Твердо стой на собственных ногах

Надейся на себя

Гонись за мечтой,

но живи в реальности

Трудись вместе с другими

«Еслихочешь молока, не сидина табуретке среди пастбища, выжидая, пока коров сама подставит тебе вымя». Эта ветха поговорка в полной мере в духе поучений моей мамы. Она бы еще добавила: «Давай, Рики. Не рассиживайся. Иди и лови корову».

Древний рецепт кроличьего пирога гласит: «Сперва поймайте зайца». Обратите внимание, что в нем не сообщено: «Сперва купите зайца либо сидите и ожидайте, пока кто-нибудь не принесет его вами. Подобные уроки, каковые преподавала мне мама с самого раннего детства, и сделали меня независимым человеком. Они обучили меня думать собственной головой и браться за дело самому. Раньше для населения украины это было жизненным принципом, но нынешняя молодежь часто ожидает, в то время, когда ей все поднесут на блюдечке. Быть может, будь остальные родители похожи на моих, мывсе стали бы энергичными людьми, какими когда-то и были англичане.

в один раз, в то время, когда мне было четыре года, мама остановила машину за пара миль до отечественного дома и заявила, что сейчас я обязан сам отыскать дорогу к себе через поле. Она преподнесла это как игру — ия лишь был рад возможности в нее поиграть. Но это уже был вызов, Я рос, и задания становились сложнее.

в один раз ранним зимним утром мама разбудила меня и приказала наряжаться. Было мрачно и холодно, но я вылез из постели. Она дала мне завернутый в бумагу завтрак и яблоко. «Воду ты и сам отыщешь по дороге», — сообщила мама и помахала мне рукой, отправляя в поездку на велосипеде к южному побережью за пятьдесят миль от дома. В то время, когда я в полном одиночестве крутил педали, было еще мрачно. Я переночевал у родственников и возвратился к себе на следующий сутки, страшно гордясь собой. Я был уверен, что меня встретят криками эйфории, но вместо этого мама сообщила: «Молодец, Рики. Ну как, было весьма интересно? А сейчас беги к викарию, он желает, дабы ты помог ему колоть дрова».

Кое-кому такое воспитание может показаться жёстким. Но в отечественной семье все весьма обожали друг друга и любой беспокоился о вторых. Мы были дружной и спаянной семьей. Родители желали, дабы мы росли сильными и обучались надеяться на самих себя. Отец всегда был готов нас поддержать, но как раз мама побуждала к тому, дабы мы в любом деле выкладывались полностью. От нее я выяснил, как делают бизнес и получают деньги. Она сказала: «Слава достается победителю» и «Гонись за мечтой!». Мама знала, что любой проигрыш несправедлив, — но такова жизнь. Не через чур разумно учить детей тому, что они смогут постоянно побеждать. Настоящая судьба — это борьба.

В то время, когда я появился, отец лишь начинал обучаться юриспруденции, и денег не хватало. Мама не ныла. У нее было две цели. Первая — обнаружить нужные занятия для меня и моих сестер. На безделье у нас в семье наблюдали неодобрительно. Вторая — отыскивать методы зарабатывания денег. За домашним ужином мы довольно часто говорили о бизнесе. Я знаю, что многие родители не посвящают детей в собственную работу и не обсуждают с ними собственные неприятности. Но я уверен, что их дети ни при каких обстоятельствах не осознают, чего в действительности стоят деньги, И часто, попадая в настоящий мир, они не выдерживают схватки. Мы знали, каков мир в действительности. Мы с моей сестрой Линди помогали маме в ее проектах. Это было здорово и создавало чувство локтя в работе и семье.

Я старался воспитывать Холли и Сэма в том же ключе, не смотря на то, что мне и повезло в том, что денег у меня было больше, чем в свое время у моих своих родителей. Я до сих пор считаю мамины правила весьма хорошими и пологаю, что Холли и Сэм знают, чего стоят деньги. Мама делала мелкие древесные коробочки для корзины и салфеток для мусора. Ее мастерская размешалась в садовом сарае, а отечественная работа была в том, чтобы ей помогать. Мы раскрашивали ее изделия, а позже их складывали. Позже поступил заказ от Harrods*, , и продажи пошли в гору. На протяжении каникул мама сдавала помещения студентам из Германии и Франции. Трудиться от души и радоваться от души — фамильная черта отечественной семьи. Сестре мамы, тете Клэр, весьма нравились тёмные уэльские овцы. Ей пришла в голову мысль организовать компанию по

______________

* Harrods — один из самых известных и дорогих универмагов Лондона. — Прим. пер.

выпуску чайных чашек с нанесенными на них картинками тёмных овечек, а дамы в ее деревне стали вязать узорные свитера с их изображением.Дела в компании пошли весьма славно она приносит хорошую прибыль и сейчас. Годы спустя, в то время, когда я уже заправлял Virgin Records, тетя Клэр позвонила мне и заявила, что одна из ее овец обучилась петь. Я не засмеялся. К тетиным идеям стоило прислушаться. Безо всякой иронии я везде ходил за данной овцой с включенным магнитофоном, Ваа Ваа ВIасk Sheep* имела громадный успех, дойдя до четвертого места в хит-парадах.

Я проделал путь от мелкого бизнеса в садовом сарае до организации глобальной сети Virgin. Уровень риска намного возрос, но я с детства обучился быть храбрым в собственных решениях и действиях. Не смотря на то, что я неизменно пристально всех выслушиваю, но до сих пор надеюсь на личные силы исамостоятельно принимаю решения, Я верю в себя и в собственные цели. Только в один раз эта вера была поколеблена. К 1986 году Virgin стала одной из наибольших в Британии частных компаний с четырьмя тысячами сотрудников. Уровень продаж если сравнивать с прошлым годом увеличился на шестьдесят процентов. Мне советовали сделать компанию открытой и начать продажу акций. Два мо-

__________

* Ваа Ваа ВIасk Sheep («Бе-е-е, бе-е-е, тёмная овечка») — узнаваемая с 1744года детская песенка-считалка, Virgin выпустила ее в исполнении той самой «поющей овцы« на сингле («сорокапятке») в первой половине 80-ых годов XX века. — Прим. пер.

их партнера по бизнесу, прекрасно меня знавшие, не горели жаждой направляться таковой советы. Они заявили, что мне не понравится утрата контроля над компанией. Но банкиры уверяли, что мысль прекрасна. В случае если мы ее осуществим, то это разрешит мне распоряжаться намного большими капиталами. Другие большие частные компании, такие как Body Shop и Sock Shop, уже стали открытыми акционерными компаниями, и дела у нихшли замечательно.

Подталкиваемый банкирами, я наконец решился и выставил акции Virgin на фондовую биржу. По почте сразу же поступило семьдесят тысяч заявок на приобретение акций. Те, кто затянул с этим делом, выстроились в очередь в Сити, дабы приобрести акции прямо на бирже. Я ни при каких обстоятельствах не забуду, как шел на протяжении данной вереницы людей и благодарил их за то, что они в нас верят. Я был растроган их ответными словами: «В текущем году мы отказались от отпуска, решив положить отечественные накопления в Virgin» и «Мы ставим на тебя, Ричард».

Достаточно не так долго осталось ждать я начал испытывать отвращение к тому, как делаются дела в Сити. Все это было совсем не нравиться. Сейчас, дабы обсудить, с какими рок-группами заключать договор, вместо неформальной встречи с партнерами в собственном плавучем доме, я должен был задавать вопросы разрешения у участников правления. Они не осознавали, как запись, ставшая хитом, может в течении 24 часов принести миллионы. Вместо того дабы подписать договор с усиливающимся исполнителем раньше, чем это сделают соперники, мне приходилось 30 дней ждать очередного собрания правления. Но к тому времени было уже поздно что-то решать. Иногда мне приходилось слышать и такое: «Договор с Rolling Stones? Моей жене они не нравятся. Джанет Джексон? А кто это?»

Я постоянно принимал решения скоро и руководствовался инстинктом, а сейчас . Но самое неприятное было в том, что я ощущал себя не в собственной тарелке и не был уверен, что твердо стою на собственных ногах. Отечественные доходы удвоились, но акции Virgin начали скользить вниз, и я в первый раз в жизни почувствовал депрессию. Позже грянул провал фондовой биржи. Акции упали. Моей вины в этом не было, но мне казалось, что именно я подвел тех, кто приобрел акции Virgin. Многие из них были приятелями, участниками семьи, сотрудниками отечественной компании, но в большинстве собственном пострадали люди, подобные той паре, что вручила нам все собственные накопления. И я решился: выкуплю все акции до единой — и по той цене, по которой люди их получали. Я был не обязан платить столь большую цену, но мне не хотелось подводить людей. Я лично забрал ссуды на требуемые сто восемьдесят два миллиона фунтов, но дело того стоило. Обращение шла о моем добром имени и моей свободе.

Тот сутки, в то время, когда Virgin опять стала личной компанией, имел возможность сравниться для меня со спасительной посадкой по окончании рекордного полета на воздушном шаре.

Я ощущал огромное облегчение. Я опять был капитаном собственного корабля и хозяином собственной судьбы. Я верю в себя. Я верю в руки, каковые трудятся, в умы, каковые мыслят, и в сердца, каковые обожают.

ЦЕНИ МГНОВЕНИЕ

Обожай жизнь и живи полной судьбой

Наслаждайся мгновением

Думай о собственной жизни

Дорожи каждой секундой

Не сожалей о прошлом

Шел 1997 год. Я планировал в кругосветный полет на монгольфьере и, перед тем как отправиться в путешествие, написал долгое письмо своим детям — на случай, если не возвращусь. Письмо начиналось словами: «Дорогие Холли и Сэм! Жизнь время от времени думается нереальной. Сейчас человек жив, здоров и полон любви — а на следующий день его может не стать. Вы оба понимаете, что я постоянно хотел жить максимально полной судьбой…»

Я написал это письмо на всякий случай — в случае если случится самое нехорошее. Мы стартовали утром из Марракеша, города в Марокко. Двенадцать часов спустя трагедия — падение в Атласских горах и смерть в бушующем пламени — казалась неизбежной. Говорят, что перед лицом смерти человек живёт всю собственную жизнь за пара последних секунд. Со мной ничего аналогичного не произошло. Я думал лишь об одном: в случае если я выйду изо всей переделки живым, то больше ни при каких обстоятельствах ничего аналогичного не выдумку. Мы бились всю ночь, дабы удерживать шар в воздухе, и к восходу солнца были над пустыней, где приземляться было уже безопасно.

Мы дрейфовали к почва, а я сидел на стеклянной крыше капсулы и наблюдал на чудесное золото восхода солнца, заливавшее пустыню. Это был сутки, что я не сохранял надежду заметить, а потому и солнце, и по степенно прогревавшийся воздушное пространство казались бесценными. Всем существом своим я осознавал, что завоеванное в тяжелой борьбе значительно дороже того, что дается легко. И это было напоминанием: наслаждайся каждым мгновением.

Я так влюблен в воздушные шары, что кроме того приобрел один для себя. Это маленький шар с плетеной корзиной — такой же, как в «Около света за восемьдесят дней». Я довольно часто катаю на нем друзей и родных. Летать на таком шаре — одно из самых умиротворяющих занятий, каковые я знаю. Нечайно ощущаешь собственный единение с природой. Ты плывешь в полной тишине, ускользая от мирской суеты. К тебе не дозвониться, тебя не остановить. Ты свободен. Ты наблюдаешь вниз на города, людей и поля, не опытных, что ты тут, наверху. Ты можешь пролететь рядом с диким лебедем и услышать удары его крыльев. Ты можешь посмотреть в глаза орла.

Воздушные шары обучили меня предаваться размышлениям. На земле моя жизнь проходит в ошеломительном темпе, где любая секунда заполнена до отказа. Такая занятость не редкость чрезмерной. Каждому из нас нужен собственный уголок для уединения. Иногда полезно остановиться — и ничего не делать. Это позволяет поразмышлять. Это заряжает умы и наши тела новой энергией. Я довольно часто думаю о рыбаках, за которыми замечал в Японии на Рождество. Постоянное рвение к чему-то заложено в отечественной природе, и я думал: а чего же они ищут в жизни, чего от нее желают? Рыбаки смотрелись в полной мере довольными тем, что ловят рыбу и смогут прокормить собственные семьи. Они не рвались к тому, дабы основывать империи по изготовлению рыбных консервов. Как я знал, они не жаждали пересечь Тихий океан на воздушном шаре либо покорить Эверест. Приходил новый сутки — и они встречали его. Они жили мгновением, и, пожалуй, именно это давало им душевный покой.

Моя бабушка прожила жизнь, наполненную до краев. В то время, когда ей было восемьдесят девять, она стала самым пожилым человеком в Британии, сдавшим практический экзамен повышенной сложности по латиноамериканским танцам. Ей было девяносто, в то время, когда она стала самым ветхим игроком в гольф, загнавшим мячик в лунку с одного удара. Бабушка постоянно училась . В девяносто пять она прочла «Краткую историю времени» (А Brief History of Time) Стивена Хокинга, став одной из немногих, кто осилил эту книгу от начала и до конца. Незадолго до смерти (она погибла в девяносто девять лет), бабушка отправилась в кругосветный круиз. Она смеялась от души, в то время, когда ее случайно оставили на Ямайке в одном купальнике. Ее позиция была четкой: жизнь дается один раз, и этим шансом нужно воспользоваться по максимуму.

Мои родители медлено стареют, и по сей день им уже за восемьдесят. Как и бабушка, они перепрыгивают с самолета на самолет, путешествуя по планете. Они постоянно присутствовали при завершении и начале всех моих приключений, ободряя меня и придавая мне сил. Они кроме того отправились разыскивать нас, в то время, когда мы с Пером затерялись на бескрайних ледяных просторах Севера по окончании того, как отечественный монгольфьер попал в пургу над Канадой. Их пример учит меня, как радоваться жизни.

В 1999году мы приобрели надел земли в Южной Африке и выстроили в том месте прекрасный дом, В нем мы планируем всей семьей. Время, которое я провожу с родными, для меня так драгоценно, что, в то время, когда мысобираемся совместно, я отвожу на деловую активность лишь пятнадцать мин. в сутки. Я не признаю современных технических штучек наподобие электронной почты либо Сотовых телефонов, но в Африке мне было нужно обучиться пользоваться спутниковым телефоном чтобы поддерживать контакт с офисом. Многие громадные шишки, проводящие в собственных кабинетах дни напролет, не смогут этого осознать. Они задают вопросы: «Как ты можешь управиться со всеми делами за пятнадцать мин.?» Я отвечаю: «Это легко. Нужно не терять ни единой секунды». Это правило справедливо по отношению и к моему бизнесу, и к моей личной жизни.

на данный момент, в то время, когда я стал старше и, быть может, чуточку умнее, я могу это сообщить. Но так было не всегда. Мою первую жену Кристен весьма злило то, что я всегда висел на телефоне. Она сказала, что я трачу на бизнес всю собственную жизнь и не могу совершить границу между домом и работой. Супруга была права. Неприятность частично заключалась в том, что я трудился из дома. Я не имел возможности удержаться от искушения снять трубку, в случае если звонил телефон, — а он фактически не замолкал. Само собой разумеется, прекрасно было бы просто разрешить ему звонить и звонить — но внезапно за очередным звонком прячется увлекательная сделка?

И по сей день, кроме того пребывая в состоянии полной расслабленности, я ни на секунду не прекращаю думать. В то время, когда я бодрствую, мой мозг трудится все время, переваривая идеи. А потому, что Virgin стала глобальной компанией, мне приходится бодрствовать солидную часть дней. Но я мастерски овладел мастерством дремать урывками, по часу либо по два за раз. Из всего, чему я обучился, эта свойство для меня жизненно нужна. Скажем, в автобусе, едущем из Гонконга в Китай, делать очень нечего — и я дремлю. А позже просыпаюсь — в полной готовности опять трудиться часами. Не считая всего другого, это красивый метод отключаться. Уинстон Черчилль иМаргарет Тэтчер мастерски обладали мастерством дремать урывками, и в собственной жизни я следую их примеру.

У испанского живописца Сальвадора Дали был собственный неповторимый метод наслаждаться мгновением. В то время, когда его одолевала скука, он шел в собственный сад на вершине гора. Срывая красивый идеальный персик, нагретый солнцем. Держал его на ладони, наслаждаясь золотистой кожицей плода. Нюхал его. Теплый ласковый запах обволакивал живописца. Позже он откусывал один кусочек. Его рот наполнялся сладким соком. Он наслаждался им весьма неспешно, смакуя, а позже выплевывал сок и швырял персик в море, плескавшееся внизу. Дали сказал, что это был такие мгновения и момент совершенства давали ему значительно большее удовольствие, чем если бы он съел целую корзину персиков.

Сожаление о прошлом — как персик, что ты бросил вниз. Персика больше нет, но ты полон раскаяния. Ты жалеешь о том, что выкинул его. Ты хо тел бы его вернуть. Мне думается, что лучший метод наслаждаться мгновением — не горевать о прошлом. Сожаления тянут тебя вниз, тащат обратно в прошлое, тогда как тебе необходимо двигаться вперед. Не легко и не очень приятно проигрывать в какой-то сделке, но еще тяжелее и неприятнее мучиться от эмоции вины по этому поводу. Мы все совершаем поступки, о которых позже сожалеем. Время от времени они кажутся нам громадными неточностями, но позднее, оглядываясь назад, мы видим, какими малыми были отечественные проступки в действительности. Сожаление, вызывающее грызущее чувство вины, может принести разве что бессонные ночи. Но я уверен: прошлое имеется прошлое. Его нельзя изменить. А также если ты вправду сделал что-то не так, сожалеть уже поздно — нужно идти вперед. Я вспоминаю случай, случившийся на протяжении отечественного с Кристен отпуска в Мексике. Она выбрала такое место, где по большому счету не было телефонных линий. Со мной никто не имел возможности связаться. За пару дней до конца отпуска я постарался нанять моторную яхту для рыбалки в открытом море и попросил одного из рыбаков на следующий сутки забрать нас с собой. Он отказался, сообщив, что на следующий день может начаться шторм.

Я поразмыслил, что он желает вытянуть из нас побольше денег. Но я уже загорелся и объявил, что заплачу в два раза против простой цены. Пара туристов, сидевших тут же, в баре, заявили, что также желали бы порыбачить и также заплатят вдвое дороже. На следующий сутки мы наслаждались прекрасной рыбалкой, в то время, когда я увидел, что начинает заметно темнеть. Встал сильный ветер, быстро похолодало. Отправился ливень. Команда запустила двигатель, дабы идти к себе, но тут стало известно, что руль заклинило. Яхтой стало нереально руководить, и она кружилась на одном месте как заведенная. Шторм усиливался, а море разбушевалось. Огромные волны перекатывались через палубу. Людей тошнило, а судно содрогалось от ударов. Я был уверен, что оно не выдержит и мы отправимся ко дну. Через час нехорошее, казалось, миновало. Море успокоилось, и все было залито каким-то необычным светом. Мы появились в самом центре урагана. Я видел тёмную стенке, двигавшуюся к нам над водой. Это был дальний край шторма, и смотрелся он пугающе. Я поразмыслил, что, в то время, когда ураган обрушится на нас, мы погибнем. Кристен была хорошей пловчихой. Она внесла предложение вплавь добираться до берега, что был в двух милях от нас, и постараться опередить шторм. Остальные уверяли нас, что это сумасшествие, но рыбаки все-таки дали нам какую-то доску, за которую возможно было держаться. Мы прыгнули в воду. Я действительно опасался утонуть и деревенел от кошмара при мысли о том, что нас смогут сожрать акулы. Нас отнесло на большом растоянии в сторону. Два часа спустя, промерзшие и дрожащие, мы все-таки пробились через полосу прибоя к берегу. Кое-как пробрались через мангровые заросли и сумели добраться до деревни.

Нам удалось отыскать большое судно, на котором мы отправились на поиски отечественных рыбаков, но по пути попали в еще более сильный шторм, и нас отогнало обратно к берегу. В то время, когда ураган стих, яхту с рыбаками опять пробовали отыскать, но два дня поисков так ничего и не дали.

Я имел возможность бы разрешить эмоции вины грызть меня всю жизнь. Да, случилась катастрофа, но я осознал, что необходимо рационально наблюдать на вещи, Я рассуждал так: рыбаки дали согласие на предложенную сумму вопреки собственному здравому смыслу, но они не обязаны были это делать. Неприятность заключалась в аварийном состоянии яхты, а уж это не моя вина. В случае если тонет паром и гибнут люди — ответственность несут не пассажиры, а капитан либо обладатели судна. История с пропавшей яхтой всплыла опять, в то время, когда я написал о ней в одной из собственных книг. Daily Mirror отправила в Мексику собственного репортера, дабы узнать, что же произошло. К моей эйфории, обнаружилось, что и яхта, и команда целы и невредимы. ветер и Прилив отнесли судно на много миль к югу. Рыбаки израсходовали большое количество времени на починку яхты, а радио либо телефона для связи с берегом у них не было. Уже по окончании того, как мы улетели к себе, они благополучно возвратились в гавань. Я ничего об этом не знал. Я имел возможность бы прожить годы, снедаемый ненужным раскаянием, если бы себе это разрешил.

Но всегда жить будущим может оказаться так же непродуктивно, как и всегда оглядываться назад. Многие живут надеждой на будущее, и такие люди неизменно обиженны. Они сохраняют надежду на стремительный успех — выигрыш в лотерею либо что-нибудь в таком же роде. Я знаю, что цели ответственны. И деньги ответственны. Но основное вот в чем: деньги — это средство с целью достижения цели, а не сама цель. Да и то, что происходит с вами на данный момент, так же принципиально важно, как то, что вы планируете на будущее. Исходя из этого, не смотря на то, что мой календарь заполнен на месяцы вперед, я обучился жить сегодняшним днем.

К линии всё! Берись и делай! Ричард Брэнсон


Также читать:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: