Универсальные этические принципы

Разумеется, что первое место в последовательности биоэтических правил занимает принцип автономии личности. Что касается вторых правил, то они выступают в различном «комплекте» и время от времени несут в себе различное содержание, отражающее специфику региональных походов к правам человека, ценностей и национальных традиций.

Автономия личности – принцип биомедицинской этики, основанный на единстве прав пациента и врача, предполагающий их обоюдный диалог, при котором право выбора и ответственность не сосредоточиваются целиком и полностью в руках доктора, а распределяются между ним и больным. В соответствии с этому принципу принятие надежного в этическом отношении медицинского ответа основано на обоюдном уважении больного и врача и их активном совместном участии в этом ходе, требующемкомпетентности, добровольности принятия и информированности пациента ответа. Этическим основанием принципа автономии личности выступает признание ее независимости и права на самоопределение. Так, уважение автономии относится, в первую очередь, к личности, владеющей возможностью и правом распоряжаться собственной здоровьем и жизнью, впредь до сознательного отказа от лечения, даже в том случае, если это решение будет стоить ей жизни. Принцип автономии личности тесно связан с другим основополагающим принципом биоэтики – информированнымсогласием.

Информированное согласие – принцип биомедицинской этики, требующий соблюдения права больного знать всю правду о состоянии собственного здоровья, о существующих методах лечения его заболевания и риске, связанном с каждым из них. В независимой модели взаимоотношений данный принцип – не жест доброй воли либо желание доктора, это его обязанность. Информированное согласие, – это коммуникативный диалог пациента и врача, предполагающий соблюдение последовательности этических и процессуальных норм: учет психологического состояния, уровня культуры, национальных и религиозных изюминок больного, тактичность доктора либо исследователя, его моральные качества, свойство обеспечить познание информации больным. Верное информирование о его прогнозе и состоянии здоровья дает больному возможность самостоятельно и достойно распорядиться своим правом на судьбу, снабжая ему свободу необязательного выбора.

Добровольность – еще один принцип биомедицинской этики, который связан с автономией больного. Это уважение свободы волеизъявления личности, что предполагает независимое принятие им решения либо согласия на медицинские манипуляции либо изучения при условии отсутствия и информированности внешнего принуждения – не только физического либо морального давления, но и зависимости любого рода.

Правила автономии личности, информированного согласия, добровольности – это правила «субъект-субъектного» порядка, предполагающие независимость и равенство партнеров, активную роль больного и его право на самоопределение в ходе лечения либо обследования. Но по вовлечения развития и меря медицины в манипуляции и биомедицинские исследования все большего числа людей особенную роль начинают играться правила, условно говоря, «страдательного» последовательности, предполагающие экзистенциальную заботу общества и медиков – исследователей и врачей о соблюдении этических требований по отношению к больным, попадающим в зависимость от них. Особенную роль играются в данной связи уязвимости и принципы целостности, выдвинутые европейскими биоэтиками. Эти правила конкретно связаны с уважением преимущества личности и затрагивают как физическую, так и психологическую стороны жизнедеятельности индивида.

Целостность – это то, что снабжает тождественность личности самой себе, ее самоидентификацию, и исходя из этого не должно подвергаться манипуляциям либо разрушению. Целостность связана с «жизненной историей» индивида, которая создается памятью о самые важных событиях собственной судьбе и интерпретацией жизненного опыта. Иными словами, это уникальность, неповторимость и индивидуальность личности. К сожалению, кое-какие медицинские вмешательства, имеющие благую цель вернуть здоровье человека, улучшить его состояние, довольно часто бывают связаны с нарушением целостности. Необходимость защищать психофизическую целостность человека, минимизировать ее нарушения требуют разработки этических и правовых норм, относящихся, например, к вмешательствам и генетическим манипуляциям в генетическую структуру индивида, к проблеме применения частей людской тела – органов, тканей и т.п.

Уязвимость как принцип биоэтики направляться осознавать в двух смыслах. Во-первых, как чёрта любого живого существа (не обязательно человеческого), каждой отдельной жизни, по собственной природе конечной и хрупкой. В этом смысле уязвимость как неспециализированная черта судьбы может иметь более широкое значение, чем лишь биоэтическое. Она может стать связующим звеном между социально и морально отчужденными в обществе людьми, объединив их в отыскивании преодоления собственной уязвимости. В определенной мере целый прогресс в биологии и области медицины может рассматриваться как борьба с людской уязвимостью, позванная рвением минимизировать либо «отодвинуть» ее. Наряду с этим уязвимость – а также конечность и смертность – оптимистически расценивается как некое событие, которое может и должно быть преодолено. Действительно, тут имеется опасность лишить страданий опыта и человека боли, каковые весьма значимы в отечественном восприятии действительности. Второе познание уязвимости – более узкое – относится к отдельным популяциям и человеческим группам (бедным, малограмотным, детям, заключенным, калекам и т.п.). В этом смысле этот принцип делается базой заботы, ответственности, эмпатии по отношению к второму, более не сильный и зависимому. Для собственной реализации он требует соблюдения еще одного принципа биоэтики – принципа справедливости.

Справедливость, в рамках гуманистической биоэтической парадигмы, – это принцип, предполагающий реализацию социальной программы, в соответствии с которой обеспечивается равный доступ всех групп и слоёв населения к публичным благам, а также получению биомедицинских одолжений, доступность фармакологических средств, нужных для поддержания здоровья, защита при проведении биомедицинских изучений самые уязвимых слоев населения. В соответствии с принципу справедливости, польза для больного неизменно обязана быть больше научный либо публичный интерес.

Сейчас все более обсуждаемым в биоэтике делается принцип предосторожности,призванный регулировать осуществление и принятие решений исследовательской и клинической деятельности, в то время, когда последствия ее неизвестны и приводят к в силу непредсказуемости либо негативного развития обстановок. Этот принцип основывается на эмоции ответственности тех, кто принимает решения, делает прогнозы и осуществляет деятельность в условиях рисков (биомедицинских, генетических и др.), с целью избежать либо уменьшить морально неприемлемыйущерб. Под последним понимается ущерб, что угрожает судьбе либо здоровью людей; есть важным и фактически невосполнимым; наносится без внимания к правам тех, кому причиняется.

Сведeние воедино и сравнение американской и западноевропейской моделей биоэтических правил демонстрирует, в первую очередь, их концептуальное единство и, следовательно, «работоспособность» в произвольных условиях. Иначе, прослеживается и некое различие. Американская модель ориентирована, по большей части, на пациента и взаимодействие врача, тогда как европейская носит более «социологизированный» темперамент. В европейской биоэтике основные моральные правила рассматриваются как нормы защиты личности в стране, что требует более широкого социального контекста справедливости, солидарности и ответственности.

Белорусская концепция биомедицинской этики строится на универсальных правилах – и «американских», и «европейских» – но делает крен в сторону их социологизации. Подтверждение тому – секретности и принципы конфиденциальности в их применении в области клинической биомедицинских исследований и медицины.

Стиль преподавания (часть 1/6) Универсальные правила


Также читать:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: