Удерживающая терапия (холдинг-терапия)

Холдинг терапия — форсированная помощь как способ была в первый раз предложена М. Welch (1983), и после этого вошла в рамки теоретических изучений в области этологии (науки о поведении организмов в среде, среди них и о поведении человека). Данный способ пребывает в попытке форсированного, практически насильственного образования физической связи между ребёнком и матерью, т. к. как раз отсутствие данной связи считается приверженцами этого способа центральным нарушением при аутизме. Другие нюансы проявления аутизма, к примеру, таковой, как глобальный недостаток языкового общения, или игнорируются, или их значимость понижается.

Назначение холдинг терапии — пробиться через неприятие ребенком матери и развить в нем чувство и привычку ощущать себя комфортно. Данный подход включает в себя громадную работу с родителями по разъяснению необходимости приучения ребенка к контакту с усиленным включением тактильных ощущений , пока он не почувствует приятность от для того чтобы общения, не обращая внимания на собственный начальное отторжение. Эксперты рекомендуют матерям на протяжении тактильного контакта с ребенком сказать ему о собственных эмоциях, включая кроме того проявление бешенства на его сопротивление, они верят в то, что ребенок способен понимать язык и чувства матери, не обращая внимания на то, что его эмоциональные изюминки мешают процессу восприятия материнской ласки.

Различают систематические удерживающие упражнения, проводимые каждый день, и намерено организованные упражнения, каковые проводятся в состоянии возбуждения у ребенка либо из-за каких-либо вторых трансформаций его эмоционального поведения. В первые месяцы ребенку с аутизмом эти упражнения очень неприятны, и он сопротивляется до тех пор, пока не обессилит. Очень принципиально важно преодолеть детское сопротивление, что есть критическим периодом предстоящей эффективности предпринимаемой терапии. Авторы способа уверены в том, что чтобы почувствовать комфортное состояние, нужно испытать чувство дискомфорта. А чтобы ощутить защищенность, нужно испытать состояние беззащитности. Исходя из этого, с целью достижения последующего результата по ощущению эмоции комфортности, ребенок сначала должен быть ввергнут в состояние дискомфорта. Для провокаций неудовольствия у ребенка предлагаются такие упражнения, как к примеру: показ желанных предметов без возможности завладеть ими либо дотронуться до них; предотвращение попыток ребенка сориентироваться в пространстве, поворачивая голову либо оборачиваясь; действие на ребенка такими стимулами, каковые являются для него сверхчувствительными (долгий поцелуй, если он этого не выносит, шептаний прямо в ухо, в случае если у него повышенная чувствительность к родным звукам и т. п.). Мать обязана четко осуществлять контроль и предотвращать на вербальном и действенном уровне любую попытку ребенка причинить ей вред, но одновременно с этим она обязана продолжать упражнения. Как раз в этом содержится двойственность ее роли. С одной стороны мать, обязана разрешить ребёнку почувствовать собственную исключительность, и в этом отношении проявлять себя как сильная личность, а иначе, — она обязана выступать в роли защитницы. Занятие с ребенком заканчивается по окончании того, как стороны пришли к соглашению, другими словами по окончании того, как ребенок прошел через подчинения и этап истощения, что разрешило матери дать ребенку комфортные условия спокойствия либо спокойной непродолжительной игры. Она и сама сейчас будет в состоянии истощения как физически, так и эмоционально. Такое занятие занимает в большинстве случаев не меньше часа, а обычно и значительно больше.

без сомнений, совместный опыт ребёнка и матери, получаемый в ходе таких занятий, формирует возрастающее чувство обоюдной привязанности и, как следствие, закрепляет коррекционное действие на аутизм. Но таковой подход позволяет ссылки на случаи полного выздоровления при аутизме. Потому, что точных результатов от применения способа с тщательным обследованием ребенка до и по окончании терапии не имеется, это утверждение нельзя считать обоснованным. Не обращая внимания на это, существует одно неспециализированное вывод по поводу способа холдинг-терапии: дает она какое-либо улучшение в состоянии ребенка, либо нет, но в нее непременно входит компонент, что умышленно вызывает у ребенка стресс и отвращение. Когда ребенок физически истощается, малоприятная стимуляция заканчивается, и сейчас, в то время, когда какое-либо стереотипное поведение у ребенка отсутствует и на первый замысел выступает активное внимание, и начинают функционировать процессы, улучшающие его состояние. Мать либо папа начинают восприниматься ребенком как хороший стимул, потому, что это ассоциируется с прекращением тревожащих факторов, благодаря чему ребенок делается более открытым к установлению социальных контактов, сотрудничеств между ребенком и взрослым.

БИХЕВИОРИСТСКИЙ ПОДХОД

Бихевиористские подходы основаны на теории обучения: несложнее говоря, эксперт образовывает личную совокупность обучения для каждого ребенка так, что любое хорошее проявление его поведения вознаграждается (улучшается), а любое негативное — или игнорируется, или порицается либо кроме того наказывается.

О. I. Lovaas (1977) разглядывает аутизм как совокупность неприятностей и видит обстоятельства его происхождения в нарушениях высшей нервной деятельности, каковые не разрешают проводить обучение ребенка в условиях простой внешней среды, поскольку у для того чтобы ребенка организовано особенное поведение, которое создатель именует несовершенным. Это поведение связано со большим понижением внимания, нарушением контакта глаз, низким развитием социальных навыков, отсутствием простых эмоциональных реакций, эмпатии, недостаточным речевым развитием, слабостью воображения, наличием очень маленького числа игровых навыков и низким уровнем самообслуживания. Под несовершенным поведением подразумевается наличие агрессивных реакций, направленных на себя и других, включающих вспышки бешенства, стереотипные и причиняющие вред себе и вторым действия.

О. I. Lovaas (1977), как и другие бихевиористы, настаивает на том, что программы обучения должны включать регулярную диагностику ребенка в динамике исполнения программы для определения степени ее действия. Он подчеркивает важность процедуры конструирования поведения в той части программы, которая ведет к хорошим сдвигам в поведении ребенка. Экспертов, каковые должны проводить в судьбу эти программы, нужно шепетильно подготовить, научить приемам формирования подражания в поведении ребенка, развития его речи и абстрактного мышления.

Критики бихевиористских программ уверены в том, что они самый действенны в выработке контролируемых имитационных действий на элементарном уровне, но они менее пригодны для осуществления вариативного независимого поведения. Эти программы кроме этого продуктивны в тренировке правильного копирования речевых паттернов, нужных в повседневных обстановках, но не годятся для создания свойства к спонтанному свободному диалогу. С учетом данной критики бихевиористы в собственных программах значительно увеличивают продолжительность и интенсивность ежедневных действий на ребенка и усиливают углублённость и сложность собственных занятий. К примеру, кое-какие из последних коррекционных мероприятий включают обучение приемам ощущать, заботиться о вторых, формируют эмпатию, спонтанность, любознательность, фантазию. Исходя из этого в некоторых случаях, у более талантливых детей, выясняется, что посредством бихевиористских программ достигается таковой большой уровень развития, что некоторых из них по проявлениям поведения не отличить от обычных сверстников.

Структура программы в качестве главной цели предусматривает необходимость громаднейшего приближения аутичного ребенка к возможностям обучения обычных детей. Нормально развитый ребенок обучается везде и неизменно, включая вечернее время, каникулы и выходные. Множество типов поведения, соответствующие огромному числу вероятных обстановок, ребенок замечает и обучается подражать громадному количеству людей, включая сверстников. Дети с аутизмом, в связи с имеющимися нарушениями развития, не смогут обучаться таким же образом. Чтобы добиться оптимальных результатов в их коррекции и обучении, нужно, дабы взрослые, трудящиеся с ребенком, были научены умению заполнять все жизненное пространство ребенка в школе, дома и в свободное время.

Несколько, трудящаяся с аутичным ребенком, может складываться из нескольких начинающих экспертов, одного либо более умелых, из своих родителей, и иногда в нее целесообразно включать сверстник ков ребенка. Включение своих родителей, вторых участников семьи, сверстников! есть жизненно нужным и обуславливает генерализацию лечебного результата.

На ранних этапах большинство времени уходит на обучение ребенка имитации, по большей части, невербально и только время от времени вербально. Имитация есть ядром этого способа. Со временем ребенок начинает посещать дошкольное учреждение либо школу, сначала только часть учебного дня, после этого более долгое время. Эксперты должны заблаговременно решить, в каких школьных заданиях ребенок может добиться громаднейшего успеха. Нужный навык после этого вырабатывается и потом шлифуется дома перед тем, как ребенок будет принимать участие в коллективной деятельности. Так, ребенок уже будет подготовлен к участию в той либо другой деятельности, необходимо только перенести навыки выработанного поведения из привычных домашних условий в школьную среду. Тонкость имитационной подготовки содержится кроме этого в обучении мастерству наблюдения: дети обучаются обучаться, замечая за тем, как обучаются другие дети.

В соответствии с программе, дети должны обучаться 40 часов в неделю, но посещать школу неполный учебный сутки в течении б-12 месяцев. Тяжело проследить, как настоящим возможно этот вид терапии в школьных условиях. Помимо этого, неясно, нужно ли применять в школе совокупность наказания.

V. Lovaas (1977) демонстрирует впечатляющие результаты собственной интенсивной работы с аутичными детьми, но, при менее интенсивной поведенческой терапии (менее 40 часов в неделю) успехи не столь громадны. К примеру, сравнительные изучения группы детей, которая приобретала 40 часов в неделю терапии в течение двух лет, и контрольной группой, приобретавшей лишь 10 часов в неделю, продемонстрировали, что 9 из 19 семилетних детей, взявших интенсивную терапию, достигли нормы как по интеллектуальному уровню, так и по школьной успеваемости, в противовес лишь одному ребенку из контрольной группы. Предстоящий срез в возрасте 13 лет подтвердил эту статистику. Так, дабы поведенческая терапия дала итог, она обязана представляться всеми заинтересованными лицами, трудящимися с ребенком, таковой, в которой успех коррекционного действия прямо пропорционален количеству действия.

Но нет оснований вычислять, что современные поведенческие программы вмешательства смогут быть одинаково пригодными для всех аутичных детей

ГРУППОВАЯ ТЕРАПИЯ

Групповая терапия основана на методике врача Kitahara (цит. по Е. Newson, 1992), которая использовалась ею в личной школе города Токио, а после этого в Бостоне (школа Higashi), где аутичные дети обучаются вместе с нормально развитыми детьми, другими словами, имеется интегрированное обучение. Главной идеей школы есть соответствие групповой норме и имитация выработанной модели поведения.

Главным принципом школы есть формирование у ребенка, так именуемого, ритма судьбы способом слияния с групповыми процессами. Главная часть этого ритма ощущается физически. Как бы происходит слияние восточной философии, которая связана со скрытыми взаимоотношениями между интеллектом, душой и телом, и правилами японской педагогики, которая основана на групповом обучении в основном, чем на личном, причем, приз групповых ответов более предподчительна, чем личных.

Цели групповой терапии сводятся к следующему: стабилизировать детскую эмоциональную сферу, которая будет в ослабленном состоянии, что предполагает помощь ребенка ритмом группы, принимающей его как себе аналогичного и громадное значение тут имеют снова же совместные физические упражнения; улучшить навыки самообслуживания и физическое развитие ребенка, в основном через подражание группе; нормализовать интеллектуальное развитие через высоко структурированные и имитационные повторения разного рода шаблонов.

Эта практика расходится с классическими ведущими правилами обучения аутичных детей, каковые, напротив, направлены на то, что ребенок испытывает недостаток в личном внимании, в личной программе для адекватного развития.

Детей достаточно продолжительно разубеждают в необходимости выполнять личные спонтанные действия и побуждают возвратиться в строй обычно силовыми способами. К примеру, внимание к деструктивному поведению, такому, как агрессия, нанесение себе вреда. Само подхлестывание основано на преимущественном применении переноса направленности этого поведения. Данный перенос содержится в том, что ребенок насильственно препровождается в лоно группы. К примеру, в то время, когда ребенок бросает поднос для еды, направляясь на собственный место, взрослый без промедлений дает ему второй поднос, и ребенок двигается совместно со всеми детьми в том же направлении. В то время, когда ребенок начинает бить себя по лицу, взрослый мгновенно возвращает руки ребенка в то положение, в котором находятся руки у всех детей группы. Применение переноса направленности действия взрослого складывается из неакцентированной реакции невербального характера, или аффективного. Так, получается растворение любого проявления деструктивного поведения в групповом ходе.

В школе Higashi проводится тщательное обследование детей как при поступлении, так и систематично в ходе обучения. Однако, результаты для того чтобы обследования не трансформируются ни в личные программы для каждого ребенка, ни хотя бы в какие-то меры по проведению личных лечебных мероприятий. Примечательно, что эти сведенья не реализуются и как рабочие документы, дешёвые персоналу, и никоим образом не воздействуют на воспитания и практику обучения, осуществляемую персоналом школы. Они делаются больше для проформы, поскольку групповые действия являются главными, а на личные потребности ребенка внимания не обращают. К примеру, в случае если у ребенка отсутствует обращение, то ему не предлагается изучение жестовой речи, он просто обязан влиться в упражнения по декламации либо пению, каковые осуществляет несколько, издавая хотя бы примерно похожие звуки. Ребенок обязан сидеть негромко и слушать словесные объяснения, даже если он ничего не осознаёт. групповой распорядок и Физические упражнения дня являются центральным звеном программы Higashi, школьный учебный замысел не хорошо доходит до каждого ребенка, поскольку мало внимания уделяется тому, дабы любой ребенок разобрался в значениях и понятиях, а первостепенную значимость имеет только формальное исполнение деятельности. Процесс обучения в школе основывается на механическом запоминании и на имитационной деятельности. К примеру, ежемесячно заучивается новая песня, которая повторяется много раз в течение дня, а помимо этого, происходит проговаривание в виде декламации фактов и большого количества событий.

Оценка эффективности программы Higashi продемонстрировала, что громаднейшим ее достижением есть контроль стереотипных и деструктивных действий, и развитие навыков самообслуживания, типа пользования туалетом и принятия пищи. Когда дети производят заданный жизненный ритм, их паттерны сна, приема пищи, гигиенических навыков нормализуются. В этом ритме заложено успокаивающее воздействие, которое оказывает помощь осуществлению продуктивной деятельности.

Свойство ребенка к самоконтролю появляется под действием свойственного группе паттерна единообразия, благодаря большому уровню прогнозирования групповых достижений и благодаря помощи взрослых. В связи с тем, что прогнозирование группового поведения расписано поминутно, дети весьма скоро интегрируются в динамику групповой активности. Эффект в трансформации их поведения может наблюдаться без промедлений. К примеру, шестеро британских детей в течение 4-х месяцев были включены в данную программу и показали, согласно данным опроса своих родителей, существенно опережающую простую успешность в осуществлении указанных типов поведения. Вместе с тем по вопросам социального взаимодействия и общения значительных достижений не наблюдалось.

Не смотря на то, что групповое обучение теоретически должно снабжать социализации и процесс общения между детьми, на практике в этом отношении эта программа достигает меньших удач, чем классические школьные способы. Инспекторы национальной ассоциации по аутизму смогли отметить лишь один пример взаимопомощи между детьми во всей школе за время недельного нахождения, что значительно ниже количества аналогичных случаев в классических школах, Вследствие этого имеется основание вычислять, что следование групповому ритму значительно отличается от проявлений настоящего социального подражания, что обычно особенно тяжело дается аутичным детям. Упрочнения школы, направленные на нормализацию поведения, на базе имитационных правил, оказываются несостоятельными и подлинного подражания не происходит, поскольку оно не имеет возможности удачно осуществляться без личного учета изюминок его личности возможностей и развития ребёнка.

Но нельзя недооценивать важность способа школы Higashi в успокаивающем действии на возбужденных детей и детей с деструктивным поведением. Несомненно, в данной программе имеется очень многое, чему возможно поучиться, в особенности с позиций физического развития детей. Применяя эти способы в совокупности с индивидуализацией подходов к социальному и интеллектуальному формированию детей, возможно достигнуть хороших сдвигов в обучении аутичного ребенка.

СПОСОБ ВЫБОРА

А. S. Kaufman (1950), предлагает способ выбора, что предусматривает работу с аутичным с ребенком один на один в течение всего дня. Данный способ не есть чем-то принципиально новым, а вытекает из долгого опыта А. S. Kaufman по обучению собственного фактически аутичного сына, что не есть обычным представителем аутичных детей, т. к. владеет высоким уровнем интеллекта. Он достиг весьма хороших показателей как в области обучения, так и социальной реабилитации.

Способ выбора складывается из двух главных частей: первая направлена на трансформацию учителей зрения и точки родителей на ребенка, вторая — предполагает влияние этого нового отношения к ребенку на учителей и поведение родителей так, что сам ребенок также начинает изменяться. Способ выбора не предполагает следование каким бы то ни было теориям происхождения аутизма, он только допускает наличие того, что коммуникативные и когнитивные затруднения смогут быть биологически обусловлены. Он кроме этого предполагает, что мозг ребенка владеет свойством восстанавливать собственные функции до обычного состояния при создании соответствующих условий.

Изменение учителей и отношения родителей в первую очередь содержится в выборе, что они делают между состоянием горя и состоянием счастья и разочарования от того, что у них имеется таковой ребенок. Родители должны решить принимать собственного ребенка таким, каков он имеется, дабы их любовь не зависела от каких бы то ни было трансформаций, происходящих в нем. В случае если родители отбрасывают все отрицательные эмоции по поводу нарушений, имеющихся у ребенка, они скорее отмечают продвижение ребенка вперед. Ребенок рассматривается как субъект пробующий так, как это быть может, освоить мир, что он не осознаёт. Его мучительное и стереотипное поведение, его социальная несостоятельность являются выражением неосуществимости самоконтроля, в связи с чем ему нужен опыт полного принятия его таким, каков он имеется, что бы он ни делал, вместо того, дабы подчинять его требованиям вторых людей.

Успех достигается взрослыми при личной работе с ребенком и при сотрудничестве с ним на компанейских началах, дабы ребенок осознавал, что ему больше не требуется отгораживаться от окружающего мира. Нужно играться с ним в его игры, принимая как должное все, что бы он ни делал, проявляя энтузиазм в любой, выбранной им деятельности и по-настоящему присоединяться к нему в этом, к примеру, имитируя его стереотипные действия. Возможно кроме этого предлагать ребенку какую-то собственную деятельность, но всегда готовься к отказу. Полный энтузиазм взрослых по поводу того, что делает ребенок, должен быть сильно выраженным до степени крайнего преувеличения, чтобы у ребенка не закралось и тени сомнения в том, что он любим и нужен и что все люди, каковые его окружают, радостны от того, что он таковой, какой имеется. На практике, само собой разумеется, видятся значительные различия в это же время, что родители имитируют, и между искренностью в помощи любой деятельности ребенка.

самый важным в этом способе есть то, что ребенок, будучи очень чувствительным, должен быть изолирован от всех, кто не знаком с правилами способа выбора. Для этого ребенку организуют собственное жизненное пространство — это одна помещение либо помещение, совмещенная с туалетом и ванной, предпочтительно с односторонним зеркалом для возможности следить за ним. Ребенок проводит все собственный время, время от времени в течение нескольких лет в данной комнате. Окно может пропускать свет, но не открывать обзора в окружающий мир. Ребенку предоставляется полное хорошее отношение при помощи изоляции. Кое-какие исследователи подвергают сомнению данный способ с позиций этики и здоровья, но А. S. Kaufman (1980) уверен в том, что это путь дать ребенку возможность безотносительного самоконтроля В течение всего. Нюанс замкнутости, само собой разумеется, затрудняет применение данного способа в школьных условиях.

Экспертиза результатов применения способа выбора продемонстрировала хорошие трансформации в состоянии своих родителей, каковые всецело изменяли собственный отношение к непростой обстановке, которая связана с аутичным ребенком. Наряду с этим дети для них объективно становятся менее невыносимыми, чем раньше. Данный способ не причиняет зла ребенку и может иметь успех. Наряду с этим нужно улучшить содержание обучения, с применением новых качеств коррекционного процесса, появляющихся при применении способа.

Е. Newson (1992) уверен в том, что энтузиазм, высказываемый взрослыми, есть через чур интенсивным раздражителем для состояния аутичного ребенка, что перекрывает либо блокирует маленькие, но весьма значимые для ребенка социальные сигналы. Это в некоторых случаях еще более ослабляет ребенка в социальном нюансе. С данной точки зрения преследование цели быть радостным может оказывать неослабевающее гнетущее воздействие, не обращая внимания на то, что ребенок есть центром действия долгой проверки.

Холдинг-терапия при аутизме: минусы и плюсы, виды


Также читать:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: