В.к.зарецкий (москва, мгппу).

ТВОРЧЕСТВО. РЕФЛЕКСИЯ. САМООПРЕДЕЛЕНИЕ.

Предмет доклада – попытка осмыслить логику перемещения, которая стала причиной постановке неприятностей, традиционно изучаемых философией и экзистенциальной психологией, — неприятностей поиска смысла, встречи с собственными сокровищами, свободы самоосуществления и др.

В наименование доклада вынесены три слова, одно из которых имеется во всех языках с древних времен (творчество). Второе слово (рефлексия) – только в последние три десятилетия перешло из разряда практически не употребляемых философских терминов сперва в психологию, а после этого и в широкую практику, став элементом бытового языка. Третье слово (самоопределение) показалось совсем сравнительно не так давно (не смотря на то, что слов с корнем «само» в психологии очень много, «самоопределения» среди них не было). Что связывает эти три слова и из-за чего они вынесены в наименование? Какую действительность нереально «схватить» (одно из первых значений глагола «творить»), не разрабатывая этих предметов? Какое значение их разработка имеет на данный момент? На эти три вопроса я попытаюсь ответить в ходе осмысления логики собственного перемещения, осуществляемого сперва в плоскости отвлечённых научных изучений творческого мышления, а после этого — в практике организации решения проблем в разных сферах людской деятельности.

Сперва был вопрос «как?» — как оказать помощь человеку, столкнувшемуся с задачей, требующей творческих упрочнений для ее решения. То, что началом был как раз вопрос «как сделать что-то», принципиально важно выделить, потому, что это нетипичный вопрос для хорошей науки. Хорошая наука ищет ответ на вопрос «что такое» либо «как что-то устроено» (каков механизм явления). Вопрос «как сделать» — практический и в этом смысле для науки «не хороший».

Вопрос «как?» — я превосходно отдаю себе в этом отчет – был навеян идеей храбреца повести Михаила Анчарова «Сода-солнце», что верил, что творчество в то время, когда–то станет совсем естественным для человека процессом, неотъемлемым атрибутом обыденной жизни. Храбрец сам творил и повести, и искал средства, как оказать помощь вторым решать творческие неприятности, демонстрировал пример другого типа мышления. Действительно, в чем данный второй тип содержится, ответа в повести мы не отыщем. Но нарисованная в повести возможность притягивала и выяснила область моих заинтересованностей, тесно связав практику и науку в «неклассическое» единство.

Что же изменяется, в то время, когда вместо вопроса «что такое» задается вопрос «как сделать»?

В рамках вопроса «как» мы, во-первых, оказываемся от претензии на истину (для хорошей науки это смертельно); во-вторых, механизм строится, а не раскрывается; в-третьих, возможно по большому счету не задаваться вопросом о механизме, а сосредоточиться на условиях, при которых искомый процесс появляется. Позиция ученого-биолога сменяется позицией садовника.: биолог может все растолковать, но это не свидетельствует, что он сможет вырастить растение. Садовник может не знать, что происходит в растения, но наряду с этим мочь создавать условия для его развития и роста.

В рамках сложившейся в психологии традиции изучений творческого мышления ключ к открытию механизмов творчества в объяснении феномена инсайта. Растолковав инсайт, можно понять механизм творческого процесса, а, следовательно (это было принципиально важно для меня), возможно ответить и на вопрос, как оказать помощь человеку решать творческие задачи.

Логика изучения (В.К.Зарецкий, 1975) была следующей: 1) воспользоваться классическим для психологии мышления материалом – творческие задачи; 2) применять классический для психологии мышления способ – «думание вслух»; 3)сравнить процесс, приводящий к успешному ответу творческой задачи с процессом, что к успешному ответу не приводит; 4) постараться отыскать закономерности, по которым возможно делать выводы о качественных различиях в организации мышления, приводящего к успеху, от мышления, не приводящего к творческому результату. Теоретическим инструментом анализа стала схема деятельностного – четырехуровневого – представления мышления, в которую были включены его рефлексивный и личностный нюансы (И.Н.Семенов, 1976).

Феномен инсайта взял объяснение через рефлексию. Инсайту предшествует выход в рефлексию, либо такое изменение организации мышления, в структуре которой начинает господствовать рефлексия. Благодаря рефлексии человек обретает свободу от тех стереотипов, каковые сковывали мышление и направляли его по неверному пути, обретает над ними власть и, сделав их предметом работы собственной мысли, выясняется талантливым их поменять.

Личностный
Рефлексивный
Предметный

Операциональный

Блокада Озарение

I этап. Исчерпывание Средств II этап. Перемещение в блокаде III этап. Реализация принципа ответа

Рис.1. Динамика уровневой организации мышления

при успешном ответе творческой задачи.

Коротко поясним, как начинается процесс ответа творческой задачи при хорошего и отрицательного финала.

Как видно из схемы на начальной стадии, в то время, когда реализуются неадекватные основания, происходит нарастание проблемности обстановки впредь до блокады содержательного перемещения, в то время, когда все субъективно дешёвые средства оказываются исчерпанными. На втором этапе осуществляется перемещение в блокады, которое может завершиться озарением, другими словами неожиданным усмотрением принципа верного ответа задачи. На третьем этапе реализуется принцип верного ответа. Границами между этапами являются два поворотных момента: озарение и блокада (рис. 1).

Главным, с позиций успешности ответа задачи и происходящих процессов развития в проблемной обстановке, есть второй этап — перемещение в блокады /Зарецкий, Холмогорова, 1982/. Блокада свидетельствует невозможность предстоящего предметно-операционального перемещения в силу исчерпанности соответствующих средств. Исходя из этого перемещение естественным образом как бы выталкивается в рефлексивно-личностную сферу, потому, что другие каналы выясняются закрытыми. Связывая с рефлексией функцию пересмотра и осознания оснований поиска (средств, способов действия), мы фиксируем, что в ситуации блокады происходит смена главных уровней и преимущественное перемещение осуществляется на рефлексивном и личностном уровнях.

Сердцевиной процесса есть отказ от ошибочных оснований, структурирующих проблемную обстановку, задающих таковой ракурс видения, при которой она думается неразрешимой, и переход к видению обстановки с другой позиции. До тех пор до тех пор пока данный акт перехода совершить не удается, результатом поисков являются ошибочные ответы.

Подобно этому и опытная творческая деятельность (а также проектная работа в социальной сфере), которая, осуществляясь в определенной культуре, возможно представлена как процесс создания новых норм методом преодоления сложившихся. Неадекватная норма, выступающая в качестве основания поиска ответа, оказывается внутренним препятствием на пути к нему, ведет к ошибочному ответу и к тупику.

Так между рефлексией и творчеством появилась прочная сообщение: рефлексия есть составной частью механизма творчества.

Вооруженные этим понятием мы обратились к практике. Было заманчиво попытаться воспользоваться понятием об этом механизме для организации процесса ответа настоящих неприятностей. Происходящая в СССР перестройка предоставила для этого массу возможностей. Как раз в это время слово «неприятность» делается одним из самый обширно употребляемых в бытовом языке. А за этим входит в слово и обиход рефлексия.

Траекторию вхождения слова рефлексия в обыденный язык предсказал Никита Глебович Алексеев, в то время, когда приступил к чтению первого спецкурса по рефлексии на факультете психологии МГУ во второй половине 70-ых годов двадцатого века (Алексеев, 2000). На первой же лекции он заявил, что потребность в понятии «рефлексия» и, следовательно, частота его потребления, будут возрастать по экспоненте, и «лет через двадцать это слово уже возможно будет услышать везде». Траекторию Никита Глебович предсказал совершенно верно – совершил ошибку в сроках. Слово рефлексия стало общеупотребительным значительно раньше.

Период перестройки – это очень много неприятностей, широчайшее поле возможностей, не ограниченная фактически ничем свобода творчества. И на протяжении творческой деятельности, вооруженной рефлексией, стали появляться образцы ответа разных неприятностей. Сперва эти образцы появлялись в голове, но предназначались они для реализации в практике. Лексикон пополнился словом «проект». Имеется неприятность – нужен проект. Дабы создать проект, нужна команда, которая может трудиться творчески, дабы отыскать решение проблемы. Во всех сферах появляется «проектная деятельность», которая выходит за рамки «технического творчества».

Но в этом, казалось бы, стройном и ровном рассуждении, имеется одна неточность, вернее, неясность. Откуда берется неприятность? Да. Возможно представить себя в океане неприятностей. Но так как многие не имеют к нам никакого отношения. Из-за чего что-то из этого «океана» внезапно делается проблемой? Как это «что-то» делается моей проблемой? Появляется вопрос: кто, как и из-за чего как раз так ставит проблему.

Так мы приходим к «самоопределению».

В практике организации проектной деятельности понятие самоопределения прочертило собственную траекторию. Первоначально под самоопределением понималось нахождение собственного места (собственной позиции) в деятельности, наряду с этим сами позиции были предзаданы, потому, что деятельность понималась как некоторый универсум.

Самоопределение как обнаружение собственного места вне меня существующей деятельности (осознанная необходимость?), наряду с этим деятельность описывается схемой «цель-средство-результат».

Ключевой смысловой переход от определения позиции извне к детерминации изнутри (самоопределению в буквальном смысле слова) осуществлен при помощи все той же рефлексии. Схематизм, при помощи которого два века описывается людская деятельность, преодолен в рефлексии на одной из организационно-деятельностных игр (Н.Г.Алексеев). Оказывается для планирования, проектирования, организации деятельности возможно использована не меньше плодотворно и вторая схема: «план-реализация-рефлексия». Тогда деятельность предстает не как процесс успехи цели, а как процесс постоянного «замысливания-реализации-рефлексии», т.е. изменения и развития плана на протяжении реализации, — процесс, в котором итог отходит на второй план, кроме того не присутствуя в схеме в виде ее компонента.

Но в чем же тогда суть таковой деятельности, если она не предусматривает успехи конкретной цели?

Тут мы уже совсем близко подходим к экзистенциальной проблематике. Да и слово «суть» уже показалось.

Самоопределение, если оно случилось, наполняет обстановку, деятельность и позицию человека, новым смыслом. Тут весьма подходит образ, приведенный В.Франклом: какое количество;Жизнь человека приводится в порядок его смысловой ориентацией, подобно железным опилкам в магнитном поле. Так, поле напряжения появляется в это же время, что человек делает, и тем, что он обязан делать. В этом поле действует, как я ее именую, экзистенциальная динамика. Эта динамика, скорее тянет человека, чем толкает, вместо подчинения смыслу он решает, обязана ли его жизнь организовываться важными требованиями смысла его существования… Человеку необходимо показать и реализовать данный суть. (Франкл, 2000, с.30).

Обратите внимание на слово обязан, которое употребляет Франкл в этом высказывании. В момент самоопределения человек свободен всецело и ориентируется на собственный желание, на образ желаемого им будущего. В то время, когда самоопределение случилось, он оказывается связанным взятой на себя серьезностью, и в собственной деятельности обязан направляться логике принятого им самим решения.

Начало проектной деятельности – неудовлетворенность чем-то.

Неприятность – фиксация разрыва между желаемым и настоящим и постановка вопроса о том, КАК данный разрыв преодолеть.

Проект – ответ в мысли на данный вопрос.

Потом направляться практика.

Так, главным, задающим направление всей предстоящей деятельности делается процесс постановки неприятности. А вдруг это разрыв между желаемым и настоящим, тогда все определяется тем, что человек захотел.

И тут оказывается два варианта. Или «желаемое» находится в слое культурно-проблем и экзистенциальных ценностей, или – в слое социальных благ и подвернувшихся возможностей их обретения: «быть либо иметь» (Майстер Экхарт)…

Анализ способов самоопределения людей, осуществляющих проектную деятельность, т.е. решающих творческие неприятности, стал причиной схеме смысловых пространств самоопределения, обрисовывающей типы самоопределения, типы активности (слово «деятельность», как ни необычно, тут уже не подходит), разворачивающейся в рамках того либо иного типа самоопределения, и типов рефлексии, на протяжении которой происходит (либо не происходит) смена типа самоопределения (В.К.Зарецкий, 1993).

Смысловые пространства самоопределения Тип жизненной активности Схемы описания жизненной активности рефлексивные механизмы и Способы самоопределения
Экзистенциальное Деяния Сокровище – — путь – — ответственность Чувство себя носителем сокровища
Рефлексия бытия
Культурное Дело План – — реализация – — рефлексия Установление ограничений
Рефлексия деятельности
Социальное Деятельность Цель – — средство – — итог Анализ последствий
Рефлексия действий
Ситуативное Воздействие Ориентировка- — выполнение – — контроль Оценка результатов

Рис. 8. Концептуальная схема смысловых способов и пространств самоопределения /В.К.Зарецкий, 1999/. Стрелки, идущие вверх иллюстрируют рефлексивные переходы из одного смыслового пространства в второе. Стрелки, идущие вниз, иллюстрируют шаги реализации сокровища в деятельности.

Схема обрисовывает два главных метода самоопределения, имеющих решающие последствия для всей последующей проектной деятельности. Социально-ситуативное самоопределение осуществляется по сиюминутным пользам, каковые предоставляет обстановка. С этической точки зрения, таковой метод самоопределения, является использованием других людей и ситуации, как средств успехи собственных личных (быть может, в полной мере добропорядочных) целей. Для продолжения таковой деятельности нужен внешний источник питания, потому, что у нее отсутствует внутренний смысловой стержень. Суть лежит во вне: я это делаю, по причине того, что мне это необходимо для другого. Сама деятельность разворачивается по схеме цель — средство — итог. В то время, когда цель достигнута, самоопределение будет происходить заново. И не факт, что в новой обстановке деятельность не купит иную направленность.

Второй метод самоопределения — культурно-ценностной либо культурно-экзистенциальный. В этом случае человек на протяжении самоопределения поднимается над социальными проблемами и ситуативными выгодами, коих большое количество неизменно. Он задает тот самый вопрос: какой суть может иметь эта деятельность для меня, какое отношение имею я к этим проблемам?.

Самоопределение, осуществляемое по жизненному смыслу обстановки, — более глубочайший и как следует другой процесс. Тут принимается жизненное ответ: либо я этим занимаюсь и тем самым принимаю на себя полную ответственность за то, что происходит, либо же я, осознавая, что без моего участия, эта неприятность не будет решена, однако, откажусь от принятия данной ответственности.

В культурно-ценностном самоопределении включается воля к смыслу, о которой пишет В.Франкл. Человек может замечательно осознавать, что в социальном замысле он не извлечет польз из собственного самоопределения, что взяться за это дело свидетельствует взвалить на себя крест, что нужно будет нести по судьбе до конца. Но глубина смысла, осознание возможности наполнить собственную деятельность новым содержанием, результатом которой возможно ответ острейшей культурной неприятности, побуждает снова и снова возвращаться к мысли о том, что этим хочется заниматься. Привлекательным делается не прагматический итог, а сам процесс осуществления деятельности, ее смысловая наполненность. На протяжении культурно-ценностного самоопределения человек, говоря словами В.Франкла, вверяет себя чему-то, что выше него, делу, более великому, чем он сам» (В.Франкл, 2000, с. 18). Карл Ясперс выразил эту идея следующим образом: Что представляет собой человек, каким он делается, зависит, в конечном счете, от дела, которое он сделал своим собственным (цит. по Франклу, 2000, с.18).

Не просто так Ясперс употребляет слово дело, а не деятельность применительно к данному методу самоопределения. Дело — то, чему человек предан по судьбе, то, что выше, больше него, дольше, чем его жизнь. У дела имеется предшественники и продолжатели. Оно имеет историю. Культурные неприятности решаются годами, десятилетиями, столетиями. У тех, кто включен в данный процесс — общее дело, неспециализированный суть. Жизнь, так, делается воплощением этого смысла, методом утверждения собственного видения мира, собственного понимания хороша, собственной ценности.

В случае если социально-ситуативное самоопределение может осуществляться мгновенно — ровно за то время, которое нужно для понимания собственной пользы, то процесс культурно-ценностного самоопределения может осуществляться днями, месяцами а также годами. Особенность проектных семинаров в том, что время в их ходе течет существенно стремительнее (это отмечают и сами участники, говоря, к примеру, что за три дня они сделали то, чего не могли сделать три года).

И, наконец, последний сюжет.

Процесс утверждения сокровищ в деятельности – это к какой области относится: к науке либо практике? – Разумеется к практике. Но в случае если практика содержится не в достижении конкретных целей, а в утверждении планов, за которыми стоит культурно-ценностное самоопределение, то как назвать
такую практику? Мы думаем, что это — нравственная практика – практика утверждения в деятельности экзистенциальных культурных норм и ценностей, практика удержания, сохранения, отстаивания, и для этого требующая развития и постоянного движения, потому, что план ни при каких обстоятельствах не реализуется в точности…

Так, рефлексия, нравственная практика и самоопределение преобразовываются в базисные понятия неклассической науки, которая ищет ответ на вопрос «как сделать». Неприятность творчества в рамках данной науки связана уже не только с решением проблемы, но и с самоопределением по отношению к данной проблеме, а, в конечном итоге, с осуществлением и разработкой собственного жизненного проекта.

Литература.

1. Алексеев Н.Г. Проектирование условий развития рефлексивного мышления. – Диссертация в виде научного доклада на соискание ученой степени профессора психологии . М., 2002. — 41 с.

2. Анчаров М. Сода-солнце: Фантаст. повесть // Фантастика, 1965: Альм. – М.: Дескать. гвардия, 1965. – С. 91-146.

3. Зарецкий В.К. Сравнительный анализ личного и коллективного ответа творческих задач. – Дипломная работа. Ф- психологии МГУ. 1975 г. (рукопись). — 51 с.

4. Зарецкий В.К. В случае если обстановка думается неразрешимой… (Учебное пособие) // М., Всесоюзный гуманитарный фонд им. А.С.Пушкина, ТПО «АХИЛЛ», 1991. — 48 с.

5. Зарецкий В.К. Исходные методологические представления о движущих силах саморазвития личности в образовательных совокупностях // Психолого-педагогические вопросы продвижения личности в многоуровневой совокупности обучения. — М. — 1993. — С. 6-16.

6. Зарецкий В.К. Культура самоопределения в воспитании творческой личности // Общероссийская научная конференция «Научно-методическое обеспечение развития высшего образования России» 21-22 апреля 1999 г. Тезисы докладов. Часть 1. М., НИИВО, 1999.

7. Зарецкий В.К., Холмогорова А.Б. Смысловая регуляция ответа творческих задач. – В кн.: Изучения неприятностей психологии творчества // М.: Наука, 1982. – С. 62-100.

8. Семенов И.Н. Опыт деятельностного подхода к экспериментально-психотерапевтическому изучению мышления на материале ответа творческих задач. — В кн. Методологические неприятности изучения деятельности // Труды ВНИИТЭ. Сер. Эргономика. Вып. 10. 1976. – С. 148-188.

9. Франкл В. Воля к смыслу.: Пер. с англ. М.: Апрель-Пресс; ЭКСМО-Пресс, 2000 (Сер. «Психотерапевтическая коллекция»).

10. Фромм Э. Иметь либо быть?: Пер. с англ. М.: Прогресс, 1990. – 336 с.

Два доклада об обучении детей с изюминками развития от Зарецкого В.К. и Гайкаловой А.И.


Также читать:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: