В. экстенсивное и интенсивное определенное количество

А) Различие между ними

1. Определенное количество, как явствует из прошлого, имеет собственную определенность как границу в численности. Оно имеется некое в себя дискретное, некое «очень многое», не имеющее для того чтобы бытия, которое было бы превосходно от его границы и имело бы ее вовне себя. Определенное количество, забранное так со своей границей, которая имеется некое множественное в самой себе, имеется экстенсивная величина.

направляться отличать экстенсивную величину от постоянной. Первой конкретно противоположна не дискретная, а интенсивная величина. Экстенсивная и интенсивная величины сущность определенности самой количественной границы, определенное же количество тождественно со своей границей. Постоянная же и дискретная величины сущность определения величины в себе, т. е. количества, как такового, потому, что, имея дело с определенным числом, отвлекаются от границы. — Экстенсивная величина имеет момент непрерывности в самой себе и в собственной границе, поскольку ее «очень многое» имеется по большому счету постоянное; постольку граница как отрицание выступает в этом равенстве «многих» как ограничение единства. Постоянная величина имеется продолжающее себя количество безотносительно к какой бы то ни было границе, и, потому, что ее воображают себе с таковой границей, последняя имеется ограничение по большому счету, в котором дискретность не положена. Определенное количество, забранное только как постоянная величина, выяснено для себя еще не действительно, поскольку в ней отсутствуют «одно», в котором содержится для-себя-определенность, и число. И совершенно верно так же дискретная величина имеется конкретно только различенное «очень многое» по большому счету, которое, потому, что оно, как таковое, должно было бы иметь границу, было бы лишь множеством, т. е. чем-то неизвестно ограниченным; дабы оно было определенным квантом, для этого требуется сочетание «многих» воедино, благодаря чему они надеются тождественными с границей. Каждой — и постоянной, и дискретной — величиной как определенным числом по большому счету положена в ней только одна из двух сторон, которыми оно в полной мере выяснено и благодаря которым оно дано как число. Число имеется конкретно экстенсивное определенное количество, несложная определенность, эта по собственному существу как численность, но численность одной и той же единицы; определенное количество превосходно от числа только тем, что определенность в числе очевидно положена как множественность.

2. Выяснить при помощи числа, насколько велико что-то, возможно, не устанавливая отличия его от чего-то другого, владеющего величиной, в противном случае для определенности его требовались бы оно само и что-то второе, владеющее величиной; оно в этом не испытывает недостаток вследствие того что определенность величины имеется по большому счету для-себя-определенная, равнодушная, легко с собой соотнесенная граница, а в числе она положена как заключенная в для-себя-сущее «одно», и имеет наружность, соотношение-с-иным, в самой себя. Потом, это присущее самой границе «очень многое», как «очень многое» по большому счету, не есть что-то неравное в себя, а имеется что-то постоянное. Каждое из «многих» имеется то же самое, что иное; исходя из этого оно как вне-приятель-приятеля-сущее либо дискретное «очень многое» не образовывает определенности, как такой. Это «очень многое», значит, сливается само по себе в собственную непрерывность и делается несложным единством. — Численность имеется только момент числа, но как множество числовых «одних» оно не образовывает определенности числа, а эти «одни» как равнодушные, внешние себе сняты в возвращенности числа в себя. Наружность, составлявшая «одни» во множестве, исчезает в «одном» как соотношении числа с самим собой.

Граница определенного количества, которое как экстенсивное имело собственную налично сущую определенность в виде внешней самой себе численности, переходит, следовательно, в несложную определенность. В этом несложном определении границы оно интенсивная величина; и граница, либо определенность, которая тождественна с определенным числом, сейчас так и положена как простое; это градус.

Градус, следовательно, имеется определенная величина, определенное количество, но не есть вместе с тем множество (Menge) либо большое количество [«одних»] в самого себя; он лишь некая многость (Mehrheit), причем многость имеется «очень многое», сведенное в простое определение, наличное бытие, возвратившееся в для-себя-бытие. Его определенность должна быть, действительно, выражена некоторым числом как полной определенностью определенного количества, но она дана не как численность, а просто, лишь как градус. В то время, когда говорят о десяти, двадцати градусах, как раз определенное количество, имеющее столько градусов, имеется десятый, двадцатый градус, а не сумма и численность этих градусов, — при таких условиях оно было бы экстенсивным числом, — а оно только один градус: десятый, двадцатый градус. Он содержит определенность, заключающуюся в численности «десять», «двадцать», но не содержит их как «многие», а имеется число как снятая численность, как несложная определенность.

3. В числе определенное количество положено в собственной полной определенности; а как интенсивное определенное количество (которое имеется для-себя-бытие числа) определенное количество положено таким, каково оно по собственному понятию, либо в себе. В частности, та форма соотношения с собой, которую оно имеет в градусе, имеется одновременно с этим его внешнее-себе-бытие. Число как экстенсивное определенное количество имеется числовая множественность и имеет так наружность в себя; эта последняя, как «очень многое» по большому счету, сливается в неразличимость и снимает себя в числовом «одном» (in dem Eins der Zahl), в соотношении числа с самим собой. Но определенное количество имеет собственную определенность в виде численности; оно, как было указано выше, содержит ее, не смотря на то, что она уже не положена в нем. Так, градус, что, как простой в самого себя, уже не имеет этого внешнего инобытия в себя, имеет его вовне себя и соотносится с ним как со своей определенностью. Внешняя ему множественность образовывает определенность той несложной границы, которая он имеется сам по себе. То, что численность, потому, что в экстенсивном определенном количестве она должна была пребывать в числа, сняла себя в том месте, — это определяется, следовательно, так, что она положена вне числа. Так как число положено как «одно», как рефлектированное в себя соотношение с самим собой, то оно исключает из себя внешний характер и безразличие численности и имеется соотношение с собой как соотношение через само себя с чем-то внешним.

В градусе определенное количество имеет соответствующую собственному понятию действительность. Безразличие определенности образовывает его уровень качества, т. е. определенность, которая в самой себе дана как внешняя себе определенность. — В соответствии с этому градус имеется несложная определенность величины среди некоего множества таких интенсивностей, каковые разны и любая из которых имеется только простое соотношение с самим собой, но каковые одновременно с этим находятся в сущностном соотношении между собой, так что любая имеет собственную определенность в данной непрерывности с другими. Это соотношение градусов через самих себя со своим иным делает нисхождение и восхождение по шкале градусов постоянным процессом, течением, которое имеется непрерывающееся, неделимое изменение. Каждое из многих, различаемых в этом [процессе], не отделено от вторых, а имеет собственную определенность (какое количество) лишь в них. Как соотносящееся с собой определение величины любой из градусов равнодушен к вторым; но он в такой же мере и соотнесен в себе с данной наружностью; то, что? он имеется, он имеется лишь при помощи нее; его соотношение с собой имеется небезразличное соотношение с внешним, имеет в этом соотношении собственный уровень качества.

Обществознание 11 класс .развитие и Экономический рост


Также читать:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: