Уважая собственные границы

Ответ находится в гармонии с действительностью

Хеллингер сказал о том, что ведущий расстановки находится в гармонии с миром, каков он имеется, и с судьбами, какими бы они ни были.Терапевт это не тот, кто делает положение вещей лучше, а наоборот, он принимает то, что существует.

Состояние гармонии свидетельствует согласие с миром, таким, каков он имеется, и с теми вопросами, каковые он ставит. В расстановках мы замечаем всю землю в миниатюре. Красивое проявляется наравне с страшным. Проявляется любовь, и равным образом проявляется война и ненависть. Бедствия и кошмар шокируют нас. Принятие всего этого требует смелости опять и опять.

Лишь тот, кто преодолевает ужас, может светло видеть то, что проявляется. Путь к преодолению страха пребывает в согласии с миром, как он имеется, со всем, что влечет за собой бытие. Действительность, в то время, когда мы ее видим и признаем, дает нам силу и свободу.

Требование бесстрашия

Ведущий расстановки не страшится ничего, что может проявиться, будь то смерть, разрыв, излечение, либо жизнь — что бы то ни было. Хеллингер время от времени применяет метафору зеркала, которое бесстрашно отражает и трудности и конфликты.

Терапевт не раздумывает, что тут может проявиться, и как он будет компетентен, дабы иметь с этим дело, и что может произойти позднее и будет ли он важен за эти последствия. Все мысли, каковые порождают страхи, затуманивают видение действительности.

Но, разве это не конечно и в большинстве случаев — иметь такие мысли и страхи? Не есть ли обратное проповедью о недостижимом идеале?

В моей собственной работе, я испытываю чувство освобождения, в случае если я в первую очередь признаю собственные страхи. В таких ситуации я говорю себе Это также часть того, что на данный момент происходит. В случае если я так проявляю уважение к собственному страху, он пара отступает и у меня появляется выбор — буду ли я принадлежать собственному страху либо отыщу смелость сделать ход в малоизвестное. Чем больше я рискую функционировать смело, тем больше растет в будущем моя доверие и смелость к себе. Вот какая метафора мне думается подходящей к данной ситуации: слон идет, а собаки, звучно тявкая, наскакивают на него. Вы — это слон, а псы символизируют ваши страхи. Слон псам тявкать и не уделяет им внимания, а продолжает, не испытывая тревоги, следовать по собственному пути.

Личная зрелость

Личная зрелость для любого терапевта — это база его способности вести расстановки. Чем более жизненного опыта имеет человек и чем более проработан данный опыт, тем больше его свойство к проведению расстановок. Либо, разглядывая это с обратной стороны стороны, чем больше белых иллюзий и пятен имеет человек, и чем больше значительных неприятностей остались незамеченными и неосознанными в течение судьбы, тем больше барьеров поднимется в ходе его работы с клиентом.

Со зрелостью приходит определенный натурализм, что еще возможно назван здравым смыслом.

Вещи кажутся более несложными, вместо их чрезмерного усложнения, не по причине того, что непростые неприятности через чур упрощаются, но по причине того, что открытый взор на них делает яснее возможность.

Эта зрелость не сводится к вопросу возраста. Имеется люди поразительно зрелые, не обращая внимания на собственный юный возраст, а имеется люди более старшего возраста, каковые кажутся весьма далекими от зрелости, не обращая внимания на многие годы за спиной. Это показывает, что лишь умный человек может обучаться из опыта, но опыт ни при каких обстоятельствах не сделает глупого умным.

Иначе, ясно, что время само по себе содействует процессу обретения зрелости. Жизнь — это лучшая школа, неизменно предлагающая вызовы, неожиданности, новые возможности для научения и несущая с собой новые прозрения. Говоря пара старомодно, мы стареем и становимся умнее.

Вопрос, как мы можем поддержать процесс обретения зрелости? Что возможно сообщить молодому человеку, помимо этого, что непременно ты осознаешь, что я тут имел в виду?

В первую очередь, разумно будет не забывать, что зрелость не может быть насильственно ускорена. Нереально заправиться жизненным опытом стремительнее либо насильно. Для этого процесса требуется свойство терпеливо ожидать. В случае если я c удовлетворением воспринял опыт, что пришел ко мне, я буду более готов к тому, что придет потом. Чем более я готов войти в новый опыт, что раздвигает мои личные границы, и чем более я осмеливаюсь рисковать, тем больше жизненного опыта я смогу получить. Другой фактор — это целостность личности, честность в отношении к себе и вторым.

Уважая личные границы

Я уверен, что для терапевта, что лишь начинает вести домашние расстановки, самый важный навык — это свойство осознавать собственные границы и уважать их. В случае если оставаться в этих границ, то работа, которую делает терапевт, будет нужной и адекватной обстановке. И напротив, терапевт может выйти за пределы собственных ограничений, и это делается страшным и для него и для клиента.

Что это за ограничения, каковые должны быть рассмотрены? Любой из нас имеет предел того, что мы можем вынести. Это смогут быть физические возможности, в то время, когда, по окончании определенного количества расстановок либо через пара дней семинара, силы терапевта на определенное время иссякают. Это смогут быть эмоциональные и психотерапевтические ограничения. Определенные темы либо конкретная расстановка может быть больше возможности терапевта сейчас. Вопрос, что обязан задать себе терапевт, это Как много я могу вынести?. Более совершенно верно, Как много страдания и боли я могу принять?

Любой из нас знает для себя, как переживается столкновение с этими границами на отечественном пути. Это возможно легко внутренний голос Этого достаточно!. Либо возможно это чувство боли в груди, либо какой-то другой сигнал, говорящий, что отечественные возможности исчерпаны сейчас. Это возможно кроме этого какая-то определенная неприятность, которая заставляет ведущего расстановки отойти и ощутить себя перегруженным.

На протяжении практических занятий на моем семинаре одна участница проводила расстановку, которая затронула правонарушения, идеальные отцом клиентки во времена Фашисткой германии.

Было заметно, что заместительница клиентки чувствует себя все хуже и хуже. Она согнулась в сторону и ощущала себя совсем пациент, а участница, которая вела расстановку, всецело проигнорировала эти сведенья. Я наблюдал это и после этого, что вообще-то нетипично для меня, я вмешался и прервал расстановку, и это было безотносительно к состоянию заместительницы.

Обсуждая после этого данный опыт, дама, которая вела эту расстановку, согласилась, что сначала имела нехорошее предчувствие довольно данного запроса. В действительности, она предпочла бы совсем отказаться трудиться, но решила продолжить.

В тот самый момент, в то время, когда мы, будучи терапевтами, переступаем отечественные границы, мы оставляем вне рассмотрения наиболее значимое внутреннее чувство и так блокируем часть отечественной способности осознавать. Вот из-за чего это возможно страшным. Это возможно и это принципиально важно — отказаться делать расстановку при таких условиях. Время от времени границы достигаются уже в ходе расстановки. В случае если терапевт поймёт, что находится на пределе собственных возможностей, самая разумная вещь, которую возможно сделать — это прервать расстановку срочно. Время от времени возможно достаточным предел и на некое время забрать паузу, и тогда границы сами по себе мало раздвигаются.

Хеллингер говорит, что клиент может выйти за пределы собственных ограничений, но лишь в случае если терапевт соглашается со собственными [ограничениями]. Это требует смелости — признать собственные границы. Если вы прервали расстановку, по причине того, что достигли пределов собственных возможностей, будет нужным для всех участников, если вы признаете это открыто. Самый прямой путь — он же и самый простой: Вот тут я тут я достиг собственного предела, и по сей день я прерываю расстановку. Лучше не вступать ни в какие конкретно дискуссии об этом. В этом имеется преимущество — находиться перед собственными ограничениями. Расстановка, прерванная так, будет иметь не меньшую силу, чем каждая другая расстановка.

Терапевт ослабит расстановку, в случае если начнется дискуссия об иных шагах, каковые имели возможность бы быть предприняты в расстановке, либо о чем-то подобном. Внутренняя собранность, которая была достигнута ранее, разрушается так.

В моей собственной работе с расстановками я всегда имею опыт столкновения с моими собственными пределами, и через это мои границы увеличиваются и раздвигаются. Мои личные возможности растут через мою работу, и мои границы перемещаются на новую, неизведанную территорию. Любой, кто трудится, столкнется со собственными границами, но это не всегда возможно понято в ходе ведения расстановки.

Клиентка — мать 15-летней дочери. 15 лет назад, в то время, когда девочке было всего полгода, мать предприняла попытку суицида, включив газ, и она держала ребенка рядом с собой. Обе были спасены.

Я произвел расстановку дочери и матери. В данной расстановке заместительница ребенка ощущает ужас, беспокойство и не имеет возможности наблюдать на маму. Заместительница матери ощущает огромную боль. Я попросил обеих посмотреть друг на друга, и воздух между ними начала меняться. Я следовал за тем, что казалось мне верным в данной ситуации, и я попросил мать принять на себя ответственность и вину за собственные действия и отвернуться. Девочка смотрела на собственную мать и не имела возможности уйти. По окончании еще нескольких попыток я прервал расстановку.

В будущем для меня стало ясно, что я не воспринял любовь ребенка в данной расстановке, по причине того, что это было больше, чем я имел возможность постичь. Эта девочка так обожает, что она была бы счастлива дать собственную жизнь за собственную маму. Я пробовал расставить порядок, но это делалось вследствие того что такая любовь была больше, чем я имел возможность вынести. Я достиг собственных границ.

Неизменно имеется некое внутреннее сопротивление, которое делает затруднительным присутствие рядом со собственными внутренними границами, и было бы верным осознавать его главные составляющие для себя. Тревожитесь ли вы о том, что поразмыслят участники семинара? Либо вы волнуетесь, сможет ли клиент вынести то, что будет проявляться? Вы предъявляете к себе требование не допустить определенное окончание расстановки? Хороший вопрос, что стоит задать себе: В каком месте я вижу неприятности для себя?.

На моих семинарах одно из базисных упражнений — это встреча со собственными фантазиями о трагедии, и любой задает себе вопрос Что самое катастрофичное я могу себе представить, что случится на расстановке? Вот кое-какие ответы, каковые видятся: Произойдёт что-то неконтролируемое, чем я не смогу руководить либо вести, Кто-то в расстановке будет вести себя жестоко, Участники будут сказать мне что-то на протяжении расстановки, Я буду должен прервать пара расстановок подряд, В расстановке открыто проявится рвение к суициду, Другие терапевты будут думать, что я не хорошо тружусь.

Оправдывает себя проведение ролевой игры этого рода, дабы наработать опыт преодоления таких фантазий. Человек сталкивается с самым нехорошим сценарием и обязан будет пройти через него. Не смотря на то, что это потребует от человека весьма многого, это усиливает самооценку и увеличивает силу.

Пара успокаивает знание того, что не смотря на то, что отечественные границы раз за разом дают о себе знать, это не происходит неизменно и неизменно. Как правило то, что проявляется в расстановках, в полной мере укладывается в существующие границы, и терапевт может это перенести и руководить происходящим.

Вопрос: Для тех, кто лишь обучается работе с системными домашними расстановками, имеется некая опасность, что они просто будут имитировать то, что Вы уже открыли и создали. Какой совет Вы бы дали тем, кто лишь начинает? Я возвращусь к тем примерам с супружескими парами. Достаточно довольно часто я слышал от Вас, что в случае если пара стоит лицом друг к другу, они живут раздельно. Это не чье-то опыт и непосредственное впечатление, это то, что услышано от Вас. Я видел, что это положение есть верным в ваших расстановках, но у меня нет собственного опыта на данный счет.

Хеллингер: Вы должны сократить себя тем, что вы конкретно поймёте, и вы станете обучаться, ход за шагом. Так, вы остаетесь в границах, каковые соответствуют вам и текущей ситуации. Если вы остаетесь в этих пределах, вы сделаете хорошую работу. Если вы превысите эти пределы, это будет дискомфортно и для вас и для всех остальных. В границ все находится в соответствии с порядком.

Наровне с той силой, которая у нас имеется, любой из нас имеет кроме этого и белые пятна — области, где отечественная осознанность затуманена в большей либо меньшей степени. Особенность этих белых пятен в том, что мы их совсем не поймём. Мы сами имеем полную уверенность, что видим совсем светло. Часть моей осознанности отключена, и так я не могу ни видеть часть поля, ни осознавать, что я чего-то не вижу.

Обстоятельства этого значительно чаще находятся в отечественной личной истории. Заберём пример дамы-терапевта, в отношении которой было совершено принуждение, в то время, когда она была ребенком. В случае если эта дама трудится с клиентом, что также стал жертвой насилия, без предварительной глубокой проработки собственных собственных травм, она будет вовлечена в обстановку и не сможет трудиться на соответствующем уровне. Она возможно очень тронута и окажет клиенту полную помощь, но сам факт наличия ее собственных нерешенных задач будет мешать полному разрешению и для клиента.

Работа с вашим собственным прошлым и вашей собственной болью довольно часто есть тяжёлой и больном, и довольно часто требуется большое количество времени чтобы открыть солнечному свету ваши ветхие раны, где они смогут быть залечены. Обретение мира в отношении ваших собственных личных неприятностей — громадный источник потенциала и силы.

В случае если терапевт в примере выше находится в мире с собой и собственной историей и может наблюдать в прошлое без того, дабы быть захваченной желанием и болью обвинять, он сможет передать это отношение и клиенту. У него будет что-то особое, дабы предложить жертвам насилия, и он сможет сопровождать их на пути к разрешению. Таковой терапевт будет иметь более глубокое познание клиентской обстановке.

В этом ходе белые пятна — часть ваших ограничений. При помощи работы в расстановках и приобретая обратную сообщение, терапевт приходит к осознанию собственных белых пятен. Соприкосновение со собственными белыми пятнами, каковые ранее избегались, есть частью вашего личностного роста.

В также время принципиально важно принимать ваше собственное несовершенство. Это часть меня, и это постоянно будет принадлежать мне. В то время, когда я признаю это, это начинает усиливать меня вместо того, дабы ослаблять.

Психотерапевтические границы личности | Виды границ | Как выстроить личностные границы.


Также читать:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: