно отражало его изначальную сущность:

Мысли преобразовываются в слова, а слова в поступки. Честь и благородство — это не только чистота помыслов, но и рвение к честности по отношению к себе и окружающим. Молчание же в конечном счете ведет к равнодушию к царящей в мире несправедливости.

Рисунок – схема Минас-Тирита. Видно, что между двумя многочисленными группами строений, прекрасно моделирующими многоярусный город, имеется достаточно протяженный безлюдный участок.

Позже, в то время, когда Истрон Гарет ушла, Маерэд задал вопрос меня:

— Мы что, правда желаем находиться на воротах?

— Поверь, где-нибудь в середине второго дня боевки ты этого захочешь, – Я сообщил это, уже имея в виду отечественный плотный график, но все еще не имел возможности представить, как же, мать его, был прав.

Позже мы сходили во дворец, выловили таки колхеброна, собрали представителей вторых торговых домов и начали думать, как собрать «каре» самим и не разрешить это сделать Хараду, применяя тайные тропы и дипломатию. Думали, как реализовать монополию на лен и чем заменить Пеларгирское зерно, в случае если его не удастся отстоять. Думали, как как раз и кто как раз будет выносить ресурсы из шахт, кто, куда и в то время, когда будет вести караваны, разглядывая наряду с этим нарисованную мной прекрасную и топографически правильную карту Средиземья, за которую меня много раз похвалили. По окончании часа бурных дискуссий, я практически поверил, что у меня будет увлекательная игра в экономику, как внезапно просочилась мастерская инфа: на шахту надеется всего 4 макроресурса.

Музыкальная тема: Бенни Хилл

— Фигли тут так мало? – задал вопрос господин Кориат.

— Дебафф -50% за отсутствие подлинного короля, — ответили ему.

— Расходимся, тут не на что наблюдать, — сообщил лорд Голасгил.

Вправду, поскольку кроме того при идеально совершённом обмене мы приобретали +18 лент за цикл по сравнению со случаем, в то время, когда мы по большому счету не будем проводить обмена. Что смотрелось очень робко на фоне порядка 110 лент, приобретаемых в качестве виртуального дохода. Добавим ко мне тот факт, что если бы мы взяли +18 лент, то не имели возможность заплатить макроресурсы кроме того на то, дабы вынести флаги из казарм. А их еще необходимо было тратить на ремонт домов и крепостей, и для всего этого годился любой макроресурс, каре собирать было не требуется. Так что, настоящая цена всем отечественным умным замыслам была плюс-минус 9 лент. Приятно, само собой разумеется, но провафлив оборону сёл мы утратили бы несопоставимо больше.

Разошлись. Голасгил отправился на Совет, а я отправился забрать отливку, которую он заказал у дома Антари. Отливки были классной идеей, по причине того, что выплавлялись по-настоящему из настоящего олова, которое вбрасывалось в игру на правах микроресурса. Увы, тут также было не на что наблюдать, по причине того, что главным назначением отливок для Гондора, где нет рабства, оставался вынос знамени армии из казарм. Если бы любой лорд вешал ленты на собственный знамя, как и предполагалось до игры, отливки были бы актуальны. Но за вынос знамени нужно было отдавать макроресурс, а макроресурсов было так мало. Исходя из этого отливка, которую мы заказали, также выяснилось ненужной. А знамя, которое Андара (Оля) шила с любовью и с ней же красила, выяснилось полезно лишь для коронации и парада.

Легли дремать, очень не затягивая. Еще до собрания у Карфаэлов, мы с Голасгилом обошли самые знакомых нам лордов (Пиннат-Гелин, Лоссарнах, Кайр-Андрос, Ламедон) и лично договорились, что на следующий день заявлена побудка в 7:30 и «кроме того в случае если все остальные не поднимутся, мы-то совершенно верно поднимемся». С Пиннат-Гелином договорились будить друг-друга рогами. Голасгил верил, что подобные индивидуальные договоренности трудятся значительно лучше, чем спускаемая Боромиром разнарядка, что подтвердилось.

The Last Days 3.5 Warband Mod Gameplay Let’s Play Part 1 (MEET BEAR’URUK)


Также читать:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: