В.а. сухомлинский. родительская педагогика

БЕСЕДА ПЕРВАЯ. К МАТЕРИНСКОМУ И ОТЦОВСКОМУ ДОЛГУ ЧЕЛОВЕКА Нужно ГОТОВИТЬ ЧУТЬ ЛИ НЕ С КОЛЫБЕЛИ — ВОТ В ЧЕМ Неприятность

Мать привела в школу дочь.

Мать… Она практически не изменилась с того времени, как 10 лет назад вышла к столу, забрала экзаменационный билет и без подготовки выдержала экзамен — блестяще ответила на все вопросы по истории. Позже — такие же ответы по литературе, по математике, химии, физике. Она была гордостью школы. Прошли годы. на данный момент она уже мать, привела записывать в дошкольную группу дочку. Как будто бы угадывая мое желание определить что-нибудь о ее жизни, юная мать говорит:

— Поступила в университет, окончила два курса. Обучалась отлично. Но суждено было иное. Вышла замуж. У мужа работа была связана с переездами, университет было нужно покинуть. С мужем прожила полгода. Разошлись. В то время, когда сообщишь кому-нибудь об этом — сочувственно молчат либо пробуют утешить какими-нибудь случайными словами. Не требуется ни сочувствия, ни утешения. Я в громадной обиде на тех, кто воспитывал нас в годы молодости.

Дама набралась воздуха и замолчала. Я ощущал, что ее тревожат те же мысли, каковые несколько год тревожат и меня, и задал вопрос:

— Какая же у вас обида?

— Не учили жить. Так как разошлись мы с мужем не из-за какого-либо разочарования друг в друге, не по причине того, что, как привыкли сказать, «не сошлись характерами». Нет, мы просто не можем жить. Не можем быть женой и мужем. Ни он, ни я. Не можем обожать друг друга. Да, людская любовь требует громадного умения. Мы просто не воображали себе, что это такое — жены и любовь мужа, и никто нам кроме того не пробовал сообщить об этом. Не можем мы уважать друг друга. Не можем ощущать рядом с собой человека. Не можем уступать друг другу. Не можем подчинять эмоции разуму, не можем дорожить судьбой, — о, как это принципиально важно, мочь дорожить судьбой!

У нас тогда был громадной разговор с юный матерью. Он окончательно сохранился в моей памяти и в сердце. И по сей день, в то время, когда я начал писать Родительскую педагогику, я поразмыслил: где же первая страница данной книги? Первой страницы-то и нет — вот в чем беда. Строим строение, а фундамента нет. Так как вправду, мы не учим в школе самому главному — не учим жить. Учим всему, знают отечественные питомцы множество нужных и нужных (а время от времени и не весьма нужных) вещей: и в каком состоянии материя в центре Солнца, и какое количество атомов вещества в кубическом сантиметре межзвездного пространства, и что записано было в законах царя Хаммурапи, и что такое гравитация… но ничего не знают о том, как человеку подготовиться к супружеской жизни, это что может значить — быть мужем и женой, отцом и матерью собственных детей. Не вспоминаем мы — ни педагоги, ни родители, что наиболее значимая мудрость судьбы, которую обязан постигнуть любой отечественный гражданин, — это человеческие взаимоотношения.

Забываем мы, что, образно говоря, каждое существо, рожденное человеком, еще не есть человек, человеком его нужно сделать; каждое человеческое существо, когда оно обучилось мыслить и ощущать, устремляется к тому колодцу, что именуется счастьем — людской счастьем. Любой жаждет счастья, но далеко не все трудится, дабы углубить данный колодец, открыть в нем новые родники. Учить в юные годы открывать родники счастья для других людей — вот какого именно предмета до тех пор пока еще, к сожалению, нет в школьном воспитании.

На педагога, что посвятил бы воспитательную беседу с восьмиклассниками либо девятиклассниками теме «жены и Взаимоотношения мужа в юный семье», взглянули бы как на чудака. А в это же время сказать об этом с молодежью существенно ответственнее, чем о гробницах ассирийских царей либо о центре Галактики.

Подмечали вы, само собой разумеется, вот что: когда на уроке в старшем классе заходит обращение (по литературе, скажем, никак не обойдешь, программа требует) о любви, браке, рождении детей, лица подростков, юношей и девушек расплываются в ухмылках, начинается шушуканье… В этом, как в зеркале, я вижу легкомысленное отношение старших к наиболее значимым вопросам судьбы человека, к его будущему. Я считаю идеалом такое положение, дабы в те мгновения, в то время, когда речь идет о любви, браке, детях, человек — и мелкий отечественный человек, ребенок, и ребёнок — обязан ощущать то же самое, что ощущает эмоционально вежливый человек при виде тысячелетнего монумента мастерства. Нам, старшему поколению, нужно обучиться сказать с юношеством и детьми о великом и красивом — любви, браке, деторождении, людской верности до гроба, о памяти и смерти сердца. , пока мы не обучимся об этом сказать и думать, мы не научим отечественных детей красоте и чистоте чувств и помыслов. Невежество же в данной сфере оборачивается горем и слезами детей.

в течении последних 10 лет я изучил обстоятельства разводов 200 молодых семей. 189 разводов случились как раз из-за неумения новобрачных осознать друг друга. Вступая в брак, девушка и юноша понятия не имеют о той сложной, узкой культуре взаимоотношений, которой требует жизнь в браке. Им никто не сказал, и они не знают, что жить в браке, жить изо дня в сутки совместно, в одной комнате, не в считанные часы встреч, а всю жизнь, — это большой, ни с чем не сравнимый труд, духовный труд, напряжение. Для этого нужна огромная духовная культура, духовная подготовка, школа мудрости.

А школы данной, как ни необычно, нет, нет исходя из этого и первой страницы Родительской педагогики. Исходя из этого к рождению детей кое-какие юные люди подготовлены в нравственном отношении так же, как неграмотный человек, не опытный азбуки, подготовлен к постижению философии. Жизнь требует того, дабы для девушек и юношей в старших классах школы был введен курс о культуре взаимоотношений в семье, о браке, воспитании и рождении детей. И просматривать данный курс обязан духовно богатый, морально хороший человек. На убедительных фактах нужно раскрывать перед матерями и завтрашними отцами сущность той истины, что жить в браке — это значит ежечасно соприкасаться мыслью, сердцем, эмоциями с человеком, сперва с мужем, с женой, а позже с детьми. Это весьма сложно и тонко — постигнуть сердцем и разумом, казалось бы, на первый взгляд, простые жизненные вещи. Эти вещи требуют громадной мудрости матери, отца, педагога. И в случае если мы по-настоящему будем открывать перед девушками и юношами сложность и мудрость судьбы, это окажет помощь им стать зрелыми, осмотрительными, не будет того легкомыслия, которое еще имеется на данный момент во поступках и взглядах многих парней.

Если бы мне поручили составление программы этого самого нужного в старших классах предмета — «Семья, брак, любовь, дети», я на первое место поставил бы вопрос культуры людских жажд. Так как что такое умение жить в браке — человеческое умение обожать, уважать друг друга, ощущать человека рядом с собой? Это, в первую очередь, умение руководить, руководить собственными жаждами, умение поступаться частью собственных жажд во имя блага семьи, своих родителей, детей, умение ограничивать собственные жажды. В мире, что дает простор для расцвета людских жажд, радостен только тот, кто может быть властелином собственных жажд, — запомните это, матери и дорогие отцы, и учите этому собственных детей.

Разводиться спешат в первую очередь эгоисты, индивидуалисты — те юные люди, для которых индивидуальные жажды превыше всего. Пускай будет в отечественной мудрости, матери и дорогие отцы, которую мы передаем своим детям, самая сокровенная страничка: «Гармония жажд в юный семье». Раскрывая письмена данной странички, нам нужно разбирать все, что может происходить в юный семье; на поучительных примерах показывать, как появляются человеческие жажды, какие конкретно из них возможно удовлетворять и в каких как раз условиях, а какие конкретно необходимо мочь сдерживать; как подчинять собственные жажды неспециализированным заинтересованностям семьи. Я не преувеличу, в случае если сообщу, что юные родители, не могущие быть женой и мужем, обычно так же беззащитны, неумелы и неопытны, как дети; им и помогать нужно, к сожалению, как детям; и вот громадное горе приходит тогда, в то время, когда эти взрослые дети рожают детей, — беда и обществу, и детям, рожденным теми, кто сам еще ребенок по собственному нравственному и духовному формированию.

Раскрою мелкую тайну. Курс «Семья, брак, любовь, дети» имеется. Мы уже пара лет учим юношей и девушек, как морально подготавливаться к браку и жить домашней судьбой, в чем состоит культура людских взаимоотношений, как воспитывать собственных детей. Непременно, преподавать данный очень важный предмет при отсутствии на него времени в учебном замысле — нелегкое дело. Но какими бы ни были трудности, нужно преодолевать их, по причине того, что предмет данный не меньше серьёзный, чем математика, физика, химия. Если не самый серьёзный. Поразмыслите сами: не всем быть математиками и физиками, а родителями быть всем, женой и мужем — всем.

Пускай не осознают меня так, словно бы я принижаю роль математики и других естественных наук. Без знания этих предметов неосуществим кроме того вход в прихожую науки. Но все же знания о человеке еще ответственнее. И если не сейчас, то на следующий день в школьном учебном замысле предмет о культуре людских взаимоотношений будет находиться первым, потому что мы живем в век человека.

матери и Дорогие отцы, давайте же воспитывать у собственных детей моральную готовность к материнству, отцовству.

Что это такое — моральная готовность к отцовству и материнству? Людская сущность самый ярко раскрывается в долге. В том, что человек возлагает на себя ответственность за другого человека. Долг, долг и еще раз долг — вот та воздух, в которой нужно воспитывать существо, появившееся человеком, дабы оно достойно было именоваться высоким именем Человека.

Школа Василия Сухомлинского


Также читать:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: