Уточнение и интерпретация основных понятий

Обоснованность научных и практических предположений (догадок) проверяется методом сопоставления общих посылок с менее неспециализированными, а в конечном итоге — на базе яркого соотнесения с описанием элементарных фактов. Дабы выполнить данный сложный путь, нужно нащупать точки соприкосновения понятийного аппарата изучения с настоящими событиями, содержание которых они отражают.

Самая несложная догадка прикладного исследования — ожидается, что интерес к телевидению связан с уровнем образования телезрителей, — испытывает недостаток в переводе ее понятий в операциональные термины: что такое интерес, какие конкретно операции фиксируют его наличие либо отсутствие, частота просмотров, оценки содержания программ, запоминание содержания замеченного и услышанного, выбор данной программы из нескольких возможных и т. д.

Поиск эмпирических значений понятий именуют его эмпирической интерпретацией, а определение этого понятия через указания правил фиксирования соответствующих эмпирических показателей — операциональным определением.

Как логическая задача неприятность эмпирической интерпретации понятий теории была поставлена в философии позитивизма. Речь заходит о соотнесении эмпирического и теоретического уровней знания, о правилах этого соотнесения.

С позиций хорошего позитивизма (М. Шлик), эмпирическая интерпретация достигается методом полной редукции (сведения) значения понятий теории к их эмпирическим показателям. Но содержание научного и по большому счету достаточно абстрактного термина нив то время, когда не переводится в конечное число проявлений его сущности, сохраняется какой-то невыразимый в эмпирических показателях остаток.

Исходя из этого эмпирическая интерпретация понятия по необходимости частичка. Операциональное определение раскрывает только некое содержание термина и предлагает частичное пояснение его значения. Тем более невероятна полная эмпирическая интерпретация теории. Теория связана со своим эмпирическим базисом так, что в более либо менее однозначном отношении с эмпирической базой находятся только отдельные элементы теоретической совокупности, отдельные точки, т. е. понятия, в состав которых входят показатели, показывающие условия их эмпирического применения, выявляющие нечто эмпирически обнаруживаемый индикатор незамечаемой сущности [291. С. 67]. Такие понятия либо суждения выступают представителями совокупности в целом. Тогда остальные элементы теоретической системы приобретают косвенную интерпретацию. Косвенная интерпретация осуществляется при помощи логической связи предложений и терминов совокупности с непосредственно трактуемыми терминами и предложениями [291. С. 115—116]. Таким методом эмпирическая интерпретация как бы передается по цепочке логических связей понятий в направлении, обратном тому, по которому осуществлялось развертывание теории.

При разработке программы социологического исследования мы должны прежде всего выделить ключевые понятия, высказывающие узлы изучаемой неприятности. Как раз они и подвергаются эмпирической интерпретации, что разрешает не только сформулировать, но и проворить догадки на базе фактических данных. Интерпретация понятий в определенных терминах означает поиск эмпирических показателей, поясняющих их значение в некоем значительном для отечественной задачи отношении. А значительное отношение, со своей стороны, будет определяться предметом и проблемой изучения.

Обратимся к примеру — изучению отношения молодых советских рабочих к труду [283. Гл. II]. Неприятность исследования — несоответствие между требованиями функционального содержания труда (разработка работы) и запросами личности рабочего в трудовой деятельности (отношение к труду). Предмет — отношение к труду как совокупность мотивов трудовой деятельности; их обусловленность материальным стимулированием, функциональным содержанием труда, уровней запросов личности, и вторыми факторами.

Одна из главных_задач — обнаружение мотивационного ядра трудовой деятельности в тогдашних условиях промышленного производства. Главный ракурс, в котором мы должны вести анализ, связан с мотивацией труда. Исходя из этого сперва разглядим отношение к труду в таких понятиях, как отношение к труду по большому счету как к сокровищу; отношение к профессии как К определенному либо частному виду труда; отношение к работе как к еще более своеобразному виду трудовой деятельности в конкретных условиях (рис. 3).

Эти понятия выступают как неспециализированное и особое. Значит, с позиций смыслового (семантического) уточнения понятия отношение к труду мы приобретаем некую неспециализированную директиву: в отечественном изучении нужно иметь сведения, каковые бы характеризовали отношение к труду по большому счету, в его специальном виде и в еще более особом — к работе в данных конкретных условиях.

Разглядим для примера последний элемент как более простой — отношение к работе, т. е. своеобразному виду труда в конкретных условиях. Оно проявляется в объективных показателях (настоящая ее продукты и деятельность) и в субъективных (мотивация).

Сейчас от уточнения смысла выделенных понятий, со своей стороны связанных с более неспециализированным понятием отношение к труду, мы начинаем приближаться к их прямой интерпретации в эмпирических показателях. Снаружи высказываемые показатели отношения к работе: производительность и качество труда, инициативность, уровень дисциплины рабочего, и другие. Субъективные показатели: ценностные ориентации, иерархия и структура мотивов, состояние удовлетворенности работой.

В самом неспециализированном виде отношение к труду возможно поделить на два разных типа: как к самоценной деятельности, удовольствию от самого процесса труда и как цель инструментальной деятельности, в которой реализуются потребности, лежащие за пределами самого процесса труда, а труд выступает главным средством их удовлетворения. Эта догадка диктовалась двумя доводами. Во-первых, постулатом марксизма о том, что при коммунизме труд из средства судьбы преобразовывается в первую жизненную потребность, т. е. мы желали проверить, как советское общество того времени приближается к коммунистическому. Во-вторых, эта догадка обосновывалась теорией Ф. Херцберга об инструментальной и терминальной мотивации труда, каковые модели мотивации он фиксировал в Соединенных Штатах у неквалифицированных и квалифицированных рабочих.

Каковы же эмпирические показатели отношения к труду — как к самоценной деятельности либо как к средству? Возможно указать показатели господствующей ориентации на содержание, процесс трудовой деятельности и показатели ориентации на материальные результаты труда. Показатель той либо другой ориентации — состояние удовлетворенности либо неудовлетворенности какими-то сторонами работы. Подтверждение господствующей ориентации на содержание труда относительно с ориентацией на труд как средство к судьбе имеется более тесная сообщение (корреляция) между содержанием труда, с одной стороны, и уровнем неспециализированной удовлетворенности работой, с другой—если сравнивать с теснотой связи между уровнем и размером заработка неспециализированной удовлетворенности работой. Так, в случае если обнаружится, что неспециализированная удовлетворенность работой при низком функциональном содержании труда (малоквалифицированная, монотонная работа) и большом уровне заработной платы ниже, чем неспециализированная удовлетворенность при высоком содержании труда (высококвалифицированная, разнообразная работа) при подобном либо меньшем размере заработной платы, следует вывод, что господствует ориентация на содержание труда. При обратной зависимости — противоположный вывод. Фактически же речь заходит о обнаружении соотносительного значения той и второй ориентации.4

4 В совершённом в начале 60-х гг. изучении мы нашли, что более значимая ориентация на содержание труда отличает более молодых рабочих от пожилого возраста и рабочих среднего; занятых более сложным и квалифицированным трудом если сравнивать с малоквалифицированными работниками; людей с более большим уровнем образования (более развитая совокупность потребностей) относительно с работниками, не имеющими среднего образования [283. С. 288—306].

При повторном изучении, спустя 15 лет, выявилось, что имеет место тенденция упрочнения инструментального отношения к труду как к источнику материального благополучия, повышения и самоутверждения социального престижа в трудовом коллективе [305]. В изучениях последнего времени (1989—1993 гг.) было продемонстрировано, что по мере нарастания экономического и социального кризиса инструментальные мо-тивационные программы всецело оттеснили на второй план программы целетворческой мотивации в среде промышленных рабочих, занятых на национальных либо кооперативных фирмах.

Подобные аналитические рассуждения направляться продолжить в отношении всех главных понятий, относящихся к главным и проблеме задачам изучения.

Потом мы переходим к операциональным определениям тех понятий, каковые были выделены в качестве менее неспециализированных, чем начальные, исходные, и без того впредь до несложных показателей, каковые довольно легко различимы при регистрации первичных данных.6

6 Операциональное определение, — пишет Г.С.Батыгин, — это серия руководств, обрисовывающих действия, каковые обязан осуществить исследователь для установления значений переменной [10. С. 56].

В принципе несложные показатели смогут быть личными и совокупными, каковые, в собственную очередь, подразделяются на подвиды [10. С. 46—58]. Так, личные смогут быть полными, т. е. атрибутивными, наподобие половозрастных, и относительными, сравнительными, наподобие показателей взаимоотношений между участниками группы либо уровнем активности ее участников. Один из самый распространенных видов индивидуальных показателей — контекстуальные, т. е. указания на принадлежность к некоей социальной общности, благодаря чего ее представители наделяются свойствами общности. Совокупные показатели довольно часто являют собой сглаживание личных (аналитические), но смогут выступать в виде структурных (отношения между объектами) и глобальных. Последние, характеризуя всю социальную целостность, конкретно тяжелозамечаемы. Таковы, к примеру, социально-характерологические черты этнических общностей.

Последовательность действий при уточнении базных понятий, интерпретации их смысла в замечаемых показателях возможно резюмировать следующим образом:

1. В первую очередь — это теоретическая работа: анализ соответствующей литературы по предмету, уточнение смысла понятий в рамках данного теоретического подхода (либо множественности смыслов в различных парадигмах, из которых мы выбираем одну или формулируем собственный рабочее определение). Это предполагает возможность избежать неточности смешения общеупотребительного смысла понятия с его научным, социологическим значением.

2. Создание образа данного свойства, нюанса понятия либо его целостного представления в каких-то зримых проявлениях (в отечественном примере отношения к труду — это образ из поддающихся изучению конкретных проявлений отношения рабочих к труду по объективным и субъективным показателям).

3. Построение более упорядоченной совокупности характеристик, особенностей отечественного образа так, дабы не расширять и не сужать количество трактуемого понятия за пределы, где соответствующие эмпирические прообразы утратят собственную функцию быть соотнесенными с его общим смыслом.

4. Выбор прямых показателей каждой из выделенных черт, т. е. переход к операционным также;нениям: какими конкретными способами и техническими приемами направляться (возможно) зафиксировать выделенные свойства (к примеру, удовлетворенность работой и отдельными ее составляющими).

5. Построение так называемых индексов либо составных показателей, формируемых методом определенной комбинации частных показателей, каковые были выделены в прошлой операции. (Примером может служить построение логического квадрата удовлетворенности работой, обрисовываемого ниже на с. 261, Схема 20).

При обратном перемещении к анализу данных в соответствии с выдвинутыми догадками очень принципиально важно еще раз проверить (сейчас уже опираясь на опыт, взятный при сборе данных и изучении их связей), насколько семантическая и эмпирическая интерпретации ключевых понятии изучения были удовлетворительными, т.е. в какой мере вероятны прямые соотнесения показателей и индексов с теми смыслами, особенностями, к каким они первоначально были привязаны.

Напоследок еще раз выделим: было бы ошибочным считать, что перемещение от теории к эмпирической интерпретации и уточнению смысла главных понятий изучения, как и возврат к теоретическому истолкованию взятых данных — это четко обозначенные прямые автострады, по которым исследователь может удачно и безаварийно двигаться, выполняя узнаваемые правила. В конечном итоге, это сложные познавательные процессы, далеко не всецело формализуемые. Важную роль играются тут аналогии, ассоциации, научная интуиция, опыт и знание исследователя, его общая культура.7

7 В недавней публикации [12] Г. С. Батыгин справедливо пишет о том, что эмпирическая интерпретация понятий часто замещается нарративен, т. е. повествованием о вероятных связях между переменными, показателями изучаемого явления, включая случаи из судьбы но собственному опыту [С. 63].

А 3.9 Исследовательский процесс в социально-гуманитарных науках — Философия науки для аспирантов


Также читать:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: