Три формы психической и мыслительной деятельности

До недавних пор считалось, что все происходящее в психологической и интеллектуальной деятельности человека всецело осознается им. Сейчас общепризнано, что в ходе мышления и в психологической деятельности самосознание есть только незначительной частью. Не считая открыто признаваемых нами обстоятельств, стоящих за отечественными действиями, существуют еще тайные обстоятельства, в которых мы не могут согласиться кроме того самим себе. Большая часть отечественных действий обусловлено скрытыми двигателями, ускользающими от отечественного наблюдения, а также самый узкий аналитик в состоянии заметить только маленькое число бессознательных двигателей, которым он повинуется.

Чуть только десятая часть ежедневного процесса мышления человека производится сознательно, другая же интеллектуальная деятельность осуществляется на подсознательном уровне. Так именуемое сознательное мышление есть только вершиной айсберга, поднимающегося из глубин океана. Мы находимся как бы в чёрном лесу в беспросветную ночь, отечественные факелы бросают лишь незначительный круг лучей, вне которого более широкое кольцо полутеней, а потом идет уже непроглядная тьма. В это же время в этой-то тьме и полутенях совершается огромная работа, и ее результаты, в то время, когда это необходимо, врываются в световой круг, именуемый сознанием.

О существовании у человека бессознательной сферы деятельности в далеком прошлом, задолго до открытия 3. Фрейда, догадывались и доктора, и писатели, и философы. Но это бессознательное было тайной за семью печатями, оно было окружено религиозными предрассудками и мифами, отдавалось в полное владение то ли всевышнему, то ли сатане. Очевидное существование в человеке психически неопознанных явлений давало пищу для различных мистических учений.

В животном мире всякое поведение возможно обрисовать инстинктами, значительно чаще обусловленными физиологическими потребностями. По сути дела — это действия, конкретно побуждаемые неуправляемыми мотивами.

Совсем в противном случае обстоит дело у человека. У него имеется самосознание, некое Я, центр его личности. Обязательный атрибут деятельности человека — моральные нормы и стереотипы культурной среды, усвоенные в ходе социализации. Эти структуры подавляют одни мотивы человека и разрешают реализоваться вторым. Так, методом подавления определенных мотивов, формируется людская деятельность. Сознание оказывается всего лишь наездником, что оседлал норовистое животное, укротил его, как быть может, и не дает ему бежать в том направлении, куда хочется, — а лишь к цели. По данной причине довольно часто поведение человека определяется не его сознательными замыслами, а борьбой его Я с бессознательными устремлениями организма.

Механизм подавления чуждых Я стремлений Фрейд назвал цензурой. Цензура — основное оружие Я в его борьбе с бессознательным, но оружие обоюдоострое. Все, что не соответствует морали общества, не допускается до сознания. Цензура вытесняет в подсознание все естественные животные мотивы, каковые запрещены публичной моралью и приходят в несоответствие с усвоенными идеологическими стереотипами. Человек не знает о существовании этих устремлений. Он считает, что в нем имеется лишь то, что доступно его сознанию.

Но подавленные рвения никуда не исчезают. Они живут собственной судьбой, пробуют реализоваться, вырваться наружу, пробив стенке психотерапевтической защиты — цензуру. И пробиваются в виде оговорок в речи, описок в письме, комплексов, невротических признаков.

Обрисованный механизм в современной психоаналитике именуют личностным бессознательным, потому, что оно выясняется результатом собственной судьбе каждого индивида. Личностное бессознательное, не смотря на то, что и намного больше по количеству, чем сознательное, но однако и оно очень сильно уступает еще одной форме бессознательного, которую именуют коллективным бессознательным.Последнее вмещает в себя итог судьбы всей людской популяции, от момента ее формирования в глубинах дочеловеческих предков.

Проанализируем механизм коллективного бессознательного. В случае если с физиологической точки зрения отечественное тело есть итогом всей людской эволюции, то то же самое возможно сообщить и о пашей психике, которая в определенной мере свойственна всем людям, опосредуя их сотрудничество со средой обитания. Так как имелись неизменно повторяющиеся условия существования поколений, то появились и обычные для всех биологических видов (среди них и для человека) реакции, происходящие машинально и именуемые инстинктами. У человека соответственно имеются и неспециализированные всему живому инстинкты, и своеобразные человеческие бессознательные реакции иа среду обитания, будь то физические явления, другие люди либо личные психофизиологические состояния. Универсальные прообразы, проформы поведения и мышления составляют коллективное бессознательное, как совокупность реакций и установок, которая незримо определяет жизнь человека.

В сравнении с животными человек наделен сознанием, благодаря чему он свободен от чисто инстинктивных реакций на мир. Сознание опосредует его отношение с окружающим миром, что открывает огромные возможности, но вместе с тем ведет и к опасности отрыва сознания от жизненных корней.

Животные всецело загружены в бессознательную судьбу, им нет потребности прибегать к сознательной регуляции поведения, и они не смогут сойти с ума, потому, что у них его нет. Человек первобытного общества только в малом мере отрывался от матери-природы. С развитием сознания эта пропасть все более углублялась, и человек должен был приспосабливаться не только к внешнему, но и к собственному внутреннему миру, другими словами ему необходимо было всегда восстанавливать равновесие, гармоническое соотношение с унаследованными им из прошлого бессознательными детерминантами мышления и поведения.

Дикарь сохранял гармонию посредством мифологии, магии, ритуалов, причем мифологическое мышление еще не знало разделении на объекта и субъекта, внешнего и внутреннего, физического и психологического. Современное же человечество, отказавшееся от мифологических представлений, насчитывает только пара столетий.

Ориентация современного человека только на сознательное поведение породила и новый тип мышления — логическое. Такое мышление протекает в суждениях, оно словесно, требует упрочнения воли. Оно утомляет человека. Логическое мышление имеется порождение и инструмент культуры. С ним прежде всего связаны наука, техника, промышленность — орудия контроля над действительностью. В малоразвитых обществах и поныне логическое мышление слабо заметно.

Ненаправленное, интуитивное мышление является потоком образов, а не понятий. Оно не утомляет человека. Стоит только расслабиться, и мы теряем нить логического рассуждения, переходя к естественной для человека игре воображения. Такое мышление непродуктивно для приспособления к внешнему миру, потому, что уходит от действительности к фантазиям. Оно сродни снам. Но оно нужно для художественного творчества, мифологии, религии,,

Все те творческие силы, каковые современный чело-зек вкладывает в науку и технику, человек древности посвящал религии и мифам. Именно поэтому мы стали богатыми в познаниях, но бедными в мудрости. Настоящими источниками мудрости остаются для нас только сновидения, в то время, когда контроль логического мышления ослабевает и мы опять имеем возможность войти в потерянный для отечественного сознания фантастический мир.

Психика человека имеется целостность, единство сознательных и бессознательных процессов. Она есть саморегулирующейся совокупностью, в которой происходит постоянный обмен энергией между сознанием и его противоположным полюсом — коллективным бессознательным. Энергия рождается из противоречий, из борьбы двух противоположностей, как Инь из Ян и напротив. Обособление какой-либо из этих двух частей психики ведет к потере энергетического равновесия. В то время, когда сознание пытается обособиться от бессознательного (что происходит, к примеру, у европейских народов последних столетий), бессознательное пытается к компенсации себя. Вторжения коллективного бессознательного способны приводить не только к психозам, но и к всевозможным лжепророчествам, кинфляции сознания всякого рода вождей, становящихся носителями сверхчеловеческих сил.

Тёмная благодать бесноватости какого-нибудь фюрера и высшие успехи художественного либо религиозного творчества наряду с этим бывают обусловлены единым источником. Все различие состоит только в том, что у настоящего пророка сознание не поглощается бессознательными образами, а, наоборот, символически перерабатывает их. Лжепророк же отождествляет собственный сознание с бессознательным образом и делается по другую сторону морали, сознательного выбора, становясь марионеткой бессознательных сил.

Каждая религия сродни мифологии, а потому она есть разновидностью коллективного бессознательного. Из этого ясно, что религия вечна, она просто нужна всему современному человечеству как мостик, талантливый поддерживать устойчивый энергетический баланс между все возрастающим уровнем сознания и сдающим собственные позиции коллективным бессознательным. Религия несет в себе две регулятора — спасителя и функции души психологического здоровья. Обществу, лишенному защитных стен религиозных знаков, в полной мере реально может угрожать сумасшествие.

ВСЕ 5 ФОРМ БРИТАНСКОГО ГЛАГОЛА НЕСЛОЖНЫМ ЯЗЫКОМ. (таблица верных и неправильных глаголов)


Также читать:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: