В числе прочих к нему бросился римский. конферансье плакал, ловил в

воздухе что-то руками, бормотал:

— Дайте мою голову! Голову дайте! Квартиру заберите, картины

заберите, лишь голову дайте!

Курьер побежал за доктором. Бенгальского пробовали уложить на диван в

Уборной, но он начал отбиваться, сделался буен. Было нужно приводить к карете.

В то время, когда несчастного конферансье увезли, Римский побежал обратно на сцену и

Заметил, что на ней происходят новые чудеса. Да, кстати, в это ли время либо

Самую малость раньше, но лишь волшебник, совместно со своим полинялым креслом, провалился сквозь землю со

Сцены, причем нужно заявить, что публика совсем этого не увидела,

Увлеченная теми чрезвычайными вещами, каковые развернул на сцене Фагот.

А Фагот, спровадив потерпевшего конферансье, заявил публике так:

— Таперича, в то время, когда этого надоедалу сплавили, давайте откроем женский

магазин!

И в тот же час пол сцены покрылся персидскими коврами, появились большие

Зеркала, с боков освещенные зеленоватыми трубками, а меж зеркал витрины, и в

Них зрители в радостном ошеломлении заметили различных фасонов и цветов парижские

Женские платья. Это в одних витринах, а в других показались много женских

Шляп, и с перышками, и без перышек, и с пряжками, и без них, много же туфель

— тёмных, белых, желтых, кожаных, атласных, замшевых, и с ремешками, и с

Камушками. Между туфель показались футляры, и в них заиграли светом блестящие

Грани хрустальных флаконов. Горы сумочек из антилоповой кожи, из замши, из

Шелка, а между ними — целые груды чеканных золотых продолговатых

Футлярчиков, в которых не редкость губная помада.

Линия знает откуда взявшаяся рыжая женщина в вечернем тёмном туалете,

Всем хорошая женщина, кабы не портил ее причудливый шрам на шее, заулыбалась

У витрин хозяйской ухмылкой.

Фагот, сладко ухмыляясь, сказал, что компания совсем безвозмездно

Создаёт обмен ветхих женских обуви и платьев на парижские модели и

Парижскую же обувь. То же самое он добавил относительно сумочек, духов и

Другого.

Кот начал шаркать задней лапой, передней и одновременно с этим выделывая

Какие-то жесты, характерные швейцарам, открывающим дверь.

Женщина хоть и с хрипотцой, но сладко запела, картавя, что-то

малопонятное, но, если судить по женским лицам в партере, весьма соблазнительное:

— Герлэн, шанель номер пять, мицуко, нарсис нуар, вечерние платья,

Платья коктейль…

Фагот извивался, кот кланялся, женщина открывала стеклянные витрины.

— Прошу! — кричал Фагот, — без церемоний и всякого стеснения!

Публика переживала, но идти на сцену до тех пор пока никто не решался. Но наконец

Какая-то брюнетка вышла из 10-го последовательности партера и, радуясь так, что ей,

Дескать, решительно все равно и в общем наплевать, прошла и по боковому трапу

Поднялась на сцену.

— Браво! — вскричал Фагот, — приветствую первую посетительницу!

Бегемот, кресло! Начнем с обуви, госпожа.

Брюнетка села в кресло, и Фагот в тот же час вывалил на ковер перед нею целую

Груду туфель.

Брюнетка сняла собственную правую туфлю, примерила сиреневую, потопала в

Ковер, осмотрела каблук.

— А они не будут жать? — задумчиво задала вопрос она.

На это Фагот обиженно вскрикнул:

— Что вы, что вы! — и кот от обиды мяукнул.

— Я беру эту пару, мосье, — сообщила брюнетка с преимуществом, надевая

И вторую туфлю.

Ветхие ботинки брюнетки были выкинуты за занавеску, и В том же направлении

Проследовала и сама она в сопровождении рыжей Фагота и девицы, несшего на

Плечиках пара модельных платьев. Кот нервничал, помогал и для пущей

Важности повесил себе на шею сантиметр.

Через 60 секунд из-за занавески вышла брюнетка в таком платье, что по

Всему партеру прокатился вздох. Храбрая дама, до удивительности

Похорошевшая, остановилась у зеркала, повела обнаженными плечами, потрогала

Волосы на затылке и изогнулась, стараясь посмотреть себе за пояснице.

— Компания требует вас принять это на память, — сообщил Фагот и подал

Брюнетке открытый футляр с флаконом.

— Мерси, — надменно ответила брюнетка и отправилась по трапу в партер. До тех пор пока

Она шла, зрители вскакивали, прикасались к футляру.

И вот тут прорвало начисто, и со всех сторон на сцену пошли дамы. В

неспециализированном возбужденном говоре, вздохах и смешках послышался мужской голос: Я не

разрешу тебе! — и женский: мещанин и Деспот, не разламывайте мне руку!

Дамы исчезали за занавеской, оставляли в том месте собственные платья и выходили в

Новых. На табуретках с золочеными ножками сидел множество дам, энергично

Топая в ковер заново обутыми ногами. Фагот становился на колени, орудовал

Роговой надевалкой, кот, изнемогая под грудами туфель и сумочек, таскался от

Витрины к табуретам и обратно, женщина с покалеченной шеей то оказалась, то

Исчезала и дошла до того, что уж всецело начала тарахтеть по-французски, и

FULFILLM


Также читать:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: