Уровни социологического знания

Как и многие другие науки, социология развивалась в двух главных
направлениях: фундаментальном и прикладном. Первое направление
включает в себя неприятности социально-философского осмысления наи-
более функционирования общества и общих вопросов развития и места
в нем людской личности, гносеологические проблемные вопросы
социологии, неприятности построения структур социальных ассоциаций,
построения математических моделей социальных общностей и про-
цессов, разработку способов изучения социальных явлений и процессов и
т.д. На фундаментальном уровне осуществляются связи со-
циологии с другими науками и областями научного знания: философией,
историей, культурологией, политологией, антропологией, психологией,
экономикой, космогонией и др. Концепции, выдвигаемые социологией
на фундаментальном уровне, отличаются высокой степенью абстрак-
ции; наряду с этим, в большинстве случаев, не выделяются для изучения такие
конкретные социальные единицы, как социальная несколько либо
социальный процесс. Таковой уровень социологического знания принято
именовать общесоциологическим, а теории, появляющиеся на этом
уровне, — общесоциологическими. Фундаментальные социологические
теории появились из психологии и социальной философии; они базы-
вались на наблюдениях, обобщениях и умозаключениях разных
сторон публичной судьбе, каковые давали сведения о единых для
всех социальных структур законах поведения людей.

Вместе с тем разумеется, что социология как наука обязана базы-
ваться на правильных, конкретных информации об отдельных социальных фак-
тах, составляющих процесс трансформации и структуру общества. Эти дан-
ные планируют исследователями посредством комплекта способов эмпири-
ческих изучений (опросов, наблюдений, изучения документов,
опытов). Что касается эмпирического уровня, то в социологии
это сбор бессчётных фактов, сведений, точек зрения участников социальных
групп, личностных данных, их последующая обработка, и
формулирование и обобщение первичных выводов довольно конк-
ретных явлений социальной судьбе. Ко мне относятся теоретические
обобщения, полученные способом индукции (умозаключения от частных,
единичных случаев к неспециализированным выводам). эмпирические исследования и
Общесоциологические теории должны быть неразрывно связаны между
собой, поскольку теоретизирование, не подкрепленное знанием конкрет-
ных фактов социальной действительности, делается бессодержатель-
ным, нежизненным. Одновременно с этим эмпирические изучения, не
связанные общетеоретическими выводами, не смогут растолковать природу
большинства социальных явлений.

По мере возрастания требований к практическому ответу социаль-
ных неприятностей современного общества появилась настоятельная необхо-
димость в объяснении и изучении социальных явлений, происходящих в
отдельных областях жизнедеятельности людей, в отдельных социаль-
ных социальных институтах и общностях. Быстро возросший уровень эм-

пирических изучений потребовал универсального теоретического ап-
парата для объяснения результатов теоретических изысканий. Но
фундаментальные изучения в социологии не могли приспособить
собственный теоретический аппарат для изучения таких различных социальных фе-
номенов, как семья, государство, отклоняющееся поведение и т.д., в
силу больших различий в природе этих объектов изучения. В
собственную очередь фундаментальная наука испытывала большой дефи-
цит в эмпирической информации, поскольку эмпирические изучения,
в большинстве случаев, проводились в узкопрактических, утилитарных целях и
тяжело было связать их в единую совокупность. В следствии случился
разрыв между фундаментальной социологией и эмпирическими исследо-
ваниями. В практической деятельности это отразилось, с одной сторо-
ны, на создании спекулятивных, не основанных на достаточно широкой
эмпирической базе теоретических построений, а с другой — в появлении
таких направлений получения знания, как эмпиризм и позитивизм, отри-
цающих необходимость общесоциологических, фундаментальных тео-
рий.

Противостояние фундаментальных и эмпирических изучений в
большой степени замедляло развитие социологии, мешало ко-
объединению и операции учёных их совместных усилий. Выход из этого положения
был отыскан в следствии формирования еще одного уровня социо-
логического знания — теорий среднего уровня. Данный научный термин
был введен в практическую деятельность исследователей амери-
канским социологом Робертом Мертоном (186). Как видно из рис. 2,
теории среднего уровня занимают некое промежуточное положе-
ние между эмпирическим обобщением и фундаментальными теориями
первичной социологической информации.

Согласно точки зрения Р. Мертона, теории среднего уровня — это теории, на-
ходящиеся в промежуточном пространстве между частными, но также
нужными рабочими догадками, во множестве появляющимися в
ходе повседневных изучений, и всеохватывающими совокупность-
тическими попытками создать единую теорию, которая будет объяс-
нять все замечаемые типы социального поведения, социальных орга-
низаций и социальных трансформаций (186, с. 39). Такие теории призваны
обобщать и структурировать эмпирические данные в пределах отдель-
ных областей социологического знания, таких, как изучение семьи,
отклоняющегося поведения, конфликта и т.д. Применяя в целом идеи
и терминологию, заимствованную из фундаментальных социологичес-
ких теорий, теории среднего уровня однако формируют совокупность
своеобразных понятии и определений, применяемых лишь в данной
области социологических изучений.

Теории среднего уровня, так, довольно самостоя-
тельны и вместе с тем тесно связаны как с эмпирическими иссле-
дованиями (каковые поставляют нужный сырой материал для их
развития и создания), так и с общесоциологическими теоретическими
построениями, каковые позволяют применять самый об-
щие теоретические разработки, модели и способы изучений. Это
промежуточное положение теорий среднего уровня разрешает им сыг-

рать роль мостика между высокой теорией и эмпирическими данными
в следствии изучения конкретных процессов и явлений.

Социологи считают, что выделение теорий среднего уровня формирует
множество неоспоримых преимуществ и удобств, главные из которых:

— возможность создания прочной и эргономичной теоретической базы
для изучений конкретных областей людской деятельности и
отдельных составляющих социальных структур без применения
громоздкого и излишне абстрактного понятийного аппарата фунда-
ментальных теорий;

— осуществление тесного сотрудничества с настоящей судьбой людей,
которая постоянно находится в поле зрения теорий среднего уровня, отра-
жающих практические неприятности судьбы общества;

— убедительности и демонстрирование возможностей социоло-
гических изучений в глазах менеджеров, специалистов и учёных
несоциологических областей знания (186, с. 40).

развитие и Появление теорий среднего уровня были с удовлет-
ворением встречены социологами. На данный момент эти теории
прочно вошли в научную практику. В один момент они породили дос-
таточно узкую специализацию социологов, к примеру появление социо-
логов, каковые трудятся лишь в области социологии семьи либо социо-
логии образования, собирают эмпирические эти, обобщают их и
делают модели и теоретические выводы лишь в пределах этих облас-
тей социологического знания. Вместе с тем с введением в научную
практику теорий среднего уровня повысилась эффективность деятель-
ности социологов, занимающихся фундаментальными изучениями,
так как они начали получать богатые теоретические разработки в
отдельных областях социологии и обобщать их, не обращаясь постоян-
но прямо к эмпирическим данным.

Как видно из рис. 2, все теории среднего уровня возможно условно под-
поделить на три группы: теории социальных университетов (изучающие
сложные отношения и социальные зависимости), теории социальных
общностей (разглядывающие структурные единицы общества — от
малой группы до социального класса) и теории специальных
социальных процессов (изучающие процессы и социальные изменения).
В каждой из выделенных нами групп содержится много теорий
среднего уровня, которое возрастает по развития изучения и меря
углубления общества, по мере развития социологии как науки. Социологи,
занимающиеся узкими областями изучения, разрабатывают специ-
фический понятийный аппарат, выполняют эмпирические изучения по
собственной группе неприятностей, обобщают полученные эти, делают теорети-
ческие обобщения и, наконец, соединяют эти обобщения в теорию в
пределах собственной узкой области. В следствии данной деятельности социо-
логи, занимающиеся теориями среднего уровня, находятся в тесном
контакте с социологами, занимающимися фундаментальными исследо-
ваниями, поставляя полезные теоретические материалы, каковые возможно
разглядывать как составную часть фундаментальных теоретических
разработок.

Но на данный момент применение данных теорий среднего

уровня для развития общесоциологических теорий связано с выяснен-
ными трудностями, поскольку социологи, занимающиеся изучением
различных сторон судьбы общества, применяют разные научные подхо-
ды к изучению стоящих перед ними неприятностей (одни применяют концеп-
ции, относящиеся к области теории распрей, другие — к области
социального обмена, и т.д.). Это показывает, что фундаментальная
социология еще не решила собственных неприятностей и не выработала единого,
синтезированного подхода к изучению общества.

Вопросы для самоконтроля

1. Каковы главные их получения роль и способы знания к развитии
науки?

2. Какие конкретно виды авторитета существуют на протяжении усвоения и получения
людьми нового знания и в чем их различие?

3. Как возможно растолковать утверждение о том, что неизменно необходимо
учитывать публичный здравый суть, но нельзя полагаться на него
при проведении научных изучений?

4. В чем принципиальное отличие научного подхода от всех осталь-
ных способов получения знания?

5. Что такое научный факт и каково его значение в ходе
познания? Обрисовывает ли научный факт подлинное знание?

6. Какие конкретно неприятности, стоящие перед людской личностью либо
обществом, не смогут быть изучены посредством научного способа и
из-за чего?

7. Из-за чего говорят, что жизнь людей протекает в рамках социаль-
ных законов?

8. Какие конкретно фундаментальные показатели социальных законов вы понимаете? Как они
проявляются в реальности?

9. В чем состоит специфика действия социальных законов? Как мо-
жет вести себя отдельный индивид по отношению к социальным
законам?

10. В чем обстоятельство разрыва между фундаментальными и эмпиричес-
кими изучениями в социологии?

11. Что представляют собой теории среднего уровня? Какую роль
они играются в ходе функционирования и развития социологии как
науки?

Раздел II
ЛИЧНОСТЬ и КУЛЬТУРА

Глава 1
СОДЕРЖАНИЕ КУЛЬТУРЫ

Изучение людских обществ, жизни и социальных групп отдель-
ных индивидов ведется в нескольких главных направлениях.

Во-первых, многие науки разглядывают человека как особенный био-
особенности и логический вид его естественного существования в
окружении природных условий. При таком природном подходе чело-
век по собственному поведению не отличается от животных. В этом отноше-
нии его возможно объединить с некоторыми видами млекопитающих,
создающих сообщества высшего типа.

Во-вторых, в изучении общества возможно выделить сферу целенаправ-
ленной деятельности человека в преобразовании и освоении природы
для удовлетворения им потребностей. В эту сферу входят
в первую очередь материальное производство, распределение создаваемых
продуктов, их потребление и обмен. развитый обмен и
Удовлетворение потребностей продуктами разрешают видеть в человеке существо
экономическое. На протяжении преобразующей природу деятельности люди
объединяются на базе производственных взаимоотношений, пробуя стать
свободными от сил природы.

В-третьих, учеными выделяется чисто социальная изюминка чело-
веческих сообществ, нужная для осуществления всех видов сов-
местной деятельности. При таком подходе предметом изучения
будут все человеческие знания, умения и навыки, неспециализированные нормы взаимо-
понимания между людьми, каковые нужны для упорядочения
людских взаимоотношений, создания социальных системы и институтов
контроля за распределением материальных благ. В этом случае обращение
идет об изучении людской культуры.

§ 1. ОПРЕДЕЛЕНИЕ ПОНЯТИЯ КУЛЬТУРА

Значительная изюминка человека пребывает в том, что окружение,
в котором он существует, создано им самим. Вправду, жизнен-
ный опыт людей дает основания предполагать, что они создают около
себя не только материальный мир, в который входят строения, орудия
труда, мосты, каналы, возделанная почва, но и мир людских
взаимоотношений, включающий в себя совокупность социального поведения,
комплект процедур и правил для удовлетворения главных потребностей.
Данный мир взаимоотношений вечно разнообразен. житель деревни и
Житель города, представители населения, скажем, Грузии, Украины,
России, любая обособленная социальная несколько — все живут в мире
собственных правил, норм, традиций и обычаев, каковые выражаются в осо-

бом языке, манере поведения, религии, совокупности эстетических взоров,
социальных университетах. Более того, в силу личного восприя-
тия внешней среды любая личность по-своему осознаёт социаль-
ные отношения, создавая неповторимый личностный пример проявления
неспециализированных правил, традиций и обычаев. Личные и неспециализированные образцы
взаимоотношений, и соответствующие им своеобразные мате-
риальные и духовные продукты жизнедеятельности людей составляют
сферу людской культуры.

Культура — только многообразное понятие. Данный научный
термин показался в римской Империи, где слово culturа обозначало возде-
лывание почвы, воспитание, образование, Войдя в обыденную челове-
ческую обращение, на протяжении нередкого потребления это слово потеряло собственный
начальный суть и начало обозначать самые различные стороны
людской поведения, и видов деятельности.

Так, мы говорим, что человек культурен, если он обладает ино-
необычными языками, вежлив в обращении с другими либо верно
пользуется вилкой и ножом. Но как мы знаем, что представители прими-
тивных племен значительно чаще едят с ножа, говорят, употребляя не более
четырех десятков слов, и однако имеют собственную культуру, на-
пример обычаи, традиции а также примитивное мастерство. Частенько в
обыденном, общепринятом значении культура понимается как возвышенная
сторона и духовная жизнедеятельности людей, куда включают
в первую очередь образование и искусство. Всем знакомо министерство
культуры, все сталкивались с учреждениями культуры. Но как отно-
ситься к таким понятиям, как культура производства, культура управ-
ления либо культура общения? Разумеется, что в привычном, обыденном
понимании существует пара разных значений слова куль-
тура, обозначающих как элементы поведения, так и стороны деятель-
ности человека. Подобное широкое применение понятия неприем-
лемо для научного изучения, где требуется точность и однознач-
ность понятий. Вместе с тем любой ученый не имеет возможности всецело
отрываться от общепринятых понятий, поскольку разумеется, что именно в
них выражен долгий опыт людей в практическом применении
тех либо понятий и иных слов, их традиции и здравый смысл.

Многозначность понимания культуры с позиций здравого смыс-
ла породила бессчётные сложности, которые связаны с научным опреде-
лением этого сложного понятия. В разных областях научной дея-
тельности было сформулировано более 250 определений культуры, в
которых авторы пробуют охватить всю область действия этого соци-
ального феномена. самоё удачное определение понятия культура,
по-видимому, дано британским этнографом Э. Тейлором в 1871 г.:
Культура… это некое сложное целое, которое включает в себя
знания, верования, мастерство, мораль, законы, другие способ и обычаи-
ности и привычки, получаемые и достигаемые человеком как
участником общества (217, с. 1). В случае если прибавить к этому материализо-
ванные знания, умения и верования, окружающие нас в виде строений,
произведений искусства, книг, предметов и культовых предметов повсе-
дневного обихода, то делается очевидным, что культура — это все,

что производится, социально усваивается и разделяется участниками об-
щества.

Наряду с этим направляться подчернуть, что далеко не каждый материальный либо
духовный продукт, созданный людьми, охватывается понятием куль-
тура. Таковой продукт, дабы стать частью культуры, должен быть
принят участниками общества либо их частью и закреплен, материализован
в их сознании (скажем, посредством записи, фиксации в камне, керамике,
металле и т.п.). Усвоенный так продукт возможно пере-
дан вторым людям, последующим поколениям. Исходя из этого любой
индивид разглядывает культуру как долю собственного социального насле-
дия, как традицию, переданную ему предками. Вместе с тем он может
сам влиять на культуру и при необходимости произвести
трансформации, каковые со своей стороны становятся частью наследия по-
томков, в случае если окажутся хорошими и будут приняты последующими
поколениями.

Все социальное наследие возможно разглядывать как синтез мате-
риальной и нематериальной культур. Нематериальная культура
включает в себя слова, применяемые людьми, идеи, привычки, верования
и обычаи, каковые люди создают, а после этого поддерживают. Матери-
альная культура складывается из произведенных человеком предметов:
инструментов, мебели, машин, строений, ферм и других физических
субстанций, каковые всегда изменяются и употребляются людьми. В
игре в хоккей, к примеру, щитки, шайба, клюшки и форма хоккеистов
являются элементами материальной культуры. Нематериальная куль-
тура в этом случае включает в себя правила и элементы стратегии
игры, мастерство игроков, и традиционно принятое поведение
игроков, зрителей и судей. Сравнивая оба эти вида культуры между
собой, возможно заключить , что материальная культура обязана
рассматриваться как следствие нематериальной культуры и не имеет возможности
быть создана без нее. В случае если игра в хоккей будет забыта, то для отечественных
потомков клюшка не составит большого труда древесной палкой. Разрушения,
причиненные второй мировой войны войной, были самыми большими в
истории , но, не обращая внимания на это, города и мосты были
скоро восстановлены, поскольку люди не утратили мастерства и знаний,
нужных для их восстановления. Иными словами, неразрушенная
нематериальная культура разрешает достаточно легко вернуть
культуру материальную. Иначе, пирамиды Древнего Египта
не восстанавливались, но однако являются предметом материаль-
ной культуры, поскольку сохранились определенные элементы немате-
риальной культуры: способ их постройки, дошедшие до нас знания о
духовных сокровищах, вынудивших фараонов возводить такие соору-
жения. Вместе с тем ценности провалившейся сквозь землю нематериальной культуры
потеряли для нынешних поколений собственный культурное значение. Исходя из этого
мы именуем пирамиды Древнего Египта монументами мертвой куль-
туры, потерявшей актуальность собственного нематериального содержания.

В большинстве случаев культуру связывают с определенным обществом, нацией
либо социальной группой. Говорят, к примеру, о русской, французской,

2. С.С. Фролов 33

испанской культурах, о культуре города либо деревни, подразумевая,
что в каждом обществе существует своеобразная, хорошая от вторых
совокупность взаимосвязанных норм, обычаев, ценностей и верований,
разделяемых большинством участников общества, которая отличается от
других систем подобного рода. Внутренние социальные связи и незави-
симость общества, связывающая входящих в него индивидов, есть
каркасом культуры ее защитой и основой от внешнего влияния. Без
общества как единого целого культура не имела возможности бы развиваться, так
как с его помощью закрепляются единообразные культурные их
отделение и образцы от главного влияния вторых культурных совокупностей.
Но общества и границы культуры не аналогичны. К примеру, римское
право есть базой правовых совокупностей общества (а значит, и
элементом культуры) как Франции, так и Германии, не смотря на то, что это и
разные социокультурные общности. Одновременно с этим каждое единич-
ное общество может включать в себя различные культуры, в значитель-
ной степени отличающиеся друг от друга (к примеру, наличие в об-
ществе двух либо более языков либо нескольких религиозных верова-
ний).

Так, необходимо осуществить вывод о том, что, с одной стороны,
культура каждого отдельного общества не обязательно обязана разде-
ляться всеми его участниками, а с другой — кое-какие ее культурные
образцы простираются за границы общества и смогут быть приняты в
нескольких обществах.

СИСТЕМА и КУЛЬТУРА НОРМ

Члены каждого общества так глубоко загружены в обычаи
и собственные верования, что не подмечают, как сами начинают подчиняться
им, считая их единственно верными и разумными. Поэтическое
выражение обычай — жестокий правитель меж людей достаточно емко отражает то
событие, что люди сами создают такие культурные образцы,
которым потом подчиняются и каковые принимают за само
собой разумеющиеся. В то время, когда культура показывает на то, как и что мы
должны либо не должны делать, говорят, что она нормативная, т.е.
такая, которая говорит о стандартах верного поведения.

Каким же образом осуществляется это нормативное действие?
Чтобы существовать в социальном мире, человеку необхо-
димы сотрудничество и общение с другими людьми. Но значительным
для реализации совместного и целенаправленного действия должно
быть такое положение, при котором люди имеют неспециализированное представление
о том, как им функционировать верно, а как неправильно, в каком на-
правлении прилагать свои силы. При отсутствии аналогичного представ-
ления нельзя добиться согласованных действий. Так,
человек, как существо социальное, обязан создавать множество обще-
принятых шаблонов поведения, чтобы удачно существовать
в обществе, взаимодействуя с другими индивидами. Подобные неспециализированные
шаблоны поведения людей в обществе, регулирующие это поведение в
определенном направлении, именуют социальными нормами. Так, для

рукопожатия мы протягиваем правую руку; придя в магазин, поднимаемся в
очередь; в библиотеке звучно не говорим и не шумим. Осущест-
вляя эти действия, мы придерживаемся общепринятых норм. Отечественная
культура определяет такое поведение как верное. Одновременно с этим
для почесывания затылка возможно воспользоваться как правой, так и
левой рукой, по причине того, что отечественная культура не имеет норм, относящихся к
этому действию (14, 116).

Итак, культурная норма есть совокупностью поведенческих ожи-
даний, культурным образом того, как люди предполагают функционировать.
С данной точки зрения нормативная культура — это шепетильно разрабо-
танная совокупность таких норм либо стандартизированных, ожидаемых
действия и способов чувствования, которым члены общества следуют
более либо менее совершенно верно. Разумеется, что такие нормы, основанные на
немногословном согласии людей, не смогут быть достаточно устойчивыми.
Трансформации, происходящие в обществе, преобразуют условия совмест-
ной деятельности людей. Исходя из этого кое-какие нормы перестают соот-
ветствовать удовлетворению потребностей участников общества, стано-
вятся неудобными либо ненужными. Более того, устаревшие нормы
являются тормозом предстоящего развития людских взаимоотношений,
синонимом косности и рутины. В случае если в обществе либо в какой-либо
группе появляются подобные нормы, люди стремятся их поменять,
дабы привести в соответствие с изменившимися условиями судьбы.
Преобразование культурных норм происходит по-различному. В случае если неко-
торые из них (к примеру, нормы этикета, повседневного поведения)
смогут быть преобразованы довольно легко, то нормы, каковые
руководят важнейшими для общества сферами людской
деятельности (к примеру, национальные законы, религиозные тради-
ции, нормы языкового общения), поменять очень сложно и принятие их
в измененнном виде участниками общества может протекать очень болез-
ненно. Подобное различие требует классификации анализа и норм про-
цесса нормообразования. Разглядим главные типы норм в порядке
увеличения их публичной значимости.

Обычаи. Социальная судьба человека неизменно полна неприятностей: как
приспособиться к окружающей действительности? как поделить плоды
тяжелой либо хорошей судьбы? как соотнести себя с другими людьми?
и др. Любой старается приложить максимумальные усилия для ответа этих
неприятностей. На протяжении успешных и попыток разные общество
и социальные группы в целом неспешно формируют комплект работоспо-
собных образцов поведения, разрешающих их участникам наилучшим обра-
зом взаимодействовать как с окружающей средой, так и между собой.
Индивиды, входящие в социальную группу, смогут, к примеру, имеется один,
два либо более ежедневно; делать это возможно стоя (на светских раутах),
лежа (как патриции времен Римской империи) либо сидя по-турецки; имеется
возможно всем совместно либо раздельно, пальцами либо вилкой, начать с вина и
закончить рыбой либо напротив. В Киевской Руси было принято рожать детей в
жарко натопленных банях, а в одном из племен южноамериканских ин-
дейцев дамы рожают в висячем положении, на деревьях. Насчи-
тываются тысячи общепринятых образцов поведения. Всегда из

2* 35

огромного числа вариантов вероятного поведения выбираются самые
работоспособные и эргономичные. Методом ошибок и проб, в следствии
влияния со стороны вторых окружающей действительности и групп
социальная общность выбирает один либо пара вариантов поведе-
ния, повторяет, закрепляет их и принимает для удовлетворения отдель-
ных потребностей в повседневной судьбе. На базе успешного опыта
такие варианты поведения становятся методами судьбы народа, повсед-
невной, обыденной культурой либо обычаями (169, с. 49).

Следовательно, обычаи — это легко привычные, обычные,
самые удобные и достаточно обширно распространенные методы
групповой деятельности. Пожимание правой руки при приветствии, еда
с вилки, езда по правой стороне улицы, кофе либо чай на ланч — все
это обычаи.

Новые поколения людей принимают эти публичные методы
судьбы частично методом бессознательного подражания, частично методом
сознательного обучения. Наряду с этим новое поколение выбирает из этих
способов то, что ему представляется нужным для жизни. Уже
ребенок окружен множеством элементов обыденной культуры. По-
какое количество он всегда видит перед собой эти правила, они становятся
для него единственно верными и приемлемыми. Ребенок усваивает
эти правила и, становясь взрослым, относится к ним как к само собой
разумеющемуся явлению, не вспоминая о их происхождении. Напри-
мер, для приветствия он машинально протягивает правую руку, не смотря на то, что
когда-то данный жест означал что-то большее, чем легко приветствие, а
как раз отсутствие в руке оружия. Человек, приняв и усвоив обычаи
определенного общества либо группы людей, при столкновении с обы-
традициями и чаями вторых групп вычисляет их причудливыми, непрактич-
ными, нереальными методами совершения действий. Так, мы, напри-
мер, не понимаем сдержанности в средствах при приеме гостей в семьях
Германии; их же поражает расточительное гостеприимство русских либо
обитателей Средней Азии.

Число обычаев в обществе очень громадно. Кроме того самый примитив-
ные общества имеют пара тысяч обычаев, а в современном инду-
стриальном обществе их число существенно возрастает.

Нравственные нормы. Кое-какие обычаи, принятые в следствии
социальной практики в определенной группе либо в обществе в целом,
выясняются самые важными, затрагивающими жизненные инте-
ресы во сотрудничествах участников группы, содействующими их безопас-
ности и социальному порядку. В случае если мы неправильно используем вилку и
нож для еды — это маленькая оплошность, несущественная подробность,
которая вызывает только короткое замешательство. Но в случае если в
условиях отечественного общества дама уходит из семьи, от мужа и ребен-
ка, то это указывает нарушение семейных взаимосвязей и благополучия.
Таковой поступок отражается на воспитании ребенка, на его здоровье и
психотерапевтическом состоянии. Ясно, что общество пытается
избегать аналогичных нарушений.

Так, возможно различать два типа обычаев:

те образцы поведения, которым следуют как предмету хороших
вежливости и манер;

те образцы поведения, которым мы должны направляться, поскольку они
считаются значительными для благополучия группы либо общества и их
нарушение очень нежелательно. Такие идеи относительно того, что
дoлжно выполнять, а что не дoлжно, каковые соединены с выяснен-
ными публичными методами существования индивидов, мы будем
именовать нравственными нормами, либо нравами.

Под нравственными нормами, следовательно, мы понимаем идеи о
верном и неправильном поведении, каковые требуют исполнения
одних действий и запрещают другие. Наряду с этим члены той социальной
общности, где действуют подобные нравственные нормы, разделяют
веру в то, что их нарушение несет бедствие всему обществу. Члены
второй социальной общности смогут, само собой разумеется, вычислять, что по крайней
мерс кое-какие из нравственных норм данной группы неразумны.
К примеру, возможно неясно, из-за чего в отдельных социальных
группах существуют запреты на потребление в пищу мяса коров либо
свиней либо не разрешается дамам открывать на людях лицо,
запястья и лодыжки. Для многих обществ непонятны языковые запре-
ты, в то время, когда не разрешается применение некоторых слов (так называе-
мых нецензурных слов). Такие нравственные нормы смогут принимать во внимание
крайне важными для представителей данной группы либо общества и
быть не известными вторым культурам, в которых они не кажутся
нужными для обеспечения группового благополучия. Наряду с этим не
в обязательном порядке, дабы действия, запрещенные нравственными нормами,
были вправду вредными для общества. В случае если общество либо
несколько верит, что какое-то воздействие причиняет вред, это срочно
находит отражение в появлении соответствующих нравственных норм.
Нравственные нормы — это вера в правильность либо неправильность
действий.

Социальный опыт людской общества говорит о том, что нрав-
ственные нормы не изобретаются, не создаются намеренно, в то время, когда кто-
то признает что-то хорошей идеей либо порядком. Они появляются посте-
пенно, из групповой практики и повседневной жизни людей, без созна-
умственного напряжения и тельного выбора. Нравственные нормы
появляются из группового ответа о том, что отдельное воздействие вред-
но и должно быть не разрещаеться (либо, напротив, отдельное воздействие пред-
ставляется такими необходимым, что его исполнение должно быть
необходимым). По представлениям участников группы, определенные нрав-
ственные нормы должны поощрять либо наказывать с целью достижения
группового благополучия.

Двум боливийским этнографам посчастливилось замечать целый
процесс формирования нравственных норм в одном из индейских племен
Южной Америки в течение практически нескольких месяцев. Все нача-
лось с того, что по случайному совпадению пара индейцев пле-
мени утонули на протяжении плавания в речном омуте. Публичное
вывод племени заключило, что в омуте таится какая-то

опасность. Индейцы начали избегать близкие и этот омут к нему места.
По окончании шамана и вмешательства старейшин омут стали считать плохим
местом, а тех, кто посещает это место, заявили сломанными злыми
духами. Люди неспешно забыли подлинную обстоятельство запрета, и
нравственные нормы абсолютизировались около местности, в которой
расположен омут. Так, возможно сделать вывод, что нравствен-
ные нормы являются самообосновывающимися и саморазвивающимися.
Они покупают оттенок святости, и общество наказывает тех, кто
нарушает их.

Нравственные нормы передаются последующим поколениям не как
совокупность практических польз, а как совокупность незыблемых священных
абсолютов. В следствии нравственные нормы твердо устанавли-
ваются и выполняются машинально. В то время, когда они усваиваются индиви-
дом, начинает действовать нравственный контроль поведения, что делает для
этого индивида психологически тяжёлым совершение запрещенных
действий. К примеру, каннибализм, т.е. поедание людской мяса,
вызывает у нас немедленную отрицательную психотерапевтическую реак-
цию. Нравственная норма делает это воздействие эмоционально невоз-
можным. В обществе с твердо установившимися нравственными норма-
ми, четкой совокупностью передачи этих норм новым поколениям нравствен-
ные запреты нарушаются редко.

Институциональные нормы. Определенные взаимосвязанные систе-
мы нравственных норм и обычаев могут служить для регулирования
процессов удовлетворения неизменно появляющихся, важнейших
потребностей. Речь заходит, к примеру, о формировании и функциониро-
вании семей в обществе, управлении страной, обучении школьни-
студентов и ков, распределении произведенного обществом продукта и
др. Совокупность норм и обычаев, касающихся таких ответственных момен-
тов в деятельности общества, воплощается в его социальных инсти-
тутах.

Чем же отличаются институциональные нормы от нравственных норм
и простых обычаев? В первую очередь тем, что они сознательно тща-
тельно разрабатываются и устанавливается формальный либо нефор-
мальный кодекс следования им. Помимо этого, появляется круг людей, в
котором любой человек играется определенную роль в защите и
поддержании этих норм. Образцы поведения, ценности, ритуалы и традициям
становятся высокостандартизированными, взаимосвязанными. Напри-
мер, банки, торговые организации, заготовительные базы — это эконо-
мические университеты, поддерживающие собственную нормативную
базу. Нормативные кодексы этих университетов развиваются неспешно
из нравственных норм и обычаев, сопутствующих несложному обмену. Но
значимость для общества совокупности аналогичных норм, которая связана с пос-
тоянными потребностями в обмене сокровищами, в конечном итоге заста-
вила участников общества создать сложную совокупность институциональ-
ных норм, облегчающих удовлетворение потребностей в развитии эко-
номики. Таковой темперамент институциональных норм делает их самые
формальными и непреодолимыми, а сами университеты — владеющими
громадной социальной инерцией, отсутствием склонности к трансформациям.

1.5 Структура социологического знания. Для чего нужна социология? — Александр Гофман


Также читать:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: