Третья эпоха: предыстория

Больше всего в ролевых играх мне нравится возможность убивать нехороших парней. Побить друг-друга палками возможно и на маневрах, походить по лесу возможно и безвозмездно. То же самое касается кабаков с кальяном. Но по-настоящему хорошей делается та игра, на которой представлено пара несовместимых совокупностей сокровищ, границы которых, в совсем совершенном случае, не проходят по границам локаций. Мы примиряем на себя одну из них, дабы после этого защищать ее словом и делом. Другие игроки примеряют другую. По окончании чего отечественные персонажи смогут бить друг друга палками не просто так, а во имя великой справедливости, и это здорово.

В прошедшем сезоне мы хорошо выступили на «Ведьмаке» в качестве торгового дома «Ковры Ковира», но ощущения «убивать нехороших парней» весьма не хватало. Выяснив, что в 2017 году намечается солидная игра по Толкиену, создатели которой желают дать каждой стороне собственную правду, я сходу осознал, куда мы делаем следующий командный выезд. Некая неприятность была с тем, куда как раз. Разговаривали про пара мест. В конечном итоге, я вышел на Аджантиса, изложил ему отечественные пожелания и взял совет ехать в Гондор одним из добропорядочных домов с виртуальным доходом. Мысль мне весьма понравилась, по причине того, что тяжело представить себе людей, каковые в большей мере чувствуют себя «хорошими юношами», чем потомки нуменорцев в Средиземье. Трусевич, что, в то время, был капитаном команды, стал лордом Голасгилом из Анфаласа. Я же не желал иметь отношения к правящему семейству. По причине того, что лорд обязан мочь выживать (мой приключенческий темперамент игры этому совсем не содействует), и не продалбываться (такую возможность я все же желал себе покинуть). Исходя из этого меня оформили сначала как начальника ополчения Анфаласа, а после этого легко как доверенное лицо лорда.

Музыкальная тема: Айре и Саруман – С Запада девять пришло судов…

Моего первого персонажа кликали Ниас Меглитар, у него была долгая родословная (от адмирала Кирьятура, разбившего Саурона при Гватхло во Вторую Эру, через лордов Тарбада, в то время, когда данный город еще существовал), которая ни разу не всплыла, не меньше долгая биография, которая не всплыла тем более, и четкая жизненная позиция, в соответствии с которой я принимал на игре ответа:

1) Высокие Люди Запада являются хранителями знаний о том, как в действительности устроен мир, и потому отвечают за все младшие народы Средиземья.

2) Выдающиеся качества Высоких Людей Запада связаны с биологическим причиной, исходя из этого их кровь нельзя проливать без потребности – ее и без того мало осталось в нашем мире.

3) Младшие люди опасаются мощи Неприятеля и в собственном незнании склонны принимать на веру его неправда, исходя из этого Высокие Люди Запада должны быть их защитниками и учителями.

4) Сторониться младших людей, относиться к ним недобросовестны либо потребительски – прочная практика, которая ведет к торжеству Неприятеля.

5) Младшие люди смогут стать похожи на нас, и это индикатор того, что мы все делаем верно. Они не смогут стать всецело равны Высоким Людям Запада, по причине того, что п.2, но я буду уважать тех из них, кто заслуживает уважения, и приветствовать тех из них, кто идет отечественным методом, как товарищей и друзей.

6) Как один из Высоких Людей Запада, я должен быть хорош собственных великих предков. Другими словами, одерживать впечатляющие победы над неприятелями, помогать не сильный и нуждающимся, содействовать торжеству правды, претворять собственные совершенства в судьбу, бесстрашно идти за них на любой риск, а также, смертельный. Как раз такое поведение в сочетании с кровью дает мне право королей людей, а не просто кровь сама по себе.

7) Очевидно, это не означает, что я не ищу славы. Наоборот, я желал бы, дабы о моих подвигах услышало все Средиземье.

В целом, позиция Анфаласа была приблизительно таковой, не смотря на то, что любой был в праве на личные перегибы. У нас не было сформулированного катехизиса, но было познание «Бремени Высоких Людей Запада», которое сводилось к тому, что никто не считая нас не обустроит данный мир верно.

Кстати, достаточно забавно было позже сравнить данный мой персональный кодекс с «катехизисом Кастамировичей» и конкретно позицией Аргелеба/Аронтора, удивиться, как они были близки, при наличии одного значительного отличия. Они за то, дабы миром правила кровь дунэдайн, мы за то, дабы миром правил дух дунэдайн.

Не считая дунэдайн, в отечественной команде было много эдайн, каковые в далеком прошлом живут рядом с нами, разделяют отечественные совершенства и в целом достаточно похожи на нас, дабы сложно было подметить различие[1]. Это товарищи и наши друзья, каковые высказывают п.5. И одна вастачка, которая также в далеком прошлом нам помогает, и которая была персональным квестом лорда Голасгила – продемонстрировать вторым лордам Гондора, что среди вастаков также бывают люди, талантливые приобщиться к цивилизации и заслуживающие уважения и почестей. На протяжении игры она совершила даже больше чем нужно подвигов, но увы лорд Голасгил погиб раньше, чем успел представить ее Совету, а наследник был через чур поглощен войной. Увы, в целом, целый пласт игры, который связан с разным отношением и разной кровью к ней, был в Гондоре слит, что достаточно закономерно. Какие конкретно бы внутренние конфликты ни были прописаны в локации, перед лицом конкретного и неизменно себя проявляющего внешнего неприятеля они неизбежно отойдут на второй план.

История мира Толкина — Валар и Майар | Средиземье / Сильмариллион / Властелин Колец


Также читать:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: